Газета «Республика Башкортостан»

Где искать самолёт Леваневского?

Возможно, мы стоим на пороге важного открытия

Автор: Вячеслав ЗАВЬЯЛОВ
версия для печати

05леваневский4


Разбирая газетный архив, мы обнаружили снимок, на котором узнали бывшего главного редактора нашей газеты (тогда «Советская Башкирия) Николая Петровича Каменева (третий справа) и еще совсем молодого, ныне известного российского писателя, Михаила Андреевича Чванова (крайний слева). Мы попросили Михаила Андреевича прокомментировать фотографию.

Неожиданно для нас из этой, казалось бы, обыденной ситуации родилась потрясающая история, о которой мы расскажем на страницах нескольких номеров «Республики Башкортостан». Сегодня — повествование Михаила Чванова.


Предыстория этого снимка такова. Ко мне через легендарного полярного летчика, одного из тех, кто еще высаживал папанинцев на Северный полюс, Валентина Ивановича Аккуратова, моего близкого друга и соратника по разгадке тайны шхуны «Святая Анна» экспедиции Георгия Брусилова, обратился один из папанинцев академик Е. К. Федоров с просьбой организовать экспедицию по поискам самолета Сигизмунда Леваневского, пропавшего без вести при перелете из СССР в США в августе 1937 года. Требовалось проверить две версии места гибели самолета: в Якутии, на высокогорном озере Себян-Кюель, и на Чукотке, под Магаданом, в глухой, малодоступной тайге в районе мыса Лисянского. Отказаться я не посмел, хотя дело это было сверхсложное во всех отношениях.


При личной встрече Евгений Константинович обещал всестороннюю помощь, но тяжелая болезнь в скором времени увела его в мир иной. Я попросил стать соруководителем экспедиции своего друга, уже тогда известного офтальмолога, мастера спорта по туризму Эрнста Мулдашева, с которым к тому времени прошли немало непростых дорог по местам малообитаемым. Экспедиция требовала участия в ней специалистов разного профиля, начиная с авиационных, и в то же время формировалась исключительно из добровольцев. Без поддержки прессы сделать это было невозможно. И тогда я обратился к двум изданиям с просьбой стать соучредителями экспедиции: к газете «Советская Башкирия», которую тогда возглавлял Николай Петрович Каменев, человек в своих решениях сверхосторожный, но в нашем случае без сомнений согласившийся на это; а вторым соучредителем согласилась стать газета «Советская Россия», тогда, несомненно, одна из самых честных и смелых (достаточно сказать, что она, орган ЦК КПСС, первой опубликовала добрую статью об умершем Владимире Высоцком).


Шел 1986 год. Рушилась страна, и до того ли вроде бы: искать человека, потерявшегося в Арктике почти полвека назад?! И вдруг огромный интерес к поиску, словно боль по сотням тысяч без вести пропавших в лагерях и спецпоселениях, миллионам погибших на полях Великой Отечественной войны сконцентрировалась на одном без вести пропавшем человеке. На нас обрушился шквал писем, в том числе с предложениями помощи. Мальчик Коля из Владивостока прислал шесть рублей, которые копил на велосипед, старый полярный радист из Жмеринки прислал шмат сала: «Ничего другого у меня нет». Словно всем потерявшим родных и близких будет легче, если найдут Леваневского. Значит, что-то изменилось во власти, если кого-то, пусть всего одного, ищут — и она этому не мешает.


Откликнулась вся страна. В результате в нашем подчинении оказался военно-транспортный Ан-12, выделенный знаменитым КБ Антонова. Мы могли летать без расписаний, садиться на любые аэродромы, которые экипаж посчитает пригодными для посадки — достаточно было заявить режим испытательного полета. Потому, кстати, однажды случился переполох в оленеводческом поселке Себян-Кюель, когда мы несколько раз на сверхнизкой высоте прошли над стиснутым горами озером, чтобы определить наиболее вероятный заход на вынужденную посадку на гладь озера самолета Леваневского. По одной из версий, самолет сбился с курса и оказался вместо Америки над Верхоянским хребтом.


В нашем распоряжении были подводная телекамера, большая редкость тогда, снятая с научно-исследовательского судна «Витязь», и специалисты из Москвы, Запорожья, Крыма, Якутска.


Увы, не удалось попасть на прием к командующему ВМФ СССР адмиралу Чернавину по поводу глубоководных водолазов из частей специального назначения. Однако зная, что он имеет дачу в писательском Переделкино и по вечерам делает по его тихим улицам пробежку, я однажды пристроился к нему. Вопрос был решен, но мы потом отказались от этой весьма опасной затеи, потому что «самолет», очертания которого так четко прорисовал гидролокатор, оказался выходом скальных пород.


Десять суток в щиплющем горло и глаза из-за лесных пожаров мареве, в дождь и в снег бороздили мы озеро кругами и крест-накрест, и снова кругами с эхолотом, магнитометром и телекамерой над 90-метровой глубиной и снова и снова выходили на этот «самолет». И раньше у специалистов были сомнения на этот счет, но слишком уж маловероятно было: ты ищешь самолет, и природа тебе подсовывает объект, так похожий именно на него. По теории вероятности это почти невозможно, это один случай из многих тысяч, а может, даже миллионов, и надо же — именно его нам и подсунула природа.


На следующий год мы разделились. Одна группа под руководством Э. Мулдашева снова вылетела на озеро Себян-Кюель. А мы со Славой Поляниным полетели в Охотск в надежде оттуда «заброситься» вертолетом на Аварийную сопку в районе мыса Лисянского. Именно там, как мне сообщил В. И. Аккуратов, какой-то вертолетчик предыдущей весной на одной из сопок обнаружил вытаявшее из-под снега крыло большого самолета явно тридцатых годов. Но из-за глубокого снега он не смог определить тип самолета.


Этим вертолетчиком оказался Николай Балдин, который за несколько лет до этого, высадив нас с мастером спорта по туризму Альбертом Мурзагуловым в верховьях Охоты, на обратном пути попал в заряд пурги и врезался в скалы у перевала Рыжего в горном узле Сунтар-Хаята. Его и экипаж нашли только на пятые сутки: Николай при аварии сломал руку и ногу, подхватив к тому же крупозное воспаление легких.


Его жена, Ольга, узнав о моем прилете, втайне от Николая встретила нас в аэропорту и со слезами на глазах уговаривала меня сделать все, чтобы мне дали другой экипаж. Как она мне объяснила: «Ты опять куда-нибудь его затянешь в нарушение всяких инструкций».


Командир авиаотряда удивился, что я отказываюсь от лучшего экипажа: «У меня всего два пилота, имеющих допуск к ночным полетам в горах, а за день вы оттуда не вернетесь».


В последний момент Николай, тайком от жены, уже пассажиром заскочил в вертолет, который с залитыми под пробку дополнительными баками горючего пошел на север. Вертолет, кстати, должен был уйти еще дальше, в лагерь геодезистов, у которых уже больше месяца молчит рация. А у нас было два варианта. Первый: мы за три-четыре часа выясним, что это за самолет, и на обратном пути вертолет нас забирает. И второй (на этот случай у меня в кармане лежал запечатанный пакет): по окончании работы выходим через горящую тайгу и гудящие мошкой и комарами болота к океану, где я распечатываю пакет и условным кодом сигнальных ракет даю о нас знать патрульным пограничным вертолетам.


Но уже через час мы знали, что это...

Полный материал читайте в печатной версии газеты или PDF-формате.

Опубликовано: 05.02.15 (11:57) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Cоциум
  «Молодцы! У вас все получается».  

Написать комментарий


AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • В Уфе проходит форум строительства и ЖКХ
  • Радий Хабиров провёл совещание по обеспечению безопасности на Международных детских играх и в майские праздники
  • Мисс Башкортостана 2019

Вернуться