Газета «Республика Башкортостан»

Бабушка-студентка

Гранит наук грызть проще, когда дети стали взрослыми

Понятно, с кого малые внуки берут пример, когда ликующе заявляют: «Мин башкорт! Во!».
Понятно, с кого малые внуки берут пример, когда ликующе заявляют: «Мин башкорт! Во!».
версия для печати
Понятно, с кого малые внуки берут пример, когда ликующе заявляют: «Мин башкорт! Во!».

Несбывшаяся детская мечта может осуществиться, когда на счету уже шесть детей и девять внуков.


А что такого странного? Как раз: и опыт имеется, и сил еще достаточно, и время легче выкроить на занятия по душе. Но вот об этом как раз и не помышляла Гульсина Тимергалеевна Каразбаева, когда, прогуливаясь по улицам Салавата, остановилась перед зданием с табличкой «Салаватский музыкальный колледж». Сразу вспомнила, как мечтала в детстве об учебе в музыкальной школе. Однако не сложилось.

И все равно без музыки не мыслила себя. Она украшала радость и укрощала горе. Благодаря ей смогла выжить даже после смерти младшего сына. Помогала она и находить силы, когда взяла в семью трех осиротевших мальчишек. Да еще своих трое. Плюс муж... Вот и получается — «Белоснежка и семь гномов». Только Белоснежке до нашей героини ох как далеко — по многим показателям.


С раннего детства сцена у Гульсины вызывала священный трепет. К пятому классу она уже довольно прочно обосновалась на ней — ни одно мероприятие в школе не проходило без ее искрометных выступлений. Она смущенно признается, что всегда завидовала тем, кто имел красивый, сильный голос. Хотя и самой-то грех жаловаться! И без музыкального образования не только великолепно поет, но и на инструментах спокойно играет, подбирая мелодии на слух. Свирель, кубыз, мандолина, скрипка легко оживают в ее руках и послушно выдают поистине волшебные звуки. Иначе чем объяснить то, что дети на фоне разнообразных соблазнов нашего времени выбирают участие в башкирском фольклорном вокально-инструментальном ансамбле «Аманат», которым она руководит уже много лет в городском дворце культуры города Мелеуза. Причем за детьми потянулись и взрослые! Сейчас в коллективе около 30 человек. Гульсина учит ребят играть на музыкальных инструментах. Участники не только играют и поют, но и танцуют. Ансамбль — разножанровый. И собственные сыновья тоже не остались в стороне. Альберт, например, на свирели такие трели выдает, что дрогнет самая ожесточенная душа. А теперь уже и старшие внуки подросли, тоже страстью к вокалу прониклись. Оказалось, что и младшие к этому делу неравнодушны. Салавату хоть и два годика всего, а уже подпевает с серьезным видом: «Ай-хай, Гульназире…» И еще не упускает случая ликующе заявить: «Мин башкорт! Во!». И проиллюстрировать объявление соответствующим жестом — сжатым кулачком с оттопыренным кверху большим пальцем, что означает «лучше быть не может»!


За ночь к конкурсу подготовиться для Каразбаевых не проблема. В 2009 году взяли Гран-при на районном конкурсе среди опекунских семей. И срочно надо было выезжать на республиканский. Ночь напролет разучивали всем семейством песню, наутро исполнили и были удостоены второго места по республике. Как говорится, они всегда готовы на любую авантюру, только если она не противозаконна и не угрожает жизни и здоровью детей.


Сами легкие на подъем, Каразбаевы и друзей подбирают таких же. Впрочем, скорее они прибиваются к ним. Сейчас, когда бодрость духа не очень-то в моде, к человеку, излучающему позитив, люди тянутся, как мотыльки на свет. А тут целая семья, скуке не подвластная… В общем, у одного из друзей имеется «пазик». Загружаются в него до отказа и отправляются путешествовать. Все пещеры Урала — Поволжья — Башкирии облазили. Когда два сына служили в армии в Пензе, маршрут составляли так, чтобы и к ним можно было завернуть. Сослуживцы зависти скрыть не могли: такой веселой гурьбой никого из них не навещали.


Недалеко от Мелеуза есть гора Кунгак, в 1812 году у ее подножия собиралось войско, которое отправлялось на войну с армией Наполеона. Теперь каждый год в ночь на первое воскресенье июня здесь проходит праздник в память о башкирских воинах. Все члены семьи Каразбаевых — неизменные участники этих торжеств и обязательно совершают восхождение на гору. А Гульсина Тимергалеевна посвятила этому событию литературно-музыкальную композицию «От Кунгака до Парижа».


На вопрос, как удается в одиночку справляться с целой ордой мужчин (ведь многие одного мужа «построить» не могут — а ваши все и поют, и пляшут, и по горам, и по пещерам за вами поспевают), Гульсина отвечает:


— Легко. Никто никого ни к чему не принуждает. Они ж не только пляшут, но и пашут будь здоров! В большой семье дети всегда работящими растут. Мои с пяти лет по улицам-то особенно не бегали — на огороде работали. Брат у меня — фермер. Давал возможность нам заработать. Детей мы стараемся не ругать никогда. Да на ругань у нас особенно времени нет. В лучшем случае — объясняем, разбираем ситуацию, пытаемся вместе найти выход. Главное, чтобы они знали: родители — всегда за них, даже если случается ошибиться. Ведь от ошибок ни один взрослый не застрахован, а тут — дети, только учатся жить. Им поддержка нужна. А если ее нет в семье, они будут искать союзников на стороне. И неизвестно кого и что найдут!


Муж Наиль Хибатович тоже скучать не любит. Работает по вахтам на Севере. Жене приходится зачастую решать в его отсутствие и многие неженские проблемы. Вот и возникает задачка на засыпку: отец — на Севере, у матери — своя «вахта», порой с утра до поздней ночи, в городском дворце культуры, как же мальчишки, за которыми нужен глаз да глаз, умудрились вырасти такими работящими и добропорядочными? Кто их воспитывал? И мать «засыпается», не знает, как решить задачку! Поразмыслив, рассуждает, словно оправдываясь:


— Как-то они всегда при деле находились. Важно ведь, чтобы не шалили, когда без присмотра остаются. А на глазах — пусть балуются. Мы им доверяли всегда. Они, наверное, это ценили. Не замечали, чтобы нас обманывали… Да и незачем вроде было… Ох, не знаю я этих премудростей педагогических! Просто вместе жили, работали, любили друг дружку.


Когда-то Наиль разглядел свою суженую издалека. Жил в доме напротив. Он — на третьем этаже. Она — на первом. Стоило Гульсине выйти на улицу, как вокруг нее принимался прыгать солнечный зайчик. Потом он перебрался в ее квартиру. Зайчик, разумеется. Так и прыгал, пока его хозяину повестка в армию не пришла. И тогда спрятал жених зеркальце и пришел сам с предложением… Вот и семья получилась у них такая, словно в солнечных бликах вся…


Лет тридцать прошло с тех пор. Казалось бы, пора и о заслуженном отдыхе подумать, а Гульсина в студентки подалась.


— Как же вас приняли?


— На ура! — веселится бабушка. — Директор как услышал о столь необычной просьбе, сразу сказал: «С удовольствием вас зачислим!». Вызвал подчиненных, дал им указание взять меня на бюджетной основе со свободным посещением.


— Ну и как, с учебой справляетесь?


Гульсина заливисто хохочет, признаваясь:


— Ужасно тяжело! Но как интересно! Так все хочется выучить! Жила бы прямо в колледже! Но работа… Куда ж от нее?

Опубликовано: 17.07.14 (11:23) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Cоциум
Благоустройство — одна из важнейших задач местной власти.   Уполномоченный при президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова вручила награды отличившимся семьям.  

Написать комментарий


AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • 
На площадках выставочного комплекса «ВДНХ-Экспо» проводятся 27-ая международная выставка «Газ. Нефть. Технологии»
  • В Уфе работает Российский нефтегазохимический форум
  • На выставке представлены картины женщин, которые не являются профессиональными художниками, а начали писать во время беременности или рождения ребенка. Всего для участия в проекте было прислано более 600 работ, из которых выбрали 212 картин.
  • "Музыка французских и башкирских композиторов", концерт

Вернуться