Газета «Республика Башкортостан»

Казак Войска Донского

Женщин из башкирского племени мин воровать боялись

Для донских казачков он уже давно свой.
Для донских казачков он уже давно свой.
версия для печати
Для донских казачков он уже давно свой.

Махмут Салимов — человек столь разносторонних интересов, что не перестаешь удивляться, слушая его рассказы о собственной жизни и об истории башкирского народа с весьма занимательными и мельчайшими подробностями. Уроженец Давлекановского района, сейчас он живет в Ростове-на-Дону. Подполковник Российской армии в девяностые годы проходил службу в Северо-Кавказском военном округе, где и вдосталь довелось понюхать пороху и хлебнуть лиха. После одной из командировок в зону осетино-ингушского конфликта попал в реанимационное отделение госпиталя имени Бурденко. Лечение и реабилитация растянулись на несколько лет. Тогда он начал писать рассказы. Сейчас считает себя башкирским казаком в составе Всевеликого войска донского.

— Махмут Бакирович, как вы оказались среди донских казаков?


— Все очень просто и логично. Башкиры были переведены в казачье сословие еще в 1798 году указом Павла I. Я башкир, а значит — казак. Мне кажется, помнить об этом в наше время особенно важно.


Мы с сыном вместе с донскими казаками не раз бывали на Бородинском поле. Впервые попали туда в 1992 году, мальчишке было тогда восемь лет. Именно там он получил первый наглядный урок истории. Увидел, что башкирские конники были участниками этого великого сражения, и понял, что мы принадлежим к народу-воину. И мне не пришлось прилагать усилий, чтобы вызвать у него интерес к истории нашего народа и своего рода.


— Насколько подробно вы знаете свою родословную?


— Моя бабушка Минлеханум перенесла много горя. Ее муж не вернулся с фронта. Сын и дочь умерли в послевоенные годы от неизвестной болезни. Сестра скончалась при родах и оставила ей четверых детей, которых она растила вместе с двумя своими дочками как родных. А всего на войне погибло восемнадцать ее родственников. И она говорила, что из-за этого почти исчез наш род калмык из племени минцев.


Из поколения в поколение передается легенда о том, что род берет начало от калмыцкого мальчика, которого привез из далеких степей башкирский воин по имени Абдулкадир. Он нашел его на берегу Аральского моря в детской колыбельке, щедро украшенной накладными золотыми драконами. Говорили, что мальчик был из ханского рода…


Его назвали именем Ходайбирде, что означает «подарок Всевышнего». А детская колыбель хранилась в местной мечети вплоть до Гражданской войны, пока отряд каких-то голодранцев не разграбил ее. С колыбельки сорвали украшения и бросили ее на улице. Мой отец подобрал, наладил, и в ней росли его дети.


Продолжение этой легенды открылось для меня совсем случайно. Спустя много лет, работая над архивными материалами о службе башкирских казаков, я наткнулся на записи отца Иакинфа Бичурина. И там нашлось подтверждение тех событий.


— Вы и родословную изучали в архиве?


— Нет, в основном мне мама рассказывала. Помню, в детстве она вязала и говорила, а я слушал. И как-то раз заметил, что родинки на ее лице расположены симметрично с двух сторон от носа. Тогда она пояснила, что это не родинки, а метки, которые называются «мин». В старину считали, что имя с приставкой «мин» и метки на лице оберегают людей от разных несчастий, сглаза, болезней, порчи. И я понял, почему у многих моих родственников имена начинались с приставки «мин». А девушек с такими метками не осмеливались красть, боясь мести сородичей. Проколы на лице им делали раскаленными спицами, это было очень больно, но всегда почиталось как большое событие. Взрослые дарили подарки: платья, платки, сафьяновые сапожки. Самыми ценными считались серебряные подвески для кос — сулпы. Эти старинные украшения передавались по женской линии из поколения в поколение.


Знаю свою родословную до двенадцатого колена и границы наших родовых земельных владений в Чишминском районе — документы сохранились в архиве. Все жили очень просто, имели крепкое хозяйство.


Казак — значит служивый человек Российской империи. И предки мои все служили.


— Отец ваш тоже из казаков?


— Если судить по отношению к военной службе — да. Капитан в отставке Бакир Салимов закончил Сызранское пехотное училище накануне войны. Принимал участие в финской, а во время Великой Отечественной воевал в составе 13-й гвардейской дивизии, которой командовал легендарный генерал Родимцев. Начал войну командиром взвода — закончил командиром батальона. Был ранен в Сталинграде, но не согласился эвакуироваться на другой берег и не оставил своих солдат. Под Курском летом 1943 года отец получил тяжелое ранение и его демобилизовали по инвалидности. У него много наград. Самые главные — два ордена Красной Звезды. Первым награжден за финскую войну, вторым — за оборону Сталинграда.


Дед мой германскую прошел в чине офицера. В тридцатые годы был раскулачен, арестован, но потом реабилитировали. Учли, что в Гражданскую войну за красных воевал. А потом он раскаялся в этом, сказал перед смертью: «Зря мы золотые погоны срывали с себя и с других!» Все это вместе оказало на меня огромное влияние, и еще в детстве я решил стать военным. Но долго не решался рассказать маме о своей мечте. Дело в том, что я в семье младший и, согласно обычаю, должен заботиться о родителях. Четверо старших детей разъехались, и мне самой судьбой было определено остаться с мамой. Но она, когда узнала о моем намерении стать военным, всплакнула и неожиданно поддержала меня, за что я ей очень благодарен.


— Чувствуется, что у вас в семье к старшим относятся с особым почтением. Это тоже передается из поколения в поколение?


— Наверное… Но делается это как-то ненавязчиво, просто дети растут и понимают, что к родителям надо относиться только так. Это само собой разумеющиеся вещи. Когда мы были маленькими, принимали и родительскую ласку, и строгость, поскольку понимали, что все это делается для нашего блага, и имели к матери и отцу большое доверие. В семье младшие непременно должны чувствовать уважение к старшим, подчиняться им. А старшие — помогать младшим, защищать их. Тогда создается прекрасная семейная атмосфера.


— Вам никогда не приходилось жалеть о том, что стали военным? Ведь многое пришлось пережить и повидать, выполняя конституционный долг в зоне локальных конфликтов. Переоценка ценностей не произошла?


— После окончания Ростовского командно-инженерного училища я был распределен в Сибирский военный округ. Однажды вечером после боевого дежурства мы отдыхали в палатке, где истопником был рядовой Мкртчян, которого призвали из Нагорного Карабаха. И тогда за чаепитием он задал мне вопрос, который я потом часто вспоминал: «Товарищ старший лейтенант! Как вы думаете, война будет?» Я начал эмоционально рассуждать о несокрушимой боевой мощи нашей армии, о ракетных войсках стратегического назначения, в которых мы служим, и вдруг осекся на полуслове… увидел, что он так тревожно глядел на меня. Я спросил: «Мкртчян, а у тебя кто-нибудь воевал в Великую Отечественную?» Он тихо сказал: «Да, два моих дедушки не вернулись с войны». Мне вспомнилось, как мой отец сказал когда-то, что Великая Отечественная — последняя война в нашей истории, ибо после такой страшной бойни люди просто не допустят никаких распрей. И что они воевали за то, чтобы больше не было войн. К сожалению, он ошибся…


Спустя какое-то время Мкртчян прислал мне письмо из Нагорного Карабаха, в котором писал, что он, директор школы, сидит в пустом и холодном кабинете, дети уже давно не ходят в школу, а перед ним лежит автомат, и он вынужден воевать. И никто ничего не может сделать, чтобы прекратить эту бессмысленную войну. Больше писем от него я не получал.


— А у вас случались такие моменты, когда было особенно страшно?


— У каждого из тех, кто воевал, они были. Один из самых чудовищных до сих пор стоит у меня перед глазами. Я находился на аэродроме и ранним туманным утром вышел на летное поле. И насколько хватало видимости, все было заставлено цинковыми гробами. В этот момент подъехали ребята на БТРе, начали разгружать: раненых — в одну сторону, убитых — в другую. Все это делали как-то машинально, будто без чувств и глаза у них были какие-то пустые, будто мертвые. Закончили работу, сами погрузились в БТР и опять умчались в бой.


— Вот к чему приводят безобидные, на первый взгляд, споры по идейным или национальным разногласиям. У вас в роду царил культ уважения и любви. Как вы считаете, можно его привить людям разных национальностей?


— Все эти так называемые споры вызывают недоумение у людей моего поколения, родившихся в шестидесятых и воспитанных, как раньше говорили, в духе интернационализма. Я по происхождению башкир, по воспитанию — российский офицер, и никак не могу понять, из-за чего происходили все эти локальные конфликты. Нам что, не хватало места на земле, воздуха, хлеба? За что мы воевали? Есть такая хорошая русская поговорка про то, что не стоит зарекаться от тюрьмы да от сумы. И как показала практика, от войны тоже нельзя зарекаться. Досадно мне, что отец воевал за то, чтобы не было больше войн, а вышло вон как… И все-таки я понимал, что конфликт на Кавказе при определенных условиях может перерасти в гражданскую войну. И мы обязаны были это предотвратить.

Опубликовано: 12.09.13 (10:40) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Cоциум
Жителям республики теперь не надо уезжать в федеральные центры: все виды высокотехнологичной помощи, какие существуют в кардиохирургии, можно получить у себя дома.   Фельдшер Светлана Михайлова считает медицину главной профессией на земле.  

Написать комментарий

прохожий2013-09-16 23:26:54
Постоянный читатель газеты "Республика Башкртостан" непременно отметит одно довольно странное обстоятельство: герои журналистких изысканий в большинстве своём имеют одну их всех объединяющую черту: они, как правило, пострадали от коммунистического режима, либо с ними проклятые партократы некую несправедливость творили, либо с отцами-дедами. А деды их,зачастую, были почему-то служителями культа и, понятное дело,представлялись жертвами красного террора, подвергались жестоким репрессиям, в обязательном порядке---раскулачивались, а то и вовсе лишались жизни...
Подобную картину пузырящегося пустого тщеславия являет нам и отставной полковник.Он,видишь ли, "казак"! И только потому, что пару сотен лет назад часть башкир была приписана к казачьему сословию! Но казачье состояние---не графское звание...на потомков не распространяется!То даже не этническая группа! В казаки нередко записывали обычных крестьян, тягловых людей...целыми деревнями...если назревала необходимость пополнения численности иррегулярных сторожевых сил...О том нам говорит история каждого казачьего войска... Не к лицу "настоящему полковнику" заниматься мифотворчеством...его реальная жизнь куда богаче событиями и интереснее для народа содержанием своим...фальшивое "казачество" не добавляет доблести человеку, а только вызывает недоверие ко всему тому, что делал он в вполне достойной жизни своей...пусть даже если протекала жизнь эта и в советские времена. Неверной представляется мне и редакционная политика, поощряющая эту ложь...какими бы благими намерениями она не возбуждалась...Не следует идти навстречу тщеславцам и болтунам... От того страдает правда, а значит--и сознание все нас, составляющих понятие народ..
стеснительный2013-09-16 14:18:55
Дед мучался от мысли, что воевал за красных, внук как бы стыдится, что был полковником Советской Армии. И только средний, сын царского офицера и отец советского (правда, сам герой повествования, считает себя "по воспитанию" российским офицером! Когда только успел пройти курсы этого воспитания в полковничьем звании), не проклинал себя за преданность коммунистической Родине, за службу ей. Сюжет для драмы в шекспировском духе!

AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • Выставка фотографий Аполлония Зираха «Чернобелая жизнь серебряного города».-
  • В Уфе прошли выборы председателя Уфимского федерального исследовательского центра РАН
  • Состязания соберут более 150 спортсменов со всех районов республики. Юноши от 10 до 16 лет, а также мужчины от 18 лет смогут побороться за звание лучшего в стенах спорткомплекса «Динамо».
  • К открытию центра ММА приурочен чемпионат и первенство Республики Башкортостан среди юношей по смешанному боевому единоборству ММА памяти дважды героя СССР Мусы Гареева.

Вернуться