Издательство «Республика Башкортостан»
  • 17.10.18  «Комендантский час» для детей перешел на зимнее время
  • 17.10.18  В Башкирии проходят массовые проверки водителей
  • 17.10.18  
  • 17.10.18   Радий Хабиров: Работу будем строить, основываясь на указах президента страны
  • 17.10.18  
  • 17.10.18  «Салават Юлаев» выиграл в Магнитогорске у "Металлурга" - 2:1
  • 17.10.18  Башкортостан взял гран-при «Золотой осени»

Золото «Бронзового века»

Известный журналист и писатель Иосиф Гальперин уверен, что печатное слово — бессмертно

Журналистика вполне способна выращивать талантливых людей.
Журналистика вполне способна выращивать талантливых людей.
версия для печати
Журналистика вполне способна выращивать талантливых людей.

Поэт, публицист, критик, редактор — и это все о нем, Иосифе Давидовиче Гальперине, известном мастере слова. Немного грустно читать о том, что свою новую книгу «Бронзовый век» — седьмую по счету — в Уфе презентует признанный московский писатель Иосиф Гальперин. Ведь до 90-го года жизнь и творчество Иосифа Давидовича были связаны с нашей столицей.


Не считая того, что его всегда острые, безупречно профессиональные публикации в «Ленинце», «Вечерней Уфе», «Уфимской неделе» становились предметом бурных дискуссий читающей публики, Иосиф Давидович так же увлеченно участвовал во всесоюзном соревновании КВН, будучи членом уфимской команды, был членом жюри фестивалей авторской песни и «Юморин», работал во Всесоюзном обществе охраны памятников, Социально-экологическом союзе, обществе «Мемориал» (уфимское отделение), Объединенном комитете общественных организаций. И каждая его книга становилась особым культурным событием, что, собственно, неудивительно. Ведь и в жизни, и на бумаге Иосиф Давидович — увлекательный и обаятельный собеседник, разносторонний и ироничный интеллектуал, которому не изменяет КВНовская закалка.


— Как вы пришли в журналистику?


— Вообще-то я никогда не хотел быть журналистом. Хотя бы потому, что знал, что это такое, от журналиста-отца. Я просто хотел писать, но писать книги, чего и добился к шестидесяти годам. Мы и писали все время чего-то там с моим другом Сашей Касымовым еще лет в 14 — 15. Причем Саша был юнкором «Ленинца», где мой папа состоял в заместителях главного редактора. И вот однажды в кинотеатре «Родина» встретил я журналистку Лилю Перцеву, завязался обычный разговор: о жизни, учебе. Учеба в школе № 3 меня в то время устраивала, а общественная жизнь — абсолютно нет: натужная, какая-то ненастоящая. Она провокационно спросила: «А ты можешь об этом написать?». — «А почему нет?» Сел и написал «Чашку кофе по-взрослому». Теперь представьте, я учусь в девятом классе, и в республиканской газете появляется статья о непрофессиональной, с точки зрения ученика, работе завуча по воспитательной работе и комсомольской организации. Мне поставили «три» по поведению за полгода, а старшеклассники пронесли меня на руках с первого этажа наверх. С этого все и началось. Весной 66-го года...


А летом мы с Сашей конкретно решили писать. Нам, как «профессионалам», дали задание осветить тему отдыха нашей советской молодежи, и мы отправились на танцплощадку. Результатом нашего похода стал фельетон «Танцбище». Мужика, организатора этого мероприятия, уволили. А потом какие только темы не приходили в голову: я был штурманом авторалли, не умея водить машину, баловался с тиграми в цирке, ездил на афганскую границу строить газопровод.


А был еще такой особый вид репортажа — утренний, придуманный Явдатом Хусаиновым. К шести утра, например, я шел на хлебзавод № 1, узнавал, как пекут хлеб. К девяти приходил в редакцию, а к 9.30 материал нужно было сдать. Чтобы успеть, иногда приходилось диктовать линотипистке.


— Иосиф Давидович, вы начинали свою журналистскую деятельность в период расцвета журналистики как центральной, так и башкирской. Что, на ваш взгляд, изменилось в этой сфере с тех пор? Чего не хватает, а что можно отнести к достоинствам современной «четвертой власти»?


— Советская журналистика была для нас заменой общественной жизни, также как литература в Советском Союзе брала на себя функции философии. Поэтому мы старались влезать во все сферы жизни, начиная от психологии и кончая социальными потрясениями. Мы старались каким-то образом связать людей. Хотя объединять их, по большому счету, должны не посторонние люди, а их реальные интересы, права. Мы брали на себя смелость быть публицистами, летописцами времени.
В журналистике тех времен был чрезвычайно развит эзопов язык. Ведь многое тогда нельзя было говорить напрямую. У меня был метод донести до читателя свою мысль: я повторял ее трижды, но разными словами. Когда цензор «просекал» ее в одном месте и вычеркивал, я страдальчески говорил: «Ну, ты убил самое главное!». Цензор был доволен своей бдительностью, а я — тем, что эта же мысль осталась в тексте, но уже высказанная по-другому.


Сейчас функции связи разных социальных слоев берет на себя электронная пресса. Развлекает людей телевидение, интернет.


А современный журналист должен уметь спрашивать, выдвигать свои предположения и гипотезы, проверять их через общество и на этом строить свои статьи.


В силу своей массовости и доступности журналистика не может быть рассчитана только на талантливых людей. Но она может их выращивать. Недаром многие хорошие писатели были журналистами: Хемингуэй, например. Что касается республиканской журналистики, к сожалению, за эти годы угасла самостоятельность в частных газетах, которые были вполне читабельны. Журналист нередко пишет по запросу — общества, власти, кого угодно, но его творение должно пройти через его мозги, при этом текст разделяется: вот это мне сказали, а вот это — я. Журналистика — это исследовательская работа, а исследователь никогда не может быть уверен в том, каков будет результат его трудов.Тот, кто требует, чтобы журналист писал то-то и то-то, уничтожает журналистику.


— С 90-го года вы живете в Москве. Когда вспоминаете Уфу, что приходит в голову в первую очередь?


— Мой отец. В 1958 году он приехал в Уфу после знакомства с Мустаем Каримом. Его очень хорошо приняли в «Ленинце». Он довольно быстро стал заместителем тогдашнего редактора Ремеля Дашкина. Он много сделал для башкирской журналистики: организовывал журналистскую учебу в районах, вырастив огромное количество настоящих профессионалов. Внушительный камень у Дома печати — это он приволок, кажется, из поселка Бурибай. Памятник Шагиту Худайбердину тоже пробивал он. Доска, посвященная памяти погибших на войне журналистов на первом этаже, — это тоже его заслуга. Он ведь сам фронтовик.


Вспоминается начало 90-х, предшествующее моему отъезду в Москву. Я тогда был ответсекретарем «Ленинца» — единственным беспартийным ответсекретарем. За год меня по этой вопиющей причине шесть раз «просили» с работы, поднимали вопрос об исключении из партии, в которой я как раз-таки и не состоял. Другая причина таких «репрессий» тоже вполне объяснима: в январе 89-го года было опубликовано мое интервью с опальным Ельциным — на полосу. Это интервью его штаб размножил до 15 миллионов.


Самый красивый для меня уголок Уфы — это Архиерейка. И, конечно, старые улицы и здания, такие как улица Карла Маркса, музей Нестерова, моя третья школа.


— Вы — лауреат премии Артема Боровика за лучшее журналистское расследование. Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее.


— Это было не единственное мое расследование, а конкретно эту премию я получил за две или три статьи по делу дальневосточного таможенного управления. Туда пришел генерал из Иркутска, по-моему. И навел там за год такой порядок, что управление собрало пошлин на 14 миллиардов рублей больше, чем за предыдущий год. За это его и посадили. Я писал о том, за что его посадили, чьи интересы он ущемил. Эти люди сейчас тоже сидят. Генерала пытались очернить, а у него ни дач, ни особняков. Он был служака. Но самой большой наградой для меня было то, что, когда он вышел на свободу, приехал в Москву и давал пресс-конференцию в Интерфаксе, я встал, намереваясь задать ему вопрос, и он сказал: «Я очень рад видеть вживую этого человека, который мне очень сильно помог. Позвольте пожать вам руку».


— Что вы думаете о современной литературе?


— Я привык иметь дело с графоманами в хорошем смысле этого слова, поэтому, даже если поэтика автора совершенно не согласуется с моей, я научился отделять зерна от плевел. Мы все сами по себе. И это позволяет спокойно принимать и понимать успехи коллеги. Грызня была в советское время, когда все блага распределялись. Нас, например, с Сашей Касымовым воспитали авторы, упоминаемые у Ильи Эренбурга в книге «Люди, годы, жизнь». Это была наша обязательная программа — в литературе, живописи. Ныне это последние книги Улицкой, ранний Маканин, Сорокин.


— О чем ваша последняя книга «Бронзовый век», презентация которой не так давно состоялась в Уфе?


— Эта книга итоговая. Я собрал туда стихи, которые были написаны примерно с 1967 года по 2005-й. «Я шел за лучом, но двигались тучи — и он ускользал от оси мировой по глади морской и по иве плакучей, по женской груди и тоске моровой...А я послежу за скольжением мира по лезвию Бога, по тетиве, куда на закатные черные дыры нацелился лучник — Бронзовый век». Мысль, в общем-то, в ней очень проста: мы сейчас проживаем момент падения стрелы, посланной из бронзового века. Наша цивилизация, какие бы народы и конфессии она ни представляла, вышла из бронзового века. Сейчас этот этап истории заканчивается. Рождается то, чего никогда не существовало в России — формируется понятие толерантности или терпимости.


— Чего, по-вашему, не хватает молодым, начинающим журналистам?


— Смелости. Смелость — это и есть свобода. А умение внятно излагать свои мысли, справляться с корявостью языка приходит со временем.


— Сейчас ведутся ожесточенные дискуссии о том, что же останется в конце концов — печатные или электронные СМИ и книги, или они будут дружно сосуществовать?


— Не знаю, как насчет СМИ, а книга останется всегда. Книга — это артефакт. Некоторые считают, что вот газеты как раз могут и умереть. Но я как бывший ответсекретарь, занимавшийся моделью, версткой, вижу, чувствую ее как живой организм. Меня, например, очень порадовала новая модель «Российской газеты». Если в ближайшие сто лет 80 процентов населения будет общаться исключительно с интернетом, то остальные двадцать — точно нет. Мне самому интересно и то, и другое.


Опубликовано: 01.02.12 (22:48) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Культура
На сцене театра кипят футбольные и любовные страсти.   Вечная жизнь для меня измеряется памятью обо мне, считает Алексей Гуськов.  
Написать комментарий
Представьтесь
контакт (не обязательно)
Ваш комментарий
Muhammad Riyaz2012-02-11 09:27:41
Сразу видно Человека - профессионала, творческую личность; вот у кого надо учиться. "Журналистика — это исследовательская работа, а исследователь никогда не может быть уверен в том, каков будет результат его трудов.Тот, кто требует, чтобы журналист писал то-то и то-то, уничтожает журналистику", - разве после этих слов что добавишь?!
К чести газеты "Республика Башкортостан", в последнее время она изменилась в лучшую сторону. Многие материалы читать приятно и поучительно!
Софья Обухова2012-02-10 14:28:58
Приятно пообщаться посредством интервью с умным человеком. Под каждым словом Гальперина можно подписаться, с каждым его высказыванием согласиться. Жаль, что умные люди по возможности покидают нашу республику. Помню его по годам учебы в 3-ей гимназии, он уже тогда был умным и незаурядным человеком. Спасибо!

  • Пройдемся по улочкам Уфы
  • Радий Хабиров ознакомился с работой нефтеперерабатывающего комплекса «Башнефти»
AHOHC

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

Началась основная подписка на I полугодие 2019 года по каталогу периодических печатных изданий
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету
В Башкирии проходят «Дни реальных дел»
Иван 2018-08-31 16:21:59
Врачи из Уфы вошли в международный реестр роботических хирургов
Иван 2018-08-31 16:21:04
Константин Толкачёв: Обращение Президента РФ снимет напряжение с пенсионной реформы
Радик Мухарямов 2018-08-31 13:47:20
Жительница Абзелиловского района украла у односельчанки самовар. Прихватила и чайный сервиз
Радик Мухарямов 2018-08-06 08:28:00
Где в республике самые плохие дороги?
Костя 2018-08-06 02:47:40
В Башкирии предлагают ввести карантин
Дмитрий 2018-08-05 02:32:59
Юного туймазинца убил газ для зажигалок
Радик Мухарямов 2018-08-04 23:59:23
Субсидия — лесовоз (Экономика) 26.07.18 (20:24)
ВВ 2018-07-29 22:15:07
Субсидия — лесовоз (Экономика) 26.07.18 (20:24)
Радик Мухарямов 2018-07-28 19:39:37
Звёздный час епископа Николая (Cоциум) 25.07.18 (19:19)
О. Георгий (Исмагилов) 2018-07-28 15:08:56
Высокая планка («Ветеран») 26.07.18 (20:24)
ВВ 2018-07-27 13:08:26
Прихоть или законное право? (Образование) 19.07.18 (19:02)
ВВ 2018-07-25 15:31:08

Вернуться