Издательство «Республика Башкортостан»

Зов родных берёз

Доверять людям и быть честным — два главных принципа Ильшата Вазигатова

Настоящий северянин с лыжами неразлучен.
Настоящий северянин с лыжами неразлучен.
версия для печати
Настоящий северянин с лыжами неразлучен.

Если хотите составить мнение о графике работы главы администрации, попробуйте договориться с ним о беседе с глазу на глаз в течение часа-другого. Во всяком случае, наша встреча с Ильшатом Вазигатовым, возглавляющим Янаульский район, назначенная еще на излете лета, переносилась неоднократно. Обстоятельства при этом были объективные. И вот наконец вечерний звонок, голос в трубке: «Кажется, завтра с утра будет «окно», жду вас». Отключен телефон, сдвинута на край рабочего стола стопка многочисленных бумаг — можно начинать.

 

— Ильшат Агзамович, видимо, нужно быть очень амбициозным человеком, чтобы занять такой пост?


— Здоровые амбиции никогда не помешают. Но цели стать руководителем родного района я никогда перед собой не ставил, даже не мечтал об этом.


— Можно тогда спросить: а о чем мечтали? Кто они — кумиры вашего детства?


— Как у многих мальчишек той поры — Павка Корчагин из «Как закалялась сталь», Алексей Мересьев из «Повести о настоящем человеке». Но главным образцом для подражания всю жизнь был и остается мой отец. Он, как и мама, немало хлебнул в жизни. Оба остались без отцов в войну, оба из многодетных семей. Отец и в Германии три года прослужил, и целину прошел. Окончил Башкирский сельхозинститут и получил направление главным зоотехником в крупнейший мясомолочный совхоз «Буйский». Там, в Новом Артауле, и прошло мое детство до десяти лет. Потом год в Уфе, а с шестого по десятый класс учился уже в деревне Байгузино.


— Золотым назвать то время можно?


— Думаю, эту пору каждый с теплом вспоминает. Я тоже. Конечно, не было в нашей деревенской жизни многого, что имела городская ребятня, я уж не говорю о днях нынешних. Зато мы умели радоваться буквально всему.


— Учебе в школе тоже? Спрашиваю не случайно: «разведка донесла», что у вас была всего одна четверка?


— Давно говорю: каждый журналист — готовый резидент. Да, вы правы. Как правы и в том, что учился с удовольствием. А единственная четверка... Ну никак «великий и могучий» не мог до высшего балла дотянуть. Хотя до сих пор всеми силами стараюсь этот пробел ликвидировать.


— Родители, надо полагать, нарадоваться на сына не могли?


— Старался не огорчать. Тем не менее особых похвал в свой адрес не слышал. Хорошо учишься — это твоя обязанность. В агитбригаде на виду, стенгазету школьную оформляешь — тоже дело нужное, но орденов за это не полагается. А главное в жизни — будь честным и трудолюбивым.


Оговоримся сразу: видимо, наш собеседник на «отлично» усвоил не только школьную программу, но и родительские уроки. Сотрудники администрации перед нашей встречей сказали так: наш глава открыт и правдив настолько, что порой это даже несколько мешает.


— Ильшат Агзамович, детские годы для каждого связаны с чем-то незабываемым. Наверняка у вас тоже есть заветные воспоминания.


— Родители и сейчас шутят, что в детстве я любил три вещи: арбуз, пельмени и цирк. Арбуз для нас, деревенских, тогда был экзотикой, приветом из далеких краев. Пельмени — потому что моя мама готовит их, как никто другой. Ну, а цирк — это отдельная история. Я год провел в Уфе, у нэнэй по маминой линии. А жила она как раз рядом с Уфимским цирком. Так что ни одной новой программы не пропускал, да и потом, когда с родителями в гости приезжали, непременно в цирк ходили. Под его влиянием я даже акробатикой увлекся.


— И каких же успехов добились?


— Если вы о наградах и признании публики — их не было. А вот в плане здоровья, жизненного тонуса спорт крепко помог. Я и сейчас пару десятков раз могу отжаться с отягощением, велотренажер кручу. Могу предложить посоревноваться на лыжах, в том числе на горных.


— Вернемся к столичной теме. В Уфе что-то не срослось, как говорят?


— Отца из района не отпустили. Сказали просто: или остаешься, или партбилет на стол. В те годы выбирать не приходилось. Назначили его председателем колхоза «Правда». Там, в Байгузино, я и окончил школу. Потом поступил на мехфак Башкирского сельхозинститута.


— Выбирали, куда поступать, долго?


— Нет. Точно знал: это мое.


— Как пришло такое знание, не секрет?


— Нет конечно. Благодаря хорошим людям опять же. Как и все деревенские ребята, летом работал в колхозе. А там ведь механизаторы — прослойка особая, значимая и уважаемая. Мне повезло оказаться в их рядах. И вдвойне повезло с первыми наставниками. Мидхат Маннапов обучал работать на тракторе ДТ-75. Орденоносец, беспрекословный авторитет в хозяйстве, был он человеком наискромнейшим. Не ругал, не «строил смирно», но требовал по полной, терпеливо обучал всему до мелочей. Понимал при этом, насколько мне, шестикласснику, нелегко: ДТ-75 — машина тяжелая, а никаких гидроусилителей тогда и в помине не было, управлять такой громадиной — задачка не для слабаков. А на комбайне обучал меня работать еще один видный передовик — Тагир Миньшин. Я и сейчас до последней заклепки помню тот СКД-6, или «Сибиряк», один из первых в хозяйстве.


— А первую получку помните?


— Конечно. За лето по тем временам удавалось заработать довольно неплохо. Все получал отец и потом отчитывался, как равному: столько-то ушло на новую школьную форму, столько-то — по хозяйству истрачено. Так что во взрослую жизнь я вступал, зная настоящую цену деньгам и вещам, что очень пригодилось в дальнейшем.


— И поехали учиться, планируя вернуться домой с дипломом через пять лет?


— Конечно. Но вернулся через семь.


— Что так? Отпуск брали?


— Родина дала. После первого курса, как только исполнилось 18 лет, меня призвали в армию на два года. Службу нес в казахстанской пустыне. И, знаете, это тоже пошло на пользу. Именно там я по-настоящему понял, в какой прекрасной республике мы живем. Вспоминал родные березы, наши поля и леса. Легче на душе становилось, без всякого пафоса. Хотя служба была — не позавидуешь. Воды, например, всегда в обрез, по норме.


— Теперь понятно, откуда столь трепетное отношение к родникам в Янаульском районе. Они у вас — залюбуешься.


— Вы преувеличиваете мои заслуги. Мне досталось хорошее наследство от моего предшественника Назира Загитовича Зиязова, я только продолжаю его традиции. И не я один. Конечно, как глава администрации я могу дать указание обустроить родники и строго спрашивать за исполнение. Но если это не будет нужно самим людям — пиши пропало. А люди у нас замечательные. Но я еще пару слов про армию. Она не только по новому взглянуть на родные места заставила. Закалка характера, чувство коллективизма — все это тоже плюсы. И я никогда не смогу понять молодых людей, даже не стремящихся «откосить» от призыва — о них и говорить не стоит, а тех, кто пишет из армии слезливые письма, мол, обижают, жизни не дают... Не надо было физкультуру в школе прогуливать.


— С армией разобрались. А еще чем студенческая пора запомнилась?


— Многим. Мое поколение называю экспериментальным по трем причинам. Во-первых, выросли мы при строе, который принято называть социалистическим. Во-вторых, прошли два года армейской службы, прервав учебу в вузах. И, в- третьих, развернулись на 180 градусов в перестроечные времена с их дефицитом и талонной системой.


— Очень правильные обобщения, Ильшат Агзамович. Но я вас все к более личному подвожу.


— А-а, вот вы о чем, теперь понятно. Да, еще в институте стал я человеком семейным. История простая. Была у моего друга девушка, а у той — подруга. Вот он меня и познакомил с ней, компанией-то веселее встречаться. А вскоре мы с Ильзирой Новый год вместе отпраздновали. Через год уже сын Динар родился, он сейчас третьекурсник авиационного университета. Дочка Эвелина одиннадцатый класс оканчивает. Вот, если вкратце.


— То есть любовь с первого взгляда и хэппи-энд?


— Это, пожалуй, слишком просто будет. Знаете, как-то мне жена сказала: в молодости решила, мол, за деревенского ни за что не пойду, видела, как там живут. Пока тебя не увидела, так и думала.


— И в деревню ехать пришлось.


— Пришлось, в колхоз имени Чапаева с центральной усадьбой Айбуляк. Ничего практически, кроме любви да малого сына, за душой не имея. Жилье, правда, мне, главному инженеру, сразу предоставили, как и огромный участок под сад-огород. А вот зарплату положили — четыре тысячи. Не ахти, правда? Так я еще уточню: это когда деньги миллионами считали, а самый дешевый холодильник, как сейчас помню, сто восемь тысяч стоил. Жена у меня, как и сейчас, медсестрой работала, тоже не больно прибыльное место. Это теперь приезжает молодой специалист — все ему сразу надо: и зарплату высокую, и квартиру побольше. А нам родители дали на первых порах кое-что из мебели — кровати с панцирной сеткой, шкаф для одежды. Взаймы, конечно, тоже давали, но мы сразу за правило взяли: все возвращать. Помню, как радовались, когда магнитофон первый купили, продав часть выращенной картошки: вот это жизнь! Ильзира научилась и корову доить, и хозяйство деревенское вести. Кстати, два года назад мы теплицу построили — так я почувствовал, что во мне агроном умер: так полюбил огурцы-помидоры выращивать. У нас и по сей день все соленья-маринады свои. Шаг за шагом поднимались, словом. И нисколько о тех временах не жалеем. Хотя работать приходилось без выходных, а в полевой сезон порой и без сна. Вообще, получил я ценный опыт того, как работать не нужно. Помню, на заседании правления года предложил не премировать нерадивых — чуть ли не врагом народа стал. В общем, завершил я очередной сезон, поставил технику на зимнее хранение и написал заявление об уходе.


— И куда пошли?


— Много хорошего слышал об элеваторе. Вот и пришел к его директору Анфису Гильмуллину: готов трудиться день и ночь. Он отвечает: «А я давно к тебе присматриваюсь. Принимай автопарк». Это была очень мощная база — 44 единицы техники, много спецтехники. Плюс годами сложившийся коллектив, много трудовых династий. Многому я там научился, за многое благодарен и Анфису Ахнафовичу, и сменившему его Заки Ильясовичу Насырову. Четко работать и мыслить, доверять людям — вот главное, чему они учили. Все это очень пригодилось, когда назначили меня начальником отдела городского и жилищно-коммунального хозяйства, заместителем главы администрации Янаула.


— Ильшат Агзамович, вы об этом наверняка не скажете, но ведь именно за годы вашей работы на этом посту Янаул стал таким красивым и ухоженным городом, что все отмечают.


— Все-таки не совсем так. Правильнее будет — я постарался развить все, что уже было наработано. Хотя и не хватало тоже многого. И многих. Дворников, хотя бы, уборщиц подъездов многоэтажных домов. Вывоз мусора не был налажен. Урны и скамеечки возле подъездов отсутствовали. Теперь — возле каждого.


— А еще цветники на каждом шагу, один краше другого, деревья повсюду, добавлю. И приз республиканского конкурса на самый благоустроенный город.


— К нему, кстати, неплохая денежная сумма прилагалась. Деньги мы потратили на приобретение техники для ЖКХ, на замену коммуникаций.


— Вот мы и подошли к главному в вашей жизни назначению. Вы были готовы к нему, представляли, что вас ожидает?


— Считал, что готов и представляю. Окончил факультет экономики и менеджмента БАГСУ — чувствовал, что не хватает знаний в этой области. Но в действительности все оказалось намного сложнее. Знаете, ни работая на тракторе, ни колеся по колхозу от зари дотемна, так не уставал. Бывает, приду домой и чувствую: надо побыть одному, переварить все, что за день накопилось.


— Столь много накапливается?


— Хватает. С главы ведь за все спрашивают, не только за проценты, центнеры и поголовье. Смертность, рождаемость — да чего ни коснись, за все отвечать приходится. Да еще разобщенность ведомств, полиция и прокуратура, скажем, — это государство в государстве.


— Режим перманентного стресса, в общем. И как его снимаете?


— Не для красного словца, а совершенно искренне: когда особенно трудно, вспоминаю тех же Мересьева и Корчагина: а им каково было? Жаль, не показывают сейчас тех, прежних, фильмов про них.


— Зато много чего другого показывают. Смотрите что-нибудь?


— Сериал «Воронины» по душе пришелся, да все серии подряд смотреть не получается. Исторические фильмы люблю, новости по долгу службы не пропускаю. Когда удается — всей семьей ездим на ближайшую трассу в Удмуртию на горных лыжах кататься. На природу все вместе выбираемся. По выходным иногда Уфе театральной должное уделяем. Я вот охоту пытаюсь осваивать, купил ружье. Недавно на дичь ходил с друзьями.


— И как трофеи?


— Особо не похвастаюсь, да и не они главное. Отвлечься, по лесу побродить — вот в чем суть.


— А друзья — они тоже вашего ранга люди?


— Друзей по рангу не бывает. Наша компания — четыре товарища — еще в школе образовалась. Они сейчас простые работяги, кто сварщиком, кто вахтовиком работает.


— Опять же по «разведданным» редакции, вы прекрасный баянист, танцор и тамада. Подтверждаете?


— Прекрасный, говорите? Что ж, рад, если люди так считают. Танцами я еще в школе, потом в институте занимался. Баян, гитара — да, тоже мое. И тамадой могу при случае.


— Интересно, каков репертуар баяниста Вазигатова?


— Самый разнообразный. Люблю песни на разных языках. Вообще, что касается музыки, всеяден. Под настроение могу Моцарта послушать, люблю дискотеку 80-х: АББА, «Бонни М», наши «Земляне», «Машина времени», Пугачева, Леонтьев, Ротару...


— Где живет глава администрации?


— Дом я строил девять лет. Место в свое время выбрал на окраине Янаула, там тихо и спокойно, летом птиц слышно. Есть бильярд и настольный теннис. Домашний любимец тоже есть — кот Сашка. Хороший, в общем, дом.


— «Крутой», как сейчас говорят?


— Есть и покруче, причем немало. А вот баней действительно могу похвастать. Тоже сам построил, по собственному проекту. Париться могу часами, а из компаньонов, когда бывают таковые, мало кто выдерживает.


— Веники какие предпочитаете?


— Березовые, конечно. Часть покупаю, часть отец заготавливает. Они с мамой сейчас в Янауле живут. К теще в Стерлитамак ездим. Вот сколько анекдотов рассказывают, а у меня с ней прекрасные отношения, душа в душу — это про нас. Вообще-то, как говорит Николай Фоменко, любовь к теще измеряется километрами. Шучу, конечно.


— Как намерены Новый год встретить?

 

— У нас традиция неизменна. В 12 ночи поднимаем бокалы вчетвером, потом идем прогуляться на елку. А в 2 часа — уже у родителей. И в этом году так же будет.


— Наверняка будут и любимые блюда. У вас они какие, кстати?


— Про мамины пельмени я уже говорил. А в остальном... Люблю все, что вкусно. Хорошо приготовленный шашлык, например.


— Ильшат Агзамович, вы о высоких постах не мечтали. А тем, кто все-таки мечтает, что посоветуете?


— То же, что и мне советовали мои учителя по жизни. Умейте быть терпеливыми и доверяйте людям. Прежде чем занять высокий пост, обязательно нужно поработать на какой-то руководящей должности. Хотя бы в маленьком коллективе. Считаю, в любой команде среди руководителей должно быть несколько женщин. Почему? Потому что у них свой взгляд на вещи, порой очень правильный. Необходимо наличие ветеранов среди заместителей. Их опыт порой помогает самые тупиковые ситуации разруливать. И поменьше слушайте, что у вас за спиной шепчут.


— Шепчут, бывает?


— Недовольные, обиженные были и будут всегда. Меня вот уже сколько раз и с работы увольняли, и в Уфу переводили — не счесть.


— А что, нет желания в столицу перебраться?


— Пока и в Янауле проблем хватает, их решать надо. Если начать о другом думать — недолго ситуацию из рук выпустить. Потому и не думаю. А насчет разговоров... Да пусть говорят, если им от этого легче. Поначалу обижался, теперь улыбаюсь.


Первый раз за все время беседы Ильшат Агзамович бросил едва уловимый взгляд на стенные часы. Время пролетело незаметно, вопросы остались еще. Значит, будет повод встретиться с интересным человеком и собеседником снова.

Опубликовано: 25.12.12 (10:59) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Cоциум
Думаем и решаем сами.   Мост через Таналык решил давнюю проблему жителей села Татыр-Узяк.  
Написать комментарий
Представьтесь
контакт (не обязательно)
Ваш комментарий
-->

Наблюдение за реками в режиме онлайн Наблюдение за реками в режиме онлайн
Жительница Абзелиловского района украла у односельчанки самовар. Прихватила и чайный сервиз
Радик Мухарямов 2018-08-06 08:28:00
В 62 года пора бы уже и о Боге задуматься, о замаливании былых грешков, а вот нет, тянет некоторых... далее
Где в республике самые плохие дороги?
Костя 2018-08-06 02:47:40
Вопрос таков: Где разметка на трассе м-7 и м-5? Дорожным ямам в районе Кропочево более 15 лет а... далее
В Башкирии предлагают ввести карантин
Дмитрий 2018-08-05 02:32:59
Про птичий грипп информационные каналы вещают уже второй год, но если подумать, откуда он появился?... далее
Юного туймазинца убил газ для зажигалок
Радик Мухарямов 2018-08-04 23:59:23
Слепое подражание кому-то в интернете или услышанному где-то приводит к таким печальным... далее
В Буздяке будет построена новая школа
Ярослав 2018-08-04 09:45:14
А почему в деревнях закрывают школы?... далее
Рустэм Хамитов: Производительность труда в сельском хозяйстве нужно повышать
Радик Мухарямов 2018-08-03 12:30:22
Всё правильно с экономической точки зрения. Да вот только куда девать высвобождающихся людей?... далее
В Салавате прошла пятая республиканская спартакиада среди пенсионеров
Валерий 2018-08-02 13:51:57
Странно, что статью о Спартакиаде написал человек, которого в Салавате не было. Дали нам только... далее
Субсидия — лесовоз (Экономика) 26.07.18 (20:24)
ВВ 2018-07-29 22:15:07
Лесозаготовители всегда и везде вели и ведут свои дела с высоким уровнем доходности... В... далее
Субсидия — лесовоз (Экономика) 26.07.18 (20:24)
Радик Мухарямов 2018-07-28 19:39:37
Если бы эту технику нам предоставили в 2007 году. Тогда весной-летом по республике прошли мощные... далее
Звёздный час епископа Николая (Cоциум) 25.07.18 (19:19)
О. Георгий (Исмагилов) 2018-07-28 15:08:56
Нам остаётся хоть чуток равняться на своего владыку если Он так часто служит ,то и нам не только по... далее
Высокая планка («Ветеран») 26.07.18 (20:24)
ВВ 2018-07-27 13:08:26
Дамир Мударисович всегда и везде был на острие технического, научного и общественного ... далее
Прихоть или законное право? (Образование) 19.07.18 (19:02)
ВВ 2018-07-25 15:31:08
Госдума 25 июля приняла Закон о языках, оставив всем гражданам России право на обучение языкам... далее

Вернуться