Газета «Республика Башкортостан»

Горький мёд

О перспективах и трудностях самого известного бренда республики на российском и мировом рынках

Автор: Вячеслав ЗАВЬЯЛОВ
Фото: Альберт ЗАГИРОВ
версия для печати
Президент республики, ознакомившись с продукцией пчеловодов и отметив, что из всех видов меда особое предпочтение он отдает бурзянскому, надолго задержался около зауральских бортников.

В минувшую субботу на площади перед ипподромом «Акбузат» состоялся первый республиканский фестиваль «Башкортостан — медовый край России». Программа фестиваля предусматривала проведение республиканских конкурсов пчеловодов, бортевиков, конкурса «Юный пчеловод» и специализированной выставки-ярмарки «Медовый Башкортостан». Гвоздем фестиваля должен был стать изготовленный по случаю рекордный двухсоткилограммовый чак-чак. Однако с самого начала все пошло совсем не так, как задумывали организаторы.

Ощущение, что в столице именно праздник, а не рядовое событие, нахлынуло задолго до того, как этот самый праздник начался. Пробки — верная примета всех грандиозных уфимских мероприятий последнего времени. Они были повсюду. Кроме того, добравшиеся на фестиваль автолюбители в очередной раз обнаруживали, что припарковать своего железного коня им попросту негде.


Все обочины улиц Менделеева и Лесотехникума в радиусе полутора километров от ипподрома были заставлены автотранспортом. Люди бросали свои машины в районе торгового центра «Башкортостан» и пешком шли к месту проведения медовой ярмарки. Конечно, визуально это выглядело очень эффектно, создавая картину массового наплыва покупателей. Однако многие потенциальные потребители, покрутившись возле «Акбузата» и не найдя свободного местечка, разворачивались и уезжали домой не солоно хлебавши.


Тем же, кто добрался до места, предстояло пройти еще одно испытание — гигантские лужи. Организаторы, в отличие от прежних лет, когда торговля медом велась одномоментно на четырех-пяти площадках, в этот раз сгрудили всех в одном месте. Шестьсот продавцов на небольшой площади, узкие проходы между торговыми рядами, которые, когда ливанул дождь, в большинстве случаев оказались попросту затопленными. Покупатели, естественно, старались выбирать места посуше. В результате почти четверть пчеловодов с тоской наблюдала, как уплывала, в буквальном смысле слова, их выручка. А что оставалось делать? Только смотреть и слушать концерт мастеров искусств Башкортостана, который из-за проливного дождя постоянно прерывался.


Ну а самое большое разочарование от фестиваля — тот самый рекордный чак-чак. Нет, работа кулинаров, создавших этот двухсоткилограммовый шедевр, безусловно, достойна всяческих похвал и восторженных отзывов. Но реакция уфимской публики, набросившейся на сладкое чудо, едва оно было презентовано президенту, не вызывает никаких иных чувств, кроме стыда и досады за столичных жителей. Даже увещевания ведущих со сцены, мол, всем хватит, не топчите друг друга, не могли остановить дорвавшихся до дармовщинки горожан. Все, от мала до велика, старики и молодежь, с мешочками и без, расталкивали друг друга локтями, пытаясь прорваться к бесплатному угощению.

Полиция, старавшаяся навести в этом хаосе хоть какой-то порядок, была фактически деморализована, не выдержав натиска толпы, руководимой первобытными инстинктами. Бурзянцы, ермекеевцы и гафурийцы с изумлением взирали из своих палаток и шатров на развернувшуюся прямо напротив них битву за сладкое. Смотрели и показывали пальцами, снимали на сотовые телефоны, чтобы поделиться потом с родственниками своими впечатлениями от поездки в столицу.


Никакие тонны проданного в этот день меда не заретушируют весь негатив, который остался от первого в истории республики медового фестиваля. Да и название его вызывает сомнение: какая необходимость закреплять в сознании жителей республики слоган «Башкортостан — медовый край России»? Мы это без фестивалей не знаем? Знаем. Мы что, от меда нашего башкирского откажемся? Будучи в трезвом уме и твердой памяти — никогда! Так для чего тогда вместо традиционных площадок всех собрали в одном неудобном месте? Это как раз тот случай, когда количество не перерастает в качество. Ну, кто, скажите, купит балтачевский мед, когда в двух шагах от него продается бурзянский? И хотя мед из Балтачевского района ничем, по сути своей, не уступает меду зауральскому, но бренд — это бренд. Вот и вышло — где густо от покупателей, а где пусто. А распредели по уму всех продавцов, как раньше, по четырем-пяти площадкам столицы, никто внакладе не остался бы. Ни пчеловоды, ни покупатели. Ну вот как с таким посылом, с такими организаторскими талантами выходить нам на российский или, боже упаси, мировой рынок? Съедят нас акулы капитализма, как младенцев, и не поморщатся.


А мировой рынок меда сегодня очень привлекателен. После вступления России в ВТО, казалось бы, самое время занять там свою, исторически и географически обусловленную нишу. Тем более, что емкость рынка на сегодняшний день — около полумиллиона тонн в год. Торгуй, не хочу! Не тут-то было.


— Мы производим сегодня всего 26 тысяч тонн меда, из них товарного — лишь 6 тысяч тонн. Но уже в ближайшие годы ставим задачу нарастить валовое производство в разы, до 130 — 140 тысяч тонн. И вот тогда, подготовив должным образом всю инфраструктуру, мы сможем закрыть потребности российского рынка и выйти на мировой уровень, — рассказал «Республике Башкортостан» гендиректор Башкирского научно-исследовательского центра по пчеловодству и апитерапии Амир Ишемгулов.


Об этом же говорил и Рустэм Хамитов, подытоживая свои впечатления от увиденного на фестивале-ярмарке: «Мы поставляем мед и за пределы нашей республики. Его производство постоянно увеличивается, скоро мы вновь выйдем на показатели, которые были у нас 20 — 30 лет назад, когда в республике насчитывалось 700 — 800 тысяч ульев. Сейчас — 300 — 400 тысяч. Но увеличение идет».


Учитывая тот неподдельный интерес, который проявляют к развитию отрасли руководство республики и профессионалы, хочется верить, что хотя бы на этот раз все задуманное наконец получится. Для этого необходимо сделать всего один шаг — перейти от праздников и фестивалей к реальным делам.

Справка


Сегодня в мире производится около 1,5 млн тонн меда, из них экспортируется около 500 тыс. тонн. В лидерах — Китай, на который приходится примерно пятая часть мирового производства. Далее следуют США, Аргентина, Турция, Мексика, Украина, Индия. Доля России на мировом рынке не достигает одного процента.


Специалисты американской компании Global Industry Analyst (GIA) прогнозируют, что к 2015 году производство меда в мире может возрасти до 1,9 млн тонн. Однако, как подчеркивают эксперты, указанный прогноз реализуем в случае остановки массовой гибели пчел.


По данным, публикуемым «Российской газетой», отечественный медовый рынок во многом сохраняет признаки рынка «непрозрачного» и «неорганизованного». Отсутствуют маркетинговые исследования, социологические опросы и другие «замеры», которые могли бы прояснить ситуацию на этом рынке.


Пользуясь сложившейся ситуацией, многие поставщики меда сегодня прибегают к фальсификации продукции. Наиболее распространенными ее формами являются использование известных брендов российского медового рынка, а также подача обыкновенного меда, собранного из разнотравья, как некого элитного вида — липового, гречишного и других.

_

Опубликовано: 28.08.12 (08:36) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Экономика
Туймазинская ягода — вкусно и экологично.    

Написать комментарий


AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • В Уфе проходит Международный экспортный форум «Время экспортировать»
  • Детский инклюзивный праздник "Крылья моей мечты", в парке им. Якутова.
  • Михаил Закомалдин вручил молодым учёным свидетельства о победе в конкурсе на гранты президента
  • В парке «Ватан» прошла церемония закрытия 53-х Летних Международных игр

Вернуться