Газета «Республика Башкортостан»

Барышня-дворянка

Необычная история одной уфимской семьи

Софья Андреевна с Наташей.
Софья Андреевна с Наташей.
Автор: Елена ВАСИЛЬЕВА
Фото: из семейного архива
версия для печати
Софья Андреевна с Наташей.

Собственно, история эта началась давно: когда некая шведская семья приехала по неизвестным причинам в Россию, да так и осталась здесь, прикипев душой к новой родине. Нас, в частности, больше интересует один из ее потомков — Роман Гуль. Участник «Ледяного похода» генерала Корнилова, эмигрант, он стал известным писателем, одним из самых влиятельных русских журналистов, основателем и главным редактором «Нового журнала» (Нью-Йорк).

О русской эмиграции начала прошлого века написано немало, в том числе самими «врагами народа», выдворенными за пределы горячо любимой ими России. Но, пожалуй, наиболее правдиво, полно и эмоционально выразил суть и масштабы этого бедствия именно Роман Гуль. В своем трехтомнике «Я унес Россию» он говорил о том, чего лишилась наша страна, обрекая лучших, интеллигентнейших своих детей на жизнь без Родины.

Он знал о чем писал: с 1920 года журналист жил в Берлине, но с приходом к власти Гитлера оказался в концлагере. К счастью, ему удалось оттуда вырваться, и этого вы не прочитаете ни в одной «Википедии»: ему помог человек, имевший партийный билет за номером четыре, то есть вступивший в партию раньше, чем Гитлер. Он оказался зубным врачом их общего друга. Гуль уехал во Францию, а затем в Америку. Уже не один, а с женой Ольгой Андреевной. Незадолго до смерти (а прожил он девяносто лет) в Нью-Йорке он закончил тот самый труд «Я унес Россию».

Уфимка, потомок Толстых и Румянцева

Ольга Андреевна Новохацкая происхождения была очень даже непростого: по одной линии, материнской, имелся поэт Алексей Константинович Толстой, по другой — Федор Петрович Толстой, президент Академии художеств, и фельдмаршал Румянцев.


Мама Ольги овдовела рано, оставшись одна с четырьмя дочерьми, без профессии, без средств к существованию. Но надо было жить, как-то растить дочек, и она устроилась инспектрисой в Московский пансион благородных девиц. Семья оказалась обеспечена жильем и пропитанием, а девочки смогли получить хорошее образование в пансионе.


Каждое лето сестры Новохацкие проводили в Анапе, у тетки, имевшей много десятин богатейшей земли, виноградники и даже винодельческий завод. Нрава эта тетка была сурового и племянниц не баловала: так, к чаю в доме подавались свежайшие сливки, изумительные булочки. Девочки были живенькие, здоровенькие, отсутствием аппетита не страдали. Одной булочкой не обходились, поглядывали на вторую. На что тетка реагировала так: «Софи, такими жадными глазами смотреть на булочки некрасиво! Уберите вазу».


Вскоре грянула революция. Мать и старшая сестра Наталья погибли в Гражданскую войну. Ольга, преодолев множество препятствий, сумела выехать в Германию, где ее ждал будущий муж Роман Гуль. Анна волею судеб оказалась в Ашхабаде. А Софья застряла в Анапе — без родных и средств к существованию. И поступила гувернанткой в семью Сергея Владимировича Олейникова.

Путешественник, геолог, изобретатель…

Биография Сергея Владимировича, выходца из семьи известного в Анапе судьи, вполне могла бы стать содержанием авантюрного романа: неуемная тяга к странствиям побудила его в юности завербоваться матросом на флот. Он объездил множество чужих земель, пережил невероятные приключения, в том числе эпизод, напоминавший сюжет оперы «Чио-чио-сан», — в Японии у него случился роман. С возрастом Сергей Владимирович остепенился, вернулся в Анапу, обзавелся семьей. И когда после безвременной смерти жены искал воспитательницу для дочери, судьба назначила ему встречу с младшей из сестер Новохацких, Софой. Войдя в семью Олейниковых гувернанткой, она спустя недолгое время, несмотря на двадцатилетнюю разницу в возрасте, стала его женой.


Обладая от природы многими способностями — инженерными, конструкторскими, художественными и прочими, Сергей Владимирович за годы странствий освоил всевозможные науки и ремесла, научился разбираться буквально во всем, в том числе и в геологии. В 30-е годы участие в геологических экспедициях для человека дворянского происхождения было удобным способом скрыться от возможных преследований. Так Олейников оказался в Ишимбае, где участвовал в открытии Ишимбайского нефтяного месторождения. Уже потом вместе с Софьей Андреевной и дочерью Наташей перебрался в Уфу, где стал преподавать в железнодорожной школе. А преподавать он мог все: черчение, географию, историю, рисование…

Островок добра

Софья Андреевна тоже стала работать в железнодорожной школе — преподавала языки, вначале немецкий, потом английский (помогло солидное образование: в пансионе разрешалось говорить по-русски только раз в неделю). Ее коллегой была учительница химии и биологии Мария Гладкова. Многие считали их сестрами: они были очень дружны, даже на отдых с детьми ездили вместе.


Дочь Марии Андреевны Лия Константиновна Гладкова вспоминает: «У Олейниковых в Уфе не было квартиры, жили в бараке — там, где сейчас ипподром «Акбузат». Барак был населен публикой, мягко говоря, малоинтеллигентной, там было много алкоголиков, часто случались склоки и драки. Но стоило войти в комнатушку Олейниковых, и вы оказывались в другом мире. Это был островок добра, сердечности, спокойствия, взаимного уважения. У них нельзя было услышать ни грубого слова, ни разговора на повышенных тонах. Хозяева словно не замечали окружавшей их грязи и хамства. В комнатке было множество всякого рода механических приспособлений, придуманных Сергеем Владимировичем, дабы как-то улучшить убогий быт. Плюс ко всему он сложил компактную печь особой конструкции, позволявшую одновременно быстро готовить еду и обогревать комнату. Стены были увешаны картинами Сергея Владимировича и фотографиями его работы. Красоту и уют дополняла изящная резная мебель, которую он выпиливал из фанеры. Обитатели барака если и не сознавали, то чувствовали духовное превосходство семьи Олейниковых и относились к ним с особым пиететом: охраняли, провожали вечерами, когда ходить было небезопасно».

«Капитан» Олейников

Во время войны Олейниковы бедствовали: еды катастрофически не хватало. Приходящие к ним гости приносили мешочки с крупой — для многих уфимцев это было в те годы лучшим подарком. Но выручил изобретательский дар Сергея Владимировича: ему удалось придумать какое-то техническое новшество, которое взяли на вооружение в танковой промышленности, и он получил большую премию, после чего жить семье стало полегче.


Всю жизнь Сергей Владимирович занимался живописью. И хотя специального образования не имел, его картины экспонировались на многих выставках. Его имя упоминается наравне с прославленными башкирскими художниками в книге «История Уфы». Он любил природу Башкирии, а потому преимущественно писал пейзажи.


А еще он был прекрасным фотографом. Своей горячо любимой дочери Наташе оставил около пятидесяти фотоальбомов, целиком посвященных ей, — запечатлевал любое мало-мальское событие из ее детства. Снимал и многочисленные вылазки семьи на природу. Вспоминает Лия Константиновна Гладкова: «Сергей Владимирович любил ребятню и часто, собрав детей своих коллег, вывозил их за город. Это мог быть и просто пикник и многодневное плавание по Белой. В этих походах Сергей Владимирович учил нас обращаться с лодкой, ставить палатки, разжигать костры, укрываться от непогоды, охотиться и рыбачить. Сам он, казалось, умел все на свете. И родители безбоязненно отпускали с ним детей: знали, что с Олейниковым им ничего не грозит».

Чистосердов — по фамилии и по характеру

Когда Сергей Владимирович ушел из жизни, Софье Андреевне было за пятьдесят. Казалось бы, после многих лет, прожитых рядом с прекрасным человеком, ее женский век кончился. Но вышло не так. В доме ее друзей Гладковых снимал в то время комнату Аполлон Сергеевич Чистосердов — старый холостяк, тоже «из бывших» и тоже, как и Олейников, работавший в разных геологических партиях и месяцами пропадавший в экспедициях. Софья Андреевна вышла за него замуж, хотя многие из ее окружения удивлялись и негодовали: мол, это неприлично, как можно в такие лета вообще думать о замужестве? Но небеса оказались к Софье Андреевне благосклонны: ее союз с Чистосердовым был не менее счастливым, чем первый брак.


Характер Аполлона Сергеевича полностью соответствовал его фамилии: это действительно был человек с чистым сердцем, добрый, мягкий, деликатный, прекрасно образованный. Как и Софья Андреевна, знал несколько языков. И часто визитеры заставали их сидящими рядом и читающими — разумеется, в подлиннике — либо Теккерея, либо Диккенса, либо кого-то из французских писателей. Супругов не смущало, что живут они на съемной квартире, едят из одноразовой посуды, которая потом сжигалась в печке: Софья Андреевна не любила рутинных домашних хлопот.


Кстати, Аполлон Сергеевич был гимназическим другом Сосланбека Тавасиева — автора памятника Салавату Юлаеву. Дружба эта продлилась многие годы, так что и Софья Андреевна, и ее подруга Мария Гладкова посещали мастерскую Тавасиева в Москве, а он, в свою очередь, навещал их, приезжая в Уфу.

По разные стороны океана

Так получилось, что две сестры Новохацкие — Ольга и Софья — прожили свой век в разных странах: одна — в Германии, Франции и Америке, другая — в СССР, в Уфе. Доходили ли до них известия друг о друге? Об этом можно только гадать. Возможно, Софья Андреевна и получала иногда весточки от сестры, но, конечно, крайне редко и, скорее всего, с оказией.


Роман Гуль писал о своей жене: «В Олечке была не то аристократическая демократичность, не то демократическая аристократичность. В общении с людьми она не видела их разницы: богатых и бедных, аристократов и пролетариев, белых и черных… Олечке был прирожден христианский гений любви к людям». Те же слова можно отнести и к Софье Андреевне, ко всем равно доброжелательной, щедрой, чуткой, отзывчивой, всегда готовой помочь и в беде, и просто в затруднительных обстоятельствах. Она тоже была истинной аристократкой — не только по рождению, но и по духу.


Скончалась Софья Андреевна на руках у Лии Гладковой, для которой была второй мамой. Лия Константиновна бережно хранит подаренное ею фото с надписью «Дорогому другу прошлого, настоящего и будущего».

Опубликовано: 14.06.19 (09:19)
Статьи рубрики Cоциум
  «Мы в баню париться — пусть кризис удавится!».  

Написать комментарий


AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • В Республике проходит XXIX Международная акция «Башкортостан. Природа. Человек. Культура- 2019»
  • "Традиции и современность", выставка
  • В Уфе в последний день фестиваля «Сердце Евразии» выступил Эмир Кустурица со своей фолк-группой The No Smoking Orchestra.
  • «На этой площадке впервые собрались такое количество танцующих людей практически со всего города.

Вернуться