Газета «Республика Башкортостан»

Ходит по земле босая память

Вернуться в прошлое ради настоящего

В рисунках школьников — война и мир.
В рисунках школьников — война и мир.
Автор: Алексей ОГОРОДНИКОВ
Фото: Ринат РАЗАПОВ
версия для печати
В рисунках школьников — война и мир.

Без вчера нет ни сегодня, ни завтра. Но взгляд, брошенный в историю, часто ранит, оставляет в душе болезненный след. И эта боль гонит прочь бесчувствие, будит стыд за незнание и беспамятство, требует по-новому взглянуть на жизнь. Такие мысли невольно возникают, когда листаешь конкурсные сочинения школьников, присланные на ежегодную республиканскую научно-практическую конференцию. Она «именная»: педагогический коллектив четвертой раевской школы посвятил ее своему выпускнику — Герою Советского Союза Павлу Щербакову.

Возвышенный грешок

Всех нас к событиям лихолетья вновь и вновь возвращают и кинофильмы, и художественная литература, и публицистика. А еще — семейные предания. Это и есть настоящая история — память и любовь, прорастающие и скрепляющие поколения. Иногда всего лишь штришок — вовсе не страшная картина боя — способен поставить в тупик: а как бы ты поступил, окажись на месте своего сверстника в то лихолетье? Ты сегодняшний, утонувший в соцсетях, ослепленный глянцем, оглушенный потоком дежурных фраз о войне?


Много раз задавал себе вопрос: а слабо было бы, как деду, в 17 лет явиться в военкомат с просьбой отправить на фронт? Ну да, он торопился — мог ведь не успеть повоевать: за пару недель или, в крайнем случае, за пару месяцев Красной армии предстояло наголову разбить вероломного врага. Так им внушили. Броня, дескать, крепка и танки наши быстры.


Военком был в жуткой запарке и времени слушать «глупости» паренька у него не нашлось. Разговор вышел короткий: «Повестку пришлем. Но не раньше, чем через полгода». Офицер наверняка знал и то, с какими вымуштрованными головорезами схлестнулись красноармейцы, и то, что с недозревшими до призывного возраста пацанами в окопах будет больше мороки, чем пользы.


Дед, которого вместо фронта отправили на сельхоззаготовки, не сдался, выправил в метрике год рождения. Это была грубая подделка, выполненная обычным химическим карандашом. Но осенью 41-го на шитую белыми нитками уловку махнули рукой: ненасытная военная мясорубка сноровисто перемалывала человеческие ресурсы, а у военкоматов горели планы мобилизации.


Новобранца отправили в училище по подготовке экипажей аэросаней. В 1943-м аэросани как боевая единица исчерпали свою задачу, дедушку усадили в танк. И пошло-поехало: ранение — госпиталь, контузия — госпиталь, ранение — госпиталь... С виду неуязвимая железная махина не всякий раз уцелевала в стычках с «тиграми» и пушками неприятеля: горела, как спичечный коробок; обездвиженная, подорвавшись на минах, становилась лакомой мишенью.


Счеты с войной он свел ровно через пять лет — в сентябре 1946 года.


В мирной жизни история с подделкой свидетельства о рождении едва не закончилась скверно: придрался отсидевшийся в тылу крючкотвор. Его вышестоящий начальник придерживался иной логики. Отодвинув серенький листочек с приписанным годом рождения в сторону, с благоговением прочитал благодарственную грамоту за подписью самого генералиссимуса. У него такой не было: на подступах к Кёнигсбергу ему осколком снаряда отсекло правую руку, как садовым ножом яблоневую веточку.


Начальник приказал оформить документы. Приметив на дедовой гимнастерке медаль «За взятие Кёнигсберга», коротко бросил: «Садись!» И стал оттачивать навыки чокаться левой рукой.


Дедушка о войне вспоминать не любил. Если начинали расспрашивать, темнел лицом, отвечал односложно. А вот байку о том, как за подделку официального документа едва не пострадал из-за суровых нравов тех лет, рассказывал с улыбкой.


Когда к очередному юбилею Победы потребовалось написать сочинение о подвигах родственников, я растерялся. Как всякому мальчишке, хотелось живописать картину боя: залпы орудий, взрывы, атаки, крики «ура!», драпающие фрицы... Чтобы как в кино. А тут хоть плачь: вот они, медали, ордена (не юбилейные — дед был к ним равнодушен) — и никакого геройства!..


Что оставалось делать? Выдал историю о подделке документа, надеясь справиться с заданием хотя бы на «трояк». А учительница похвалила. Теперь-то я понимаю, почему: настоящему педагогу чужда казенщина.


В раевской школе, думаю, преподают такие же.


А вспомнил я эту дедову байку потому, что таких историй во время войны было много. Вот и Павел Щербаков, родившийся в мае 1924 года, тоже слукавил, чтобы побыстрее попасть на передовую.

Стирая чувства в кровь

Каждому поколению история выдвигает свои испытания: временем или безвременьем, голодом или сытостью, идеологической зашоренностью или либеральным свободомыслием. Сегодня фраза о том, что военному поколению было, что защищать, у многих современников, мыслящих исключительно категориями материального благополучия, порой вызывает недоумение. Рассуждают примерно так: по большому счету, есть что терять олигархам и их отпрыскам.


Юные авторы сочинений и докладов на научно-практической конференции мыслят иначе. Они словно вдохнули воздуха той эпохи, настроились на трагический камертон, подобрав простые слова и высказав подлинные чувства. Удивляет одно: как же им удалось обрести сопричастность с героями тех лет даже без минимального опыта духовного и нравственного переживания?


Нет, тут не срабатывают и не могут эксплуатироваться технологии натаскивания талантливых школьников, как породистых гончих, под форматы ЕГЭ. Тут пульсирует живое слово, несущее мысль по кровотоку собственных открытий. Вот на первый взгляд простенькое предложение, выведенное девичьей рукой: «Шла Леля к раненому мужу в госпиталь всю ночь, стирая ноги в кровь». Пафоса — ноль: не в штыковую же атаку по шаблонам агитпропа с именем Сталина на устах ринулась. Татьяна Кожаева из давлекановской гимназии № 5 повествует «всего лишь» о подлинных чувствах, тревоге за судьбу близкого человека. Этому веришь бе-зоговорочно.


Веришь и Яне Шаймуратовой из Шафрановской школы, утверждающей: «Подле могил героев, отдавших жизнь за Родину, всегда бьется чистейший родник». Веришь, потому что это — метафора. Припав к духовным родникам, она открыла свое сердце и написала так, что сама поверила в написанное и других убедила.


Нынешним школьникам, скованным «технологизацией», требованиями «упаковывать» мысли и чувства в стандарты ЕГЭ, неимоверно сложно раскрепоститься. И эта внутренняя драма так или иначе прослеживается в творческих работах. Как же непросто сопоставить факты, как же сложно привлечь литературный материал и сверить со своей позицией. Но ведь пусть и не всем, а удается! По-разному чувствующие и о разном думающие, они пытаются вырваться из плена шаблонов.


Почему-то многих привлекла номинация, связанная с юбилеем снятия блокады Ленинграда. Елена Задорожко и Алсу Хазиахметова из лицея имени М. Бурангулова рассказывают о жизни на грани смерти в осажденном городе: «Ели ремни, мучной клей, варили студень из дегтя» и «ждали чуда каждый день, что... наконец снимут осаду».


Умом понимаешь: ну, да, уж столько читал об этом, слышал, видел. Но понимаешь и другое: это не слепая констатация фактов. Обращаясь к жизненным примерам, воскрешая страшные картины былого, девочки пробуждали в себе эмоции как живой отклик на те далекие и жуткие события.

Неразрывная нить поколений

Настоящая школа всегда сильна своим коллективом, своими традициями. В ней может не хватать модных гаджетов, разметка беговой дорожки поля будет полустерта, а декорации актового зала скромны и аскетичны. Но если за всем этим стоит мощная творческая команда педагогов — школа будет блистать совсем не декоративным светом.


У школы № 4 поселка Раевка Альшеевского района богатая история. Профессиональный слой традиций откладывается здесь с 1903 года. Тетрадку выпуска четырехклассного училища при железнодорожной станции бережно хранят в школьном музее. В ней фамилии всего четырех человек.


— Вырастить учеников, которые приносят славу школе, — наш непреложный канон, — говорит Любовь Таняева, смотритель школьного музея. — Вторая задача — это почитание памяти героев, сложивших головы за Родину.


Еще здесь с особым тщанием отслеживают судьбы эвакуированных в годы войны ребят. Тощий белобрысый Эдик вместе с одноклассниками ходил петь для раненых в госпиталь, который был размещен во второй школе. А позже стал известным советским мастером эстрады Эдуардом Хилем. Уже после смерти он приобрел мировую известность благодаря интернет-технологиям. В Раевку его неоднократно приглашали. И он приезжал, исполнял полюбившиеся всем песни.


Герой Советского Союза Павел Щербаков, в честь которого проводятся ежегодные чтения, стал символом крепости духа и брендом школы. Они представляют собой целый комплекс мероприятий: научно-практическая конференция, конкурс творческих сочинений, рисунков, чтецов. Параллельно проходит семинар учителей.


Начинался конкурс местечково. На второй год инициативу поддержала пара соседних районов. С помощью центра одаренности Института развития образования совместно с учеными Стерлитамакского филиала БГУ при неоценимом вкладе земляка профессора Ивана Карпухина в последних чтениях участвовало 1300 учеников из 34 районов.


— Мы не отбираем заранее тексты в отличие от многих аналогичных конкурсов, — рассказывает завуч по воспитательной работе Рима Валиахметова. — Наша цель, чтобы каждый ребенок изучил родословную семьи, близких родственников, соседей. Дети должны прочувствовать неразрывную связь поколений, вновь и вновь возвращаясь в прошлое, чтобы найти свои корни, изучить историю войны не только по художественной литературе, документальным очеркам, но и по передающимся из поколения в поколение воспоминаниям дедов и прадедов. Конкурс рисунков каждый год отличается по тематике, но цель та же. Участие в Щербаковских чтениях развивает ораторское искусство. Ребята ощущают кровную сопричастность к Победе, дискутируют и растут как личности, как патриоты своей многонациональной Родины.


Любовь к Родине произрастает в душе. Педагоги четвертой школы поселка Раевка в этом убеждены и с особым тщанием пестуют в ребенке это святое чувство. И словно эхо — откровения конкурсантов в номинации «Башкортостан — жемчужина Урала». Свои подлинные чувства многие проявляют в стихотворной форме. А какова география! Яна Судницына из Давлеканово, Денис Александров из Уфы, Александр Антонов из Ишимбая...

Быть, а не казаться

Пару копий творческих работ и набросок статьи я отправил одному активному общественнику с просьбой прокомментировать. Получил восхищеный отклик и «методическую установку». В сжатом изложении она содержала просьбу «рассказать о том, как настойчиво прививается молодежи патриотизм». Еще было высказано несогласие с заголовком: почему, мол, память босая?


Первая реакция — послать...


В библиотеку, конечно, где найдется немало книг, рассказывающих о показном и настоящем патриотизме. На поверку тот, кто взахлеб кричит о высоких чувствах, демонстрирует свою незаменимость, часто терпит нравственный крах. Подобные типажи напоминают Рыбака — персонажа из повести Василя Быкова «Сотников». Их там два главных героя — Сотников и Рыбак.


Рыбак, один из лучших бойцов в партизанском отряде, ловко приспосабливается к любым жизненным обстоятельствам. Интеллигент Сотников мало того что не умеет воевать, так еще и совершает глупые поступки. Но когда оба героя попали в плен, Рыбак струсил и предал. Никудышный боец Сотников проявил мужество и достойно принял смерть. Сработал нравственный стержень. Источник подвига — это не показушное поведение, он глубоко внутри самого человека.


А по поводу босой памяти... Это строчка из стихотворения Егора Исаева. Ну какой же еще ей, памяти, быть, как не разутой? Лабутены или кроссовки «адидас» как раз для того и шьют, чтобы ничто не раздражало, не бередило, не могло растревожить.

Герою было 20

После одного из боев в марте 1944 года — за год до того, как он был удостоен звания Героя Советского Союза, — в дивизионной газете «Звезда Советов» напечатали стихи, посвященные Павлу Щербакову. Были в них пророческие строки:


Твой подвиг высокий
Сквозь грозы и дали
Зовет нас к отваге в бою!


Как бился с фашистами гвардии младший лейтенант Щербаков, свидетельствует одна из записей в наградном листе: «Личным примером увлекал бойцов в атаку на врага. В рукопашных схватках они, сламывая напор врага, уничтожали его живую силу и технику. Под деревней Скшельчице и у реки Чарна-Нида уничтожили более 119 солдат и офицеров, 11 бронетранспортеров и девять огневых точек.


Товарищ Щербаков из своего автомата в рукопашных боях уничтожил 15 немецких солдат, одного офицера и взял в плен пять немецких солдат».

Опубликовано: 10.05.19 (09:17) Альшеевский район
Статьи рубрики Cоциум
Благоустройство — одна из важнейших задач местной власти.   Уполномоченный при президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова вручила награды отличившимся семьям.  

Написать комментарий


AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • 
На площадках выставочного комплекса «ВДНХ-Экспо» проводятся 27-ая международная выставка «Газ. Нефть. Технологии»
  • В Уфе работает Российский нефтегазохимический форум
  • На выставке представлены картины женщин, которые не являются профессиональными художниками, а начали писать во время беременности или рождения ребенка. Всего для участия в проекте было прислано более 600 работ, из которых выбрали 212 картин.
  • "Музыка французских и башкирских композиторов", концерт

Вернуться