Газета «Республика Башкортостан»

Вдоль по Ломовке

Заметки нестороннего наблюдателя

Та самая ломовская церковь.
Та самая ломовская церковь.
Автор: Игорь КАЛУГИН
Фото: автора
версия для печати
Та самая ломовская церковь.

Ломовская церковь… Церковь — это громко сказано: пятистенный дом, который когда-то был жилым.


Кто жил в нем до того, как здесь разместилась церковка, не знаю. Но хозяин был рачительный: дому, наверное, около ста лет, но он не выглядит дряхлым, хотя, конечно, изрядно поизносился, поскрипывает половицами и нуждается в ремонте.


Церквушка едва вмещает всех прихожан. Это в праздники. А в будни здесь не более пяти-шести «платочков».


Что имею в виду?


А вы зайдите в любой русский храм и посмотрите, кто там в основном молится: женщины! «Платочки»…


На Руси главной молитвенницей стала женщина.


Заглядываю в трапезную. — Помочь? — бросаю я как можно громче, чтобы переглушить звон моющейся посуды и льющуюся широким потоком женскую… Хотел написать «болтовню», но так, наверное, нельзя. Давайте лучше — беседу.


«Платочки» настораживаются. И одна ломовочка звонко и весело:
— Да ты что? Тут столько баб…


Согласитесь, убийственная логика!


Действительно, зачем помогать, если есть баба. Она все сделает! И трапезу приготовит, и накормит, и посуду помоет, потом полы, а еще подсвечники вычистит, снег возле церковки раскидает, воды принесет из колонки и пойдет, сердешная, домой. А там муж, который еще и упрекать начнет: мол, опять ты к своим попам ходила! Все деньги им, зараза, перетаскала!


Иду по Ломовке. Пытаюсь встретить здешнее «оканье». А его нет! Прислушиваюсь к разговору людей на остановке. Не «окают» нынче ломовцы! (Или — ломовчане?). Обрадовала одна бабушка в церкви. До меня донеслось: «НикОлай-тО, в нОнешнем году пОмер?»


Ломовский говорок исчезает, ломовцы начинают разговаривать на урбанизированном русском языке. Исчезает (или уже исчез?) уникальный характер здешних жителей. Все мы — ломовцы, авзянцы, тирлянцы — становимся одинаковыми, как будто произведены в большом и общем инкубаторе.


А ведь был — был! — настоящий ломовский характер! Что я имею в виду? Объясню.


Ломовцы в старые времена были очень религиозным народом. В самом центре села возвышалась большая деревянная церковь. Она, как и нынешняя церквушка, тоже носила имя Михаила Аpхангела.


Вот историческая справка. В 1916 году Ломовку посетил епископ Оренбургский и Тургайский Мефодий. В его окружении был некий Филологов, протоиерей; он вел дневник, аккуратно записывая все факты, связанные с посещением владыкой заводских поселков и сел. Вот, что там говорится о Ломовке: «Чистая, благоукрашенная деревянная церковь. Молодой, энергичный священник Петр Егоров встречает владыку живым красноречивым словом: «За 25 лет существования нашего прихода ты, владыка, из архиереев пришел к нам первым!». («Белорецкий рабочий», Л. Попов, «Туризм и... церковь», 15.08.1989 г.).


Тут надо пояснить, что, по данным историка оренбургской епархии Николая Чернавского («Оренбургская епархия в прошлом и настоящем», 1900 г., в. 1, с. 299.), церковь в Ломовке была построена в 1890 году, то есть как раз за двадцать пять лет до того, как село посетил епископ.


Да, в старые времена жители Ломовки были весьма патриархальны. Недаром они, вооружившись колами, выгнали из своего села белорецких демонстрантов в 1905 году, во время первой русской революции.


И мало кто знает, что именно ломовские мужики, гурьбой явившись в Белорецк, устроили потасовку с комсомольцами и милицией, когда власти решили закрыть белорецкий храм. (Его, кстати, закрыли-таки 8 марта 1929 года). Об этом мне рассказывал очевидец тех событий, белорецкий краевед Алексей Иосифович Дмитриев.


Аеще ломовцы были очень вольными людьми. Они возили руду с горы Магнитной на Белорецкий завод, жили свободно, как казаки. Им незачем было бороться за восьмичасовой рабочий день и прочие революционные новшества… Они любили бога и царя-батюшку. Они из поколения в поколение передавали звание (именно звание!) ломового извозчика, чем всегда гордились. Ломовая лошадь для них была в буквальном смысле кормилицей.


По рассказам старожилов, в центре села находились две часовни. В день Флора и Лавра к одной из них сгоняли табуны лошадей, к другой — коров. Служился торжественный молебен. Всех — и людей, и лошадей, и коров, — окропляли святой водой. Об этом мне рассказывали старожилы, которые, в свою очередь, слышали эти истории от своих предков.


Вопрос: куда все это делось? И почему так быстро кто-то сумел вытравить прежнюю патриархальность из нашего народа? Этот кто-то добился выдающихся результатов: в церкви теперь пять «платочков», вокруг остановки фанфурики, и почти никто в Ломовке не окает... Благо, что в селе появилось казачье движение, которое организовал Олег Ручушкин. В церкви сразу появились мужские лица.


Благо, что есть замечательные фольклорные ансамбли при центре русской национальной культуры. Там работают настоящие подвижники (перечислять не стану, а то кого-нибудь упущу). Они собирают ломовский фольклор, создали музей народного быта, и благодаря им Ломовка (хотя бы на сцене!) поет и окает. Они не дают своей Ломовке исчезнуть. Имею в виду не географическую составляющую (здесь все в порядке — село строится вдоль и поперек), а самобытно-культурную.


Опять небольшой экскурс в историю. В 1930 году церковь закрыли. Во время войны, которая как кара божия прокатилась по нашей земле, власти опомнились и стали возвращать храмы верующим. Вернули и ломовскую церковь.


В ту пору в Ломовке служил иеромонах Иосиф. Никто из старожилов Ломовки не помнит, откуда батюшка pодом и когда появился в селе. Зато вспоминают, что было ему в те годы лет около шестидесяти. В Ломовку он приехал вместе с двумя pодными сестрами Павлой и Никодимой (последняя была монахиней).


Батюшка Иосиф запомнился ломовцам как исключительно добрый и трудолюбивый человек. Он вместе с мужиками pемонтиpовал церковь, наводил порядок на кладбище и даже помогал ломовцам по хозяйству. Денег с бедных людей не бpал.


Спустя некоторое время, церковь в Ломовке полностью сгорела. Причины неизвестны, но некоторые старожилы, насколько я помню, говорили о поджоге.


После пожара батюшка стал собирать деньги на постройку новой церкви. В кратчайшие сроки, несмотря на страшную разруху и нищету, православные сумели построить небольшую церквушку на историческом месте (на фото).


Она действовала вплоть до хрущевской оттепели, когда власти вновь с какой-то бесовской яростью ополчились на религию. Церковь закрыли и разместили в ней школьные мастерские. Ну а потом она тоже сгорела.


И вот сегодня православные собираются в небольшом молитвенном доме, который далеко от исторического места — на улице Карла Либкнехта. Кстати, ну кто это придумал называть ломовские улицы такими неудобоваримыми именами? Рядом с улицей Карла Либкнехта улица Розы Люксембург. Представьте, каково ломовской бабушке произносить это: Карл Либ-кн-ехт!


Отец Владислав говорит проповедь. Он говорит об опасностях ересей и расколов. Надо держаться вместе! Это и есть Церковь.


Я люблю слушать сельских батюшек. Они не гонятся за красным словцом, не стремятся к вычурности фраз. Говорят просто и ясно. «Платочки» согласно кивают головами, кто-то вытирает слезы.


Ломовцам угодить сложно. Протоиерея Владислава Фархутдинова местный народ уважает. Тем более что он вместе со своими прихожанами храм строит. А начали они с того, что на въезде в село установили двенадцатиметровый Поклонный крест.


О строительстве новой церкви поговорим подробнее.


Несколько холмиков, занесенных снегом. Это могилы. Православные ломовцы тоже установили здесь Поклонный крест. Возможно, в одной из этих могил похоронен тот самый «энергичный» священник Петр Егоров, который красноречиво встречал владыку в 1916 году.


Место это историческое. Могилы находятся в бывшей церковной ограде, где в старые времена хоронили только за большие заслуги.


Здесь среди берез находилась старая ломовская церковь. Она была деревянной. Сейчас православные ломовцы строят каменную. Уже почти построили. Над Ломовкой вознесся купол с крестом. Небольшая церковь стоит на святом и намоленном месте. И ангел перестал плакать…


Здесь поясню: в каждой церкви рядом с закладным камнем стоит ангел. Даже если храм разрушают — он продолжает там находиться. Стоит и плачет, верят православные.


Сколько я ни пытался, отец Владислав не открыл мне имена благодетелей, пожертвовавших на постройку церкви. Оно и верно: твори милостыню в тайне, и Господь воздаст тебе явно. Так, кажется, говорил Христос.


Патриарх Московский и всея Руси Кирилл был в Башкирии три года назад. Он посетил место, где служил его дед и освятил Поклонный крест. Мы все очень надеялись на его приезд в Ломовку. Однако в ту пору на исторически святом месте не было ничего, кроме могильных холмиков.


Но я дерзаю думать, что если бы ломовцы успели к его приезду построить церковь, то он бы приехал ее освящать. Пусть читатель не думает, что автор статьи явно спятил… И вот почему.


Можно смело предположить, что в советские годы в Ломовке какое-то время служил Василий Гундяев. Это дед патриарха Кирилла. Этому свидетельствует молитвослов с подписью отца Василия, который кто-то из ломовцев несколько лет назад передал местному батюшке.


Сан Василий Гундяев принял в середине 50-х годов. А до этого за свои религиозные убеждения в общей сложности прошел 46 тюрем и лагерей и 7 ссылок. Служил отец Василий в Башкирии, в селе Усть-Степановка. Ну а Ломовка, может быть, была кратковременным периодом в его биографии — священники часто переезжали с места на место… А может, он приезжал сюда всего лишь на престольный праздник?


Но так или иначе, а отец Василий имел отношение к этому селу.


«Никогда ничего не бойтесь. В этом мире нет ничего такого, чего следовало бы по-настоящему бояться. Нужно бояться только Бога», — наставлял он перед смертью своих внуков. Умер отец Василий в 1969 году. Отпевание совершили его внуки: в ту пору иеромонах Кирилл (Гундяев) и его старший брат священник Николай.


Люблю разговаривать с белорецкими таксистами. Спросишь фамилию, он: «Плохов». Я говорю: «Ломовский!» А таксист: «Не-е, не местный».


Начинаешь объяснять, что все Плоховы из Ломовки. Так же, как и Ручушкины. Калугины, кстати, из Авзяна (Тукана)...


Ломовчан пораскидало по городам и весям. Но они могли бы наведаться в родные края. В ломовской церковки у окна ящичек такой стоит. Положите туда свою денежку. Свое пожертвование.…


Кстати, мало кто знает, что в ломовской церквушке есть уникальные святыни. Взять хотя бы ковчег с частицами восьмидесяти (!) святых. Даже в кафедральных соборах не часто встретишь такие святыни.


Вломовской церковке несколько лет назад случилось вот что: лик святого праведного Иоанна Кронштадтского отобразился на стекле иконы. Получилась точная графическая копия! При этом не в негативе, а позитиве.


О таких явлениях я слышал неоднократно: святые образы отображались не только на стеклах рамок и киотов, но даже на окнах церквей.


Что сказать? Самая обыкновенная софринская икона — современная, то есть выполненная полиграфическим способом. Это листочек бумаги, приклеенный на твердую основу и вставленный в рамку со стеклом. Так вот, именно на стекле каким-то непостижимым образом и отпечатался лик святого!


Предвижу скептический возглас: да какое это, мол, чудо! Всего лишь странное фотоявление, и наверняка есть естественные причины его возникновения. Чего греха таить, в своих рассуждениях я тоже невольно пытался объяснить все с материальной точки зрения. Но ничего не получилось. И у других наверняка не выйдет.


Странно все-таки устроен человек! Мы часто жаждем чуда, а когда оно происходит, начинаем зачастую (вольно-невольно) подводить под него научную основу.


Такое вот маленькое чудо случилось в ломовской церкви. Хотя вряд ли уместно называть чудо маленьким — чудо оно и есть чудо. Кстати, обнаружилось оно, когда протоиерей Михаил Федоров (он тогда окормлял местную паству) хотел вставить в икону ниточку от епитрахили святого Иоанна Кронштадтского, которую, привез из паломнической поездки.


«Маленькое» чудо. У кого-то оно родит большие сомнения, а простая и до сих пор окающая ломовская бабушка смиренно склонится пред образом, поцелует его, прослезится и скажет: «Помилуй, Господи...»


Ипомилует! «По вере вашей да воздастся вам». И вот еще что.


Святой праведный Иоанн Кронштадтский был беспощадным обличителем новомодных тогда (конец XIX века) социальных учений, и его просто ненавидели либералы-западники и устраивали травлю в своей прессе. Вот его пророчество: «Если в России так пойдут дела и безбожники и анархисты-безумцы не будут подвержены праведной каре закона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим…»


А вообще, можно много рассуждать о чудесном явлении, что произошло в ломовской церкви, и о том, что этим Бог нам хочет сказать… Но в душу тогда запали слова одного священника: «Чудом является каждый прожитый нами день и каждый человек, потому что он всегда имеет шанс на спасение во Христе!»


Выйдя из церкви, я подумал, что чудом является и вот этот весенний солнечный лучик, что согревает наши озябшие души...

Замерла душа

Страстная седмица для православных — серьёзное испытание

Вербочки

Мальчики да девочки
Свечечки да вербочки
Понесли домой.
Огонёчки теплятся,
Прохожие крестятся,
И пахнет весной.
Ветерок удаленький,
Дождик, дождик маленький,
Не задуй огня!
В Воскресенье Вербное
Завтра встану первая
Для святого дня.

Александр Блок.

Великий пост

«В доме открыты форточки, и слышен плачущий и зовущий благовест — по-мни… по-мни… Это жалостный колокол по грешной душе плачет. Называется — постный благовест. Шторы с окон убрали, и будет теперь по-бедному, до самой Пасхи. …Все домашние очень строги, и в затрапезных платьях с заплатами, и мне велели надеть курточку с продранными локтями. …В гостиной надеты серые чехлы на мебель, лампы завязаны в коконы, и даже единственная картина закрыта простынею.


…теперь все строго, пост. Ну, и сердются. А ты держись, про душу думай. Такое время, все равно как последние дни пришли… по закону-то! Читай — «Господи-Владыко живота моего». Вот и будет весело».

Иван ШМЕЛЁВ
(«Лето Господне»).

Опубликовано: 25.04.19 (09:12) Белорецкий район
Статьи рубрики Cоциум
Уполномоченный при президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова вручила награды отличившимся семьям.   Записываться на диспансеризацию не нужно, достаточно выбрать удобный для себя день.  

Написать комментарий


AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • На выставке представлены картины женщин, которые не являются профессиональными художниками, а начали писать во время беременности или рождения ребенка. Всего для участия в проекте было прислано более 600 работ, из которых выбрали 212 картин.
  • "Музыка французских и башкирских композиторов", концерт
  • В Уфе прошло выездное заседание рабочей группы Госсовета РФ по направлению «социальная политика»
  • "Ирина Гатина-Обрусник", выставка

Вернуться