Газета «Республика Башкортостан»

Первый директор оперного

Тайна гибели Булата Имашева так и не была раскрыта

Первый директор был и первым Салаватом башкирской драматической сцены.
Первый директор был и первым Салаватом башкирской драматической сцены.
Автор: Елена ШАРОВА
Фото: из архива театра
версия для печати
Первый директор был и первым Салаватом башкирской драматической сцены.

Сто одиннадцать лет назад, на самом исходе зимы, в деревне Азнаево Бижбулякского района родился мальчик, жизнь, любовь и судьба которого заключались в одном слове — театр. Впрочем, предпосылки к тому были: отец Тимербулата Имашева был человеком ума незаурядного, хорошо знал русский язык, читал газету «Искра», задушевно пел народные песни и зажигательно танцевал.

Демон театра

Старший сын Губайдуллы Имашева превыше всего ценил справедливость и честность, характером отличался решительным, даже отчаянным. А потому в самостоятельную жизнь, стремительно повзрослев, шагнул еще в 13 лет. «После смерти матери у меня началась тяжелая жизнь с мачехой, и однажды ночью я убежал с товарищем из деревни. Это было в январе 1920 года», — писал Булат в автобиографии.


Пройдя с другом 150 километров пешком, они добрались до Стерлитамака, а оттуда до Оренбурга — учиться в знаменитом Караван-сарае. Там был открыт Башкирский институт народного образования, преобразованный позже в Башкирский педтехникум. Дорога из Азнаево до Оренбурга стала для юноши дорогой к высокому искусству сцены, с любовью к которой он, казалось, родился. Булат стал ходить в местный драмкружок, а затем и выступать в Оренбургском татарском драмтеатре. В 16 лет он сыграл роль-мечту — Гамлета и, по свидетельству будущей звезды башкирской сцены Тансылу Рашитовой, «показал себя одержимым, будто его коснулся демон театра».


В 1923 году Имашев перебрался в Уфу, устроился в типографию «Октябрьский натиск», но мечте своей не изменил, продолжая заниматься в драмкружке. Звезда местной самодеятельности блистала столь ярко, что не осталась незамеченной Шагитом Худайбердиным, Даутом Юлтыем, которые посоветовали Булату учиться на артиста.


После окончания театрального техникума молодого актера приветили в Башкирском драмтеатре. И не просто приветили — оценили его требовательность к себе и коллегам, решительность, профессионализм и еще студентом ввели полноправным членом в коллегию режиссеров. Кстати, он стал именно тем человеком, на которого мог рассчитывать единственный дипломированный тогда режиссер театра Макарим Магадеев. Так, при постановке музыкальной драмы «Галиябану» Имашев не стал искать актера-певца, а сделал ставку на талант молодого Арслана Мубарякова. И оказался прав: зрители высоко оценили игру Мубарякова.


Тем не менее Булат никогда не забывал гордого звания «артист»: именно он стал первым Салаватом башкирской драматической сцены, исполнив роль национального героя в спектакле по пьесе Баязита Бикбая «Салават» в далеком 1928 году. Впрочем, понятия амплуа для него, видимо, не существовало. Полное погружение в образ, неистовые эмоции, расправлявшиеся, как пружина, на сцене, позволяли Булату равно талантливо играть Юлая в «Сакмаре», Незнамова в «Без вины виноватых», Буранбая в «Башкирской свадьбе», Карла Моора в «Разбойниках» Фридриха Шиллера, Фрондоса в «Овечьем источнике» Лопе де Вега. Кстати, именно Фрондос поразил искушенную московскую публику в 1930 году на Всесоюзной олимпиаде национальных театров. А Имашев получил прозвище «Качалов башкирского театра».

«Десять пожаров в одном месте»

Вспоминает Лия Гладкова, бывший сотрудник Башкирского филиала Академии наук:


— У моей мамы была подруга, с которой они вместе учились в только что организованном пединституте. Обе из Белебея, жили в общежитии. Первой выскочила замуж тетя Валя. Не выскочить было невозможно: Булат Имашев мало того что человеком был творческим, богемным — студент театрального техникума! — еще и внешностью обладал неотразимой, и темпераментом бешеным. «Десять пожаров в одном месте». Снимали какой-то жуткий угол, в котором родилась и умерла в три года их дочка. Там же на свет появился сын.


Понятия о дружбе были тогда другие: мои родители, жившие в четырехкомнатной квартире, взяли молодую семью к себе. Я, мой брат и их сын Виль были погодками. Наша «коммуна» существовала долго. Позже Имашевы перекочевали в гостиницу — на второй этаж дома на углу улиц Социалистической и Коммунистической, — сейчас об этой гостинице мало кто знает.


Вскорости они все же получили комнату в доме, где сейчас располагается музыкальная школа № 1. Булат к тому времени был уже актером и режиссером Башдрамы, да еще преподавал в том самом училище, которое окончил.


Именно Булата в 1939 году назначили первым директором оперного. Он занимался подготовкой наших артистов, плохо было только с оркестром и хором. Вскоре началась война, и в Уфу эвакуировали Киевский оперный театр. Мужчины из театров были на фронте, массовки не хватало, но, как могли, выкручивались: киевская массовка пела у нас, наша — у них. Жили дружно. И Булат тому немало способствовал: такого обаяния я не встречала больше ни у кого. Он мог помирить или уговорить кого угодно».

«В любви жизнь любуется собой»

К тому времени Имашев заочно закончил ГИТИС, музыкального образования не имел, зато обладал отменной интуицией и, по словам специалистов, был хорошим психологом: он понимал, что к довольно непростым для понимания и восприятия опере и балету зрителя можно привлечь через национальный репертуар. Так на сцене театра появились спектакли «Сакмар», «Журавлиная песнь», «Акбузат», «Карлугас». Не был, однако, забыт и «Евгений Онегин».


Загир Исмагилов вспоминал: «Булат, не имея музыкального образования, поставил замечательные спектакли. Я его считаю Станиславским башкирского народа».


Творческая интеллигенция республики не укрылась от бдительного ока НКВД. Один за другим из театров исчезали те, кого так любил и почитал Имашев: Валиулла Муртазин, Макарим Магадеев, Магибедер Юсупова — враги по определению, ибо в советский театр затесались оттуда, из времен дореволюционных.


Но еще в 1937 году очередь дошла и до бессребреника Булата. Воздух на собрании, на котором разбирали его «преступления», казалось, загустел от страшного напряжения и предчувствия… И тут раздался голос: «Булат Имашев? Да какой он враг народа? Он враг плохо подвязанных юбок!». Все расхохотались, Булату досталось по полной за моральное разложение. Но и только.

 

Любовь владела им победоносно и правила свой праздник жизни и молодости, а строки из его писем цитировались как афоризмы: «Любовь не театр, играть в нее нельзя», «В любви жизнь любуется собой».

«Для него не существовало слова «невозможно»

Впрочем, влюбленности «разной степени тяжести» не мешали Имашеву быть радетельным хозяином новорожденного оперного. «Здание-то было уже немного потрепанное, — вспоминает Лия Константиновна, — еще до войны он начал ремонт и довел его до конца!»


К тому времени Имашевы получили квартиру в доме, построенном для актеров. Но! Понятно, что у такого человека всегда куча врагов. И кто-то донес, что он за счет театральных денег якобы отремонтировал квартиру. В сопровождении милиции на глазах у всего города его повели на допрос. Маляры, которые как раз этот ремонт и делали, кинулись на его защиту. И отстояли. Но травля продолжалась.


А у Булата вскоре родилась дочка. Внебрачная. И тетя Валя отправила мужа на все четыре стороны. Он переживал страшно, но тетя Валя так его и не простила.


На работе начались сложности. Воспользовавшись всей этой непростой ситуацией, Булата в 1944 году с директоров сняли. И послали в Учалинский колхозно-совхозный театр. Туда он уехал уже с другой женой, Галией, родившей ему сына».


Казалось бы, из руководителей столичного театра — в провинцию, чем не позорная ссылка? Но в своем дневнике Имашев пишет: «Мое освобождение от директорства — это счастье для искусства и для меня. Начинает сбываться моя творческая мечта актера, режиссера и педагога. Я люблю свой театр, за него все отдам, люблю актеров, работников театра». В Учалах Имашев намеревался, ни больше ни меньше, создать центр национальной культуры и оперный театр, район превратить в поставщика кадров для всех театров республики. Имашев кочует из Учалов в Уфу и обратно, решая проблемы своего нового детища. Тем временем в столице ставят «Без вины виноватые», и помощь Булата нужна как никогда. Не прельстившись возможностью вернуться в Уфу, Имашев отвечает: «Раз взялся создавать театр — пока этого не добьюсь, не вернусь».


Сагит Агиш вспоминал: «Булат Имашев обладал очень важным для творческой личности качеством — дерзновением. Для него не существовало слова «невозможно». Это не было пустым сумасбродством. Он всегда чувствовал огромную ответственность за доверенное ему дело».


«Настал 1946 год, — продолжает Лия Константиновна. — Папу послали парторгом в Кенигсберг. Быть может, если бы он остался в Уфе, мы узнали правду о том, что случилось потом.


Булат ехал из Учалов в Уфу, вез деньги. Ехал почему-то в товарном вагоне. На него напали и выбросили из поезда. Дело быстро закрыли за отсутствием улик. Был человек — и нет его. Сейчас до правды уже вряд ли докопаешься.


Осталась копия Булата — его сын Виль, с которым мы продолжали крепко дружить. Тетя Валя работала, но всегда на очень скромных должностях, например, лаборанткой в мединституте. Туда и поступил Виль. Закончив вуз, он стал работать на закрытых предприятиях по производству бактериологического оружия в разных городах, приезжал в Уфу очень редко. Затем минобороны перевело его в Москву, и там он успешно работал».


Булату Имашеву было отпущено всего-то 38 лет на этой земле. Кто-то долго и тоскливо коптит небо, не принося радости ни себе, ни людям, прошелестит сухим осенним листом и сгинет, унесенный холодным ветром. Имашев горел творческим вдохновением столь ярко, что искры его души до сих пор обжигают сердца людей, безоглядно преданных театру.


При подготовке использована книга «Булат Имашев. Жизнь и творчество».

Опубликовано: 19.04.19 (08:55)
Статьи рубрики Культура
В роли короля гуннов — режиссер спектакля Ильдар Абдразаков.    

Написать комментарий


AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • Открытие трудового семестра в вузах РБ
  • Актеры тюркоязычных театров посетили Площадь Салавата
  • Республика Башкортостан приняла эстафету Всероссийского театрального марафона. Торжественная передача символа Года театра от коллег из Пермского края состоялось  10 мая 2019 года на сцене Уфимского государственного татарского театра «Нур»
  • Всероссийский
конгресс «Вектор
Детство-2019»,
прошедший
в уфимском Конгресс-
холле, собрал более
700 участников
со всей страны —
уполномоченных
по правам ребенка
регионов, которые
на этой же площадке
провели свой съезд,
представителей власти
и родите

Вернуться