Газета «Республика Башкортостан»

Ринат МИННЕБАЕВ: Мы создаём гул жизни

Прежде всего художника надо научить думать, а уже потом — рисовать

Художник в первую очередь должен быть философом.
Художник в первую очередь должен быть философом.
Автор: Светлана ГАФУРОВА
Фото: из семейного архива
версия для печати
Художник в первую очередь должен быть философом.

По-моему, художник в первую очередь должен быть философом, способным смотреть на мир широко и непредвзято, находить новое там, где его никто пока не видит. Уфимский живописец Ринат Миннебаев, за творчеством которого я наблюдаю вот уже два десятка лет, как раз обладает этими качествами.

В этом году в его жизни сошлись две пятерки: Ринату исполнилось 55 лет. В день рождения я пришла в его мастерскую — ту самую, в которой двадцать лет назад мы встретились для первого интервью.

— Ринат, в Уфимской художественной галерее демонстрируется выставка «Охота на Большую Медведицу», в которой и ты участвуешь. Что это за проект?


— Эта экспозиция о детстве человека, о его влиянии на личность каждого. Идея принадлежит скульптору Фирданту Нуриахметову. В галерее две мои картины из серии «Стены»: «Двор» и «Школа». Они из детства. Двор был как бы охранным бастионом, а школа — целый мир со своими законами и уставом.


— Первым твоим заметным проектом была серия картин «Дешт-и-кипчак» (половецкая степь). Она вдохновила уфимского писателя Ренарта Шарипова на роман «Меч Урала», который заложил основы нового направления в литературе — башкирского фэнтези. Как возникла эта идея?


— Я много раз ездил в археологические экспедиции. Археологи мыслят глобальными категориями, тысячелетиями. Они считывают информацию с черепов, с осколков, с проржавевшего оружия, фрагментов одежды и прочих артефактов. Такой взгляд на мир, наверное, я от них взял. К тому же они люди, заинтересованные в своем деле, увлеченные, умеют верно расставлять акценты. У них все логично. Иначе это не наука.


— По-твоему, насколько интересна сейчас Уфа в творческом плане?


— Так сложилось, что у нас несколько художественных вузов, где собрались лучшие кадры. Есть худграф в БГПУ и факультет изобразительных искусств в Академии искусств. Ежегодно они выпускают несколько десятков художников. Сам я окончил худграф БГПИ. Нас учили очень крепкие педагоги. И прежде всего заставляли нас думать. А не только рисовать.


Но и Екатеринбург, например, в этом плане очень интересный город. Там постоянно проводятся биеннале. В городе есть спрос, который рождает предложение. Или Академгородок в Новосибирске. Там концентрация творческой интеллигенции еще в советское время резко подняла планку музыкальной, литературной, изобразительной, театральной культуры.


Вот в области музыкальной культуры мы проигрываем Казани с ее прекрасной консерваторией. Это факт.


— Очень интересна твоя серия «Геоглифы». Расскажи о ней.


— Идея пришла в Москве, в метро. Геоглиф — это объект, созданный людьми, который виден с высоты птичьего полета. Рисунки на плато Наска, древний город Аркаим и тому подобное — все это геоглифы. Такие вот картинки для Бога.


Согласись, раньше пейзаж был другой. Он всегда находился на уровне человеческого зрения. А сейчас мы летаем на самолетах, поднимаемся на небоскребы, появились такие системы, как ГЛОНАСС. Ракурс взгляда на мир, на планету изменился. И я решил посмотреть на самые крупные города мира с высоты птичьего полета. Нью-Йорк, Пекин, Лондон, Барселона, Москва, Санкт-Петербург, Дубай и, конечно же, Уфа. Мне заказали геоглифы Сургута и города Мирный. Я сделал геоглиф концентрационного лагеря Освенцим, как память о жестокой человеческой изобретательности. Сделал геоглиф Пентагона, как города-здания.


Мегаполисы появляются и исчезают. Когда-нибудь кто-то прилетит и будет изучать все это как артефакты. В геоглифах я воспроизвожу города один к одному — вид сверху: правильный, научный подход.


До человечества любую проблему проще донести в художественной форме. Так она лучше считывается, становится более понятной. Мы создаем гул, фон жизни.


— Над чем работаешь сегодня?


— Над проектами «Андеграунд» и «Атлантропа», они основаны на теории фракталов. Фрактал — отражение макромира через микромир. И наоборот. Ну, например, дерево на картине можно изобразить при помощи одного листочка с него. То, что я делаю, не графика, но и не живопись, не скульптура — скорее артобъект.


— Как ты подбираешь цвет твоих картин?


— У меня преобладает натуральный, естественный цвет земли — песчаный, пустынный, черный, зеленоватый. Они приятны человеческому глазу.

К слову

В Казани с успехом прошла персональная выставка Рината Миннебаева «Атлантропа», на которой были выставлены пятиметровые картины.

Мнение одного из кураторов казанской выставки:

«В такой технике в Казани никто не работает, и Уфа благодаря Ринату Миннебаеву — центр ее развития. Художник использует для достижения своих целей пластик, вареную бумажную массу и кракелюрный лак, который быстро засыхает и трескается, создавая иллюзию иссушенной почвы. А сочетание старинных приемов и современного актуального подхода дают неожиданный эффект новизны и открытия».

Пентагон

Взгляд на мир художник перенял у археологов.
Опубликовано: 29.03.19 (10:11)
Статьи рубрики Культура
  Каждый свой новый роман Ринат Камал обогащает социальным опытом современников.  

Написать комментарий


ВЫБОРЫ
До выборов главы Республики Башкортостан остался: 51 день
AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • В Уфе проходит Международный экспортный форум «Время экспортировать»
  • Детский инклюзивный праздник "Крылья моей мечты", в парке им. Якутова.
  • Михаил Закомалдин вручил молодым учёным свидетельства о победе в конкурсе на гранты президента
  • В парке «Ватан» прошла церемония закрытия 53-х Летних Международных игр

Вернуться