Газета «Республика Башкортостан»

Девочка Анна и рыбка Джек Лондон

В Молодёжном театре со зрителем поговорили на языке жестов

Роли учили, как танец, перекладывая все на руки.
Роли учили, как танец, перекладывая все на руки.
Автор: Елена ВАСИЛЬЕВА
Фото: из архива театра
версия для печати
Роли учили, как танец, перекладывая все на руки.

Анна — глухая девочка 12 лет. Она разговаривает на языке жестов с дверями, потому что они для нее так же закрыты, как и люди. Мечтает перекрасить почтовый ящик в яркий цвет. Ей нравится яблочная карамель. Не нравится инклюзивный класс, в котором она учится. Анна не любит стоять в углу и по настоянию бабушки молить бога о «нормальных» ушах. Она не слышит, но умеет читать мир и людей вокруг, как книгу. «Только говорящие умеют лгать», — считает Анна. В молчании — правда.

«Я — кулак. Я — А-Н-Н-А» — пьеса о чужой боли, незаметной чужому взгляду, потому что боль нельзя увидеть или прочесть по губам. Взрослые не догадываются, как много видит и понимает взрослеющий ребенок, ведущий диалог с самим собой — о нелюбви матери и предательстве друга, о желании найти родственную душу и о любимом писателе. Правду и смысл этой жестокой и прекрасной жизни она пытается найти, отправляясь в сумасшедшее путешествие к океану, захватив с собой единственное близкое существо, столь же безмолвное, как и сама Анна, — подаренную ей рыбку по имени Джек Лондон. Откроет ли эта дорога дверь в дружелюбный и светлый мир или заставит Анну еще больше замкнуться в себе? Ответ на вопрос зрители найдут, посмотрев новую постановку Молодежного театра.

Пьеса Марты Райцес привлекла многих, но многие также не решились воплотить ее на сцене, с которой актеры по определению должны вести диалог
со зрителем.

Надежды маленький оркестрик под управлением любви

По словам режиссера Ольги Мусиной, это совершенно необычная пьеса. И подступаясь к ней, надо было искать нестандартные режиссерские решения. Кроме того, коллектив поставили в жесткие временные рамки — на работу отвели всего 17 репетиций. Все действие спектакля разделено на эпизоды, название которых высвечивается на экране. Этот прием отсылает зрителя к классике немого кино. А образ Анны создают сразу две актрисы: Светлана Бронникова (она, собственно, и есть Анна) и Элина Гусева. Перед Светланой стояла сложная задача: жестам слабослышащих людей в театральных вузах не учат. Доучиваться — пластике, мимике и языку жестов — пришлось вместе со специалистом. «Язык жестов, как ни странно, даже помог мне как актрисе открыть новые возможности для передачи эмоций, ощущений. Естественно, это сложно давалось, я учила это как танец, перекладывая все на руки. Вообще очень сложно понять, как человек, который абсолютно не слышит, существует в этом мире, как он ловит малейшую мимику других людей», — рассказывает она.


Элина Гусева «играет» внутренний голос девочки: это единственный в спектакле звук. Вернее, сначала предполагалось, что звучать со сцены будет только голос. Но позже приняли решение дополнить действие музыкой — «надежды маленьким оркестром под управлением любви».


Необычная постановка появилась на сцене Молодежки как результат проекта «Мастерская сказок», прошедшего в прошлом году. Собственно, сам проект мастерской, откуда выходят сказки — веселые и грустные, порой жестокие, порой вселяющие надежду, — образовался под крылом республиканского Центра современной драматургии и режиссуры года четыре тому назад. А главным «мастером» стала уфимский театровед Дина Давлетшина.

Достучаться до сердца

Несмотря на то, что творческий конкурс задумывался как сугубо местное мероприятие, за три месяца были присланы 142 пьесы от изголодавшихся по конструктивному разговору авторов из России, Белоруссии, Германии, Швеции и Сербии. В шорт-лист вошли 12 текстов, три из них были написаны уфимцами. По мнению Дины Давлетшиной, готовых пьес, которые хоть сейчас можно отправлять в театр для постановки, среди финалистов было четыре: из Швеции, Саратова, Омска, Москвы. И среди них «Я — кулак. Я — А-Н-Н-А» Марты Райцес.


Сама драматург считала, что текст имеет некоторые сложности в постановке: предполагается, что надо работать в инклюзивном театре. Слышащему человеку действительно хорошей скорости в жестовом языке добиться очень сложно. Однако Молодежка рискнула — и получила благословение автора. Во всяком случае, как невесело констатирует одна из исполнительниц Юлия Ныркова, на самом деле это мы все взрослые глухие, а не эта девочка. Она все слышит и понимает. Это до нас не могут достучаться дети. Услышать ближнего, встать на его место, понять и принять того, кто отличается от тебя, а не гнать прочь тех, кто нарушает гармоничную, с твоей точки зрения, картину мира, прислушаться к собственному ребенку — вот что важно. Ведь это же мы, взрослые, оглохли от суеты.

К слову

Пьеса вошла в шорт-листы VI международного литературного конкурса произведений для детей и юношества «Корнейчуковская премия», конкурса
«Я — автор» Театра драмы имени Комиссаржевской, лонг-лист и публикацию
в сборнике «Всероссийской ярмарки пьес для детей и подростков».

Опубликовано: 19.03.19 (08:45)
Статьи рубрики Культура
Первый директор был и первым Салаватом башкирской драматической сцены.    

Написать комментарий


AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • "Banksy и мировое уличное искусство", выставка
  • В Уфе открылась выставка татарского национального костюма

Вернуться