Газета «Республика Башкортостан»

В Болгарии пыли нет

Что там есть и чего там нет на самом деле — узнали на собственном опыте

Тут можно легко осуществить мечту о собственных доме и саде.
Тут можно легко осуществить мечту о собственных доме и саде.
Автор: Любовь ЦУКАНОВА
Фото: из семейного архива
версия для печати
Тут можно легко осуществить мечту о собственных доме и саде.

«В Болгарии нет пыли» — это наша любимая шутка. Несколько лет назад у нас в московском Митино жил приятель, оформлявший долгосрочную болгарскую визу. Он был воодушевлен: они с женой только что купили дом в юго-западном углу Болгарии, в деревне неподалеку от греческой границы. Жизнь их переменилась волшебным образом, поэтому говорить он мог только об этом. Например, пожалуешься на московские пробки, а он на это: в Болгарии пробок нет. И вообще никаких проблем нет. Дышится легко. Не страшно ходить по улицам. Нет давки в транспорте. Нет хамства в присутственных местах. Нет некачественных продуктов. Ну и много чего еще нет, а особенно ненавистных ему «московских понтОв».

Простая, честная, беспроблемная жизнь.

Однажды я пожаловалась, что в открытое окно ветром нанесло земли с газонов, и он тут же сказал: а вот в Болгарии пыли нет. Для меня это был серьезный аргумент, но он, увы, не подтвердился. Пыли тут хватает. Зато когда мы сами перебрались в Болгарию, у нас появилась замечательная поговорка про пыль, которой нет. Под нее идеально подходят любые несоответствия здешней болгарской жизни нашим ожиданиям.

Деревенская идиллия

Если говорить серьезно, то в горном болгарском селе Плоски, где мы живем уже пять лет, действительно нет многого из того плохого, к чему мы привыкли на родине.


Например, здесь нет тяжелого, разрушающего сельское сообщество алкоголизма. При этом алкоголя — залейся. У всех свои виноградники, свое вино и своя ракия. А в самодельной ракии, между прочим, от 40 до 60 градусов.


Первое время мы вообще думали, что здешние деревенские люди не пьют: никто по улице с матом не шатается, песен среди ночи не орет и на площади не валяется.


Сейчас-то понятно, что прекрасно себе пьют, но пьют по-другому. Ракийка тут, как виски в Шотландии, лекарство от всех болезней. От холода зимой, от тяжелой крестьянской усталости летом. Питие ракии — предмет многих шуток и элемент фольклора. Есть симпатичное выражение, которое произносится с подмигиванием: време за ракия — пора, мол, выпить. И деревенские пьяницы есть, двоих-троих мы знаем. Но это проблема не для окружающих, а для семьи — если она есть.


В болгарских селах нет полиции. И никаких пунктов охраны порядка. Это результат оптимизации расходов госбюджета — не для всех очевидный, кстати, дискуссии на эту тему в обществе идут без конца. Пока же, когда надо, полицейские в любое село приезжают из общинного центра — расстояния и дороги позволяют добраться за 15 — 20 минут. За пять лет мы видели полицейских в Плоски раза три. Тяжелого криминала, слава богу, не было.


Местные жители упрекают нас за беспечность: ворота на замок не закрываем, инструменты не прячем. А мы и правда расслабились. В селах десятки пустых домов — старики умирают, а молодежь уезжает на заработки, — но в брошеных домах ничего не тронуто: мебель, кухонное оборудование, личные вещи — все как было при хозяевах. У нас тоже за все время здесь не то что из дома, но и со двора и из сада ничего не пропало. Хотя уезжаем мы иногда надолго — к детям, на греческое побережье, которое к нам ближе, чем черноморское, или так, попутешествовать. За легкомыслие, правда, нас недавно наказали: кто-то разбил стекло и вытащил приемник из «пассата», который пришлось оставить на ночь на дороге из-за поломки. Соседи узнали о происшествии раньше нас, деревня гудела, каждый считал своим долгом сказать, что это сделали не местные, местные не могли. А мы, собственно, и не сомневались: дело было под праздник, в округе моталось много пришлого люда. Свои не могли.

Комфорт по карману

Здесь самое время сказать, почему мы в поисках тихой жизни не уехали куда-нибудь к родным березам. Ну, во-первых, Подмосковье — не по нашим доходам, там деревни как таковой уже не осталось, сплошные коттеджные поселки. А отъехать подальше не рискнули. У нас перед глазами пример молодой семьи, которая, чтобы решить квартирный вопрос, купила домик в типичной русской деревне в пределах Золотого кольца — с их профессией можно было работать онлайн. Летом была поэзия: запах бревенчатых стен, березки на околице, «травы-травы, которые не успели», и т.д. Потом началась проза с печкой, дровами, щелями, кривыми рамами и протекающей крышей. Сбежав на зиму к центральному отоплению и хотя бы плохонькому асфальту, они через полгода нашли свою усадьбу разграбленной, а еще через год ее вообще раскатали по бревнышку. Местные алкаши дружески посоветовали убираться от греха. Ну они и убрались.


Мы решили, что в нашем возрасте приключения ни к чему.


А болгары как раз включили программу превращения своей страны в рекреацию для пенсионеров всего света. Первыми откликнулись, конечно, наши люди и, как ни странно, англичане. Хотя почему странно? Тут они могут легко осуществить свою главную мечту — о собственном доме и собственном саде.


Мы же об этом даже не мечтали никогда. Но и нам с нашими скромными рублями это оказалось по силам.


Болгарский деревенский дом, в отличие от традиционной русской избы, не так уж трудно превратить в современное жилище со всеми удобствами. Нижний этаж каменный, верхний из кирпича, отделочные материалы и сантехника в городских магазинах в изобилии, рабочие руки значительно дешевле, чем в России.


И еще одно, важное. Болгария по европейским меркам страна бедная, поэтому налоги на недвижимость и землю копеечные.


Болгары к «руснакам» относятся традиционно хорошо. Думаю, наша российская активность в благоустройстве, возможно, избыточная (дорвались), их втайне задевает — бытовой комфорт в селе мало кому по карману, — но дружелюбие побеждает. Иногда думаешь — мы ведь для них типичные понаехавшие, вторгшиеся в размеренный порядок. А они не просто терпят — пытаются включить нас в свою жизнь.

Люди Плоски

Список, чего здесь нет, получился длинный. Но мне хочется написать о том, чего, увы, мало осталось в русской деревне, а здесь даже с избытком. В первый же вечер, когда мы поселились в своем доме, к нам постучался Митко, худой высокий человек со смущенной улыбкой. Он принес полуторалитровую бутылку ракии и штук пять длинных салатных огурцов. На другой день пришла загорелая дочерна худенькая Цветка — с красным вином и тоже огурцами. Соседка с другой стороны улицы, Катя, принесла банку солений. Динка подарила оглушительно пахнущий лимон со своего деревца. Уходя на прогулку или уезжая в город, мы часто по возвращении обнаруживали (и до сих пор обнаруживаем) во дворе то кучку яблок на столе, то подвешенный на проволоке пучок лесных трав, то ведерко с гранатами. Только однажды мне удалось разоблачить донатора — Виолетта призналась, что эти сладкие домати (помидоры) — ее. Обычно же подношения остаются анонимными.


Чем мы можем им отплатить? Московскими конфетами? Я, правда, уже знаю, что есть у нас в саду ценного. Лавр, белая шелковица, желтые кабачки цуккини… Но для меня важнее, что, когда у Цветки болит плечо, она приходит ко мне, потому что я умею делать уколы. Когда Катерину боднула коза и рана никак не заживала, я нашла у себя в закромах подходящую мазь, и ногу мы ей вылечили. Врачу, который приезжает из города один раз в неделю, она показывала результат лечения с гордостью. Врач похвалил, и я тоже загордилась. То, что в болгарских селах чаще всего нет врача и даже фельдшера, — тоже результат оптимизации. В России переняли этот европейский опыт, но очевидно же, что зря. Из райцентра Сандански, например, в Плоски неотложка приезжает за пятнадцать минут, а в какую-нибудь рязанскую деревню, думаю, вообще может не добраться.

Философия выживания

Ловлю себя на том, что тоже начинаю рассказывать: «В Болгарии нет пыли». Это потому, что есть обаяние другой, не похожей на прежнюю, жизни. Но вообще-то болгарское село живет трудно. Пенсии маленькие даже по сравнению с нашими. Работы в личном хозяйстве у стариков непомерно много (иначе не проживешь), а для молодежи рабочих мест нет, и село пустеет, оживляясь только по выходным и праздникам. Магистрали Евросоюз строить помогает, а до европейской обустроенности быта, благополучия, чистоты, кукольной нарядности далеко-далеко.


В этом Болгария похожа на Россию. С одной существенной разницей. В Болгарии нет ни нефти, ни газа, которые можно обменять на достижения цивилизации, а то, что есть безусловно ценного, — плоды труда на земле, которые здешние крестьяне с привычным упорством продолжают производить, — Россия у нее давно не покупает, предпочитая везти сомнительно свежие овощи из Чили или Австралии. Поэтому Болгария пока бедная. Но чего у нее не отнять, так это спокойного достоинства, сохранившегося за трудные тридцать лет жизни без «старшего брата».

Уфимский Дом печати поставил российской, да и зарубежной, журналистике немало талантливых творческих специалистов. Их перья успешно «скрипели и скрипят» в Москве и Санкт-Петербурге, в Воронеже, Крыму, Саранске, Казани, Тель-Авиве…

Супругов Иосифа Гальперина и Любовь Цуканову мы отыскали аж в гористом болгарском местечке Плоски. Любовь много лет проработала в нашей газете (тогда она называлась «Советская Башкирия») «на культуре». Иосиф — поэт, писатель, журналист — также начинал в республиканской прессе. Затем семья переехала в Москву, где оба известных журналиста трудились в различных центральных изданиях. И теперь вот живут на два дома, в Москве или в болгарской деревушке. Но и родные места не забывают.

Опубликовано: 28.02.19 (09:23)
Статьи рубрики Cоциум
  Ассортимент предприятия — более 100 наименований.  

Написать комментарий


AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • Выставка
  • Открылась выставка
  • Открытие фотовыставки
  • Город на Неве

Вернуться