Газета «Республика Башкортостан»

Справедливый диктатор

Сегодня над ним властны лишь два ангела и… он сам

И в Кроссе наций Газизов — первый.
И в Кроссе наций Газизов — первый.
Автор: Алексей ШИЛЬНИКОВ
Фото: из семейного архива
версия для печати
И в Кроссе наций Газизов — первый.

«Пенсии вполне хватает, — признается 73-летний Ахат Газизов. — Останься у меня однокомнатная квартира и шесть соток земли — и этого будет достаточно. Стану выращивать картошку, овощи, заведу козу, буду вязать веники на продажу... С голоду точно не пропаду». Руководитель туймазинского холдинга, в который входят два завода технического углерода, предприятия по изготовлению железобетонных изделий и профнастила, магазины, аптеки, пекарни, Ахат Мазитович вовсе не производит впечатления «богатенького Буратино». Живет в небольшом домике со скромным земельным наделом, всегда в одной и той же тщательно отутюженной коричневой «тройке». И нет для него большего счастья, чем промчаться на лыжах или велосипеде по лесу, пробежаться пальцами по перламутровым кнопочкам гармошки.

Жизнь всё расставит по местам

Перечисление своих регалий он начинает не с высшей награды республики — «За заслуги перед РБ», а с медали «За любовь и верность». А как иначе: с супругой Наилей Шарифрахмановной он живет уже 47 лет, воспитал дочь и двоих сыновей, сейчас с удовольствием нянчит семерых внуков. Хотя званий и наград у него вагон и маленькая тележка: «Почетный химик РФ», «Изобретатель СССР», «Заслуженный химик РБ», «Почетный гражданин Туймазинского района»... Корни семейственности и рачительного отношения к деньгам — из самого детства.


Уроженец деревни Самсык Туймазинского района, он назубок знает родословную своей семьи.


— После революции деда по отцовской линии раскулачили вчистую — забрали дом, лошадей, корову и выслали, — рассказывает он. — Спустя время семье разрешили вернуться. Чтобы как-то прокормить родных, дед разобрал одну из построек и продал ее в соседнюю деревню. Через несколько дней поехал за деньгами. Что там случилось, никто не знает, но ближе к ночи во дворе раздалось тревожное ржание, домочадцы высыпали на улицу: там стояла лошадь, а на ней — тело убитого деда.


Как сын кулака о престижной, как сегодня говорят, должности отец Ахата Мазитовича не мог и мечтать. С трудом устроился конюхом. И вскоре… стал лучшим работником по количеству трудодней. Правда, это не особенно помогало ему избегать нападок и придирок вчерашней бедноты: председателем колхоза назначили мужичка, который из живности никогда не держал даже козу.


— Измывался над моим отцом он особенно изощренно, — продолжает Газизов. — Как только папа оказывался в поле зрения, начинал лупить плеткой нашего любимого жеребца. Тот едва сдерживался, чтобы не броситься на него с кулаками.


Впрочем, сегодня на обидчиков их семьи Ахат Мазитович зла не держит. Говорит, жизнь все расставила по местам: тот, кто когда-то раскулачивал его деда, и сам счастья не нашел, и его дети и внуки жить лучше не стали. Он глубоко убежден — если ты кого-то жестоко обидел, обрек на голодную смерть, счастья не будет ни тебе, ни твоим потомкам.

В вечернюю школу «послал» Хрущёв

Вдоволь хлебнула горя семья Газизовых и в Великую Отечественную, и в тяжкие послевоенные годы. Отец вернулся с фронта инвалидом; из 12 детишек выжило только пять… Детей чуть ли не с пеленок учили зарабатывать и ценить даже малую копеечку. Наравне со взрослыми они заготавливали кожуру корней бересклета, которую государство закупало для выработки резины, возили на продажу в соседнее «село нефтяников» — Серафимовский — молоко, катык, кефир... Все полученные деньги шли на покупку школьной формы.


— Тогда же я понял: после школы надо идти в «нефтянку» — без куска хлеба точно не останешься.


Еще больше он укрепился в этой мысли, когда со второго класса стал учиться в Серафимовской средней школе. Добираться туда приходилось на автобусе. Его однокашнику родители (нефтяники!) покупали месячный проездной за 1,5 рубля, что для юного Ахата казалось целым состоянием. Те 10 копеек, которые он ежедневно получал на проезд «туда-обратно», мальчик предпочитал тратить на еду: пирожок с капустой стоил три копейки, с мясом — пять. А на автобусе ездил зайцем.


— Правда, в седьмом классе я все-таки попался, — признается он. — Причем контролер развел меня как мальчишку. Попросил показать дневник. «Ого, какой молодец — одни пятерки! А ты, значит, Ахат Газизов? Ладно, езжай». А через неделю в школу пришла «телега», где меня просили хорошенько пропесочить на школьном собрании.


«Песочить» подростка, который в том же году был признан лучшим учеником школы, прилюдно не стали. А через два года он и сам перевелся в вечернюю школу. Причиной тому послужило нововведение Никиты Хрущева, который повелел перевести школьную программу на 11-летнее обучение. При этом старшеклассникам предписывалось четыре дня учиться, а два дня — проходить трудовое воспитание. Но на местном заводе работы и для взрослых не хватало. Так не пойдет, подумал Газизов и перевелся в вечернюю школу. Ее программа подразумевала четыре дня учебы и три — отдыха. В эти три «выходных» Газизов успевал и родителям помочь, и позаниматься самообразованием. Да так успешно, что окончил школу на одни пятерки. И, как мечтал, поступил в Уфимский нефтяной институт.

«Мы за всё ответим в Судный день»

Оглядываясь назад, сегодня Газизов понимает — его родители совершили настоящий подвиг, сумев всем своим детям дать высшее образование. Для деревни, где в послевоенные годы люди перебивались с хлеба на квас и где поступление даже в техникум считалось удачей, — редчайший случай.


Интересный факт из его студенческой биографии: в течение пяти лет он был старостой группы. Но после обеда в столовой обязательно благодарил вслух Всевышнего. Однокурсники удивлялись: ты же комсомолец, староста группы — зачем так рискуешь? А он, с детства воспитанный в уважении к религии, искренне верил: у человека на каждом плече сидит по ангелу, один из которых записывает его хорошие поступки, другой — плохие. И в Судный день за них придется ответить.


— Знаете, как в то время студентов загружали учебой? — говорит он. — Первый полноценный день отдыха мы смогли устроить только на третьем курсе! Если студент получал три-четыре двойки за семестр — все, до свидания. В результате из 128 моих однокашников до выпуска дотянули только 63.


Как одному из лучших выпускников, Газизову предложили самому выбрать, где бы он хотел трудиться. Юноша думал недолго — конечно, в Серафимовском, в НГДУ «Октябрьскнефть». Его приняли на должность слесаря 4-го разряда и отправили в цех комплексной подготовки откачки нефти.


— Наставниками у меня были два бывших фронтовика, — улыбаясь, вспоминает Ахат Мазитович. — Как правило, со своей работой они управлялись за полдня. А затем до вечера обсуждали, кто, где и как воевал. Участвовать в их баталиях мне было неинтересно, и я обратился в Октябрьский нефтяной техникум с просьбой взять меня преподавателем. Директор учебного заведения был только рад — учителей не хватало. Так что когда старшие товарищи начинали свой диспут, находил укромный уголок и готовился к урокам. А вечером преподавал на третьем курсе.

Из банкротов — в процветающие

В 1970 году судьба Газизова делает неожиданный поворот — ему предложили должность… второго секретаря райкома комсомола. Он долго отнекивался — ну какой из меня комсомольский вожак? Однако в то время не зря существовал лозунг: «Партия сказала — надо, комсомол ответил — есть!» И вскоре он перебрался в Туймазы где, по его словам, из ровного, размеренного существования нырнул в беспокойную, бурлящую действительность.


Правда, когда получил первую зарплату, схватился за голову: в НГДУ ему платили 350 — 360 рублей, а здесь выходило на руки ровно 120! Когда стал первым секретарем, добавили еще 30. Однако он ясно понимал — обратного хода нет. И так рьяно взялся за дело, что вскоре его опыт работы с молодежью рекомендовали другим райкомам и горкомам. А спустя время пошел на повышение, став освобожденным секретарем парткома Туймазинского управления буровых работ.


— Выскажу крамольную мысль: я много лет трудился на руководящих должностях. И укрепился во мнении, что со временем любой руководитель отчасти становится диктатором, — делает неожиданное отступление Газизов. — Его уже мало волнует чужое мнение, притупляется умение слушать и слышать, уходит понимание, что есть люди умнее тебя и ты тоже можешь совершать ошибки. Поэтому считаю, что подолгу держать человека руководителем на одном месте никак нельзя.


А в целом за всю свою жизнь я только раз написал заявление о приеме на работу. В последующем все решения за меня принимала партия.


В результате одного из таких решений в начале 80-х его назначили директором опытного завода в Серафимовском, который на тот момент находился в предбанкротном состоянии. Прошло совсем немного времени, и предприятие сумело набрать столько заказов, что на полученную прибыль построило новый цех, 105-квартирный дом, профилакторий «Рубин» на озере Кандрыкуль. Он так бы и трудился здесь до самой пенсии, но тогдашний глава страны Михаил Горбачев обязал всех директоров жить там, где находится предприятие. В противном случае запрещалось использовать персональный автомобиль для доставки руководителя из дома до работы. Газизов, который уже обосновался в Туймазах, возмутился: «Я человек не гордый — готов добираться и на общественном транспорте. Но, учитывая, как он ходит, полноценно исполнять обязанности руководителя уже не смогу».


В итоге в 1986 году строптивому директору предложили возглавить Туймазинский завод техуглерода. Повторялась прежняя ситуация — завод «лежал на боку», и «наверху» всерьез обсуждался вопрос о его закрытии. Оказавшись здесь впервые, Газизов только ахнул: сажа была повсюду — в цехах, кабинетах, на воротниках работников и даже в носках внутри ботинок.


Чтобы переломить ситуацию, новый руководитель сосредоточился на двух направлениях: начал снижать себестоимость и активно проводить природоохранные мероприятия. Но едва что-то начало получаться, грянула перестройка, которую сегодня здесь вспоминают как страшный сон.


В то время 97 процентов оплаты проводилось не деньгами, а бартером, выбить мазут — основное сырье — стало невероятно сложно. Чтобы сохранить производство, Газизов стал искать точки сбыта по всему миру. Однажды вышел даже на Северную Корею, которая в обмен на техуглерод стала слать туймазинцам аккумуляторы, спортивные костюмы, кроссовки… Аккумуляторы предприимчивый директор менял в «Башнефти» на сырье, а ширпотреб отправлял в заводской магазин.


— Дадут мне на бартер «Волги» и «Жигули», я их тут же меняю на муку, сахар, обувь, одежду и тоже в магазин.


Сегодня продукция туймазинцев поставляется во все уголки России и десятки стран мира, оборот завода достиг 2,8 миллиарда рублей. А у неугомонного председателя совета директоров — новые планы: «Хотим перейти на автономное энергоснабжение предприятия. При производстве углерода вырабатывается очень много тепловой энергии. Собираемся установить рекуперационную установку, которая позволит вырабатывать электроэнергию для собственных нужд. А как иначе — XXI век на дворе!».

Опубликовано: 28.02.19 (09:23) г. Туймазы
Статьи рубрики Спорт
Команде нужны свежие силы и возможности сохранить силы прежние.    

Написать комментарий

дед2019-03-02 10:49:14
В январе 1972 года меня, как и героя этого повествования избрали первым секретарём райкома ВЛКСМ... Денежное содержание секретарей комитета было следующим: секретарь по школа--130 рублей...второй секретарь---150 рублей...первый секретарь--170 рублей...Дополнительно все секретари получали по 15 рублей так называвшихся "безотчётных"--- на возмещение командировочных расходов.И ещё: никакого такого распоряжения Горбачёва по "привязке"жилья руководителей предприятий к месту расположения подотчётных им производств,конечно же. не было... и не могло быть по определению...то выдумка либо героя повествования, либо автора статьи...И ещё, я уже здесь писал как-то об упорно живущей тенденции в творчестве отдельных авторов газеты, а именно:герои плодов их творчества обязательно являют из себя потомков либо мулл..либо иных священнослужителей...обязательно репрессированных...либо представляют из себя внуков-правнуков раскулаченных или иным способом покалеченных пролетарской властью...но успешно прошедших обучение в вузах и занявших на социальной лестнице очень даже неплохие места...Что-то у таких журналистов одно с другим не сходится: власть содержанием одна, но в одном случае кровавая и страшная .. и заботливая, не мстительная в другом...

AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • Открытие трудового семестра в вузах РБ
  • Актеры тюркоязычных театров посетили Площадь Салавата
  • Республика Башкортостан приняла эстафету Всероссийского театрального марафона. Торжественная передача символа Года театра от коллег из Пермского края состоялось  10 мая 2019 года на сцене Уфимского государственного татарского театра «Нур»
  • Всероссийский
конгресс «Вектор
Детство-2019»,
прошедший
в уфимском Конгресс-
холле, собрал более
700 участников
со всей страны —
уполномоченных
по правам ребенка
регионов, которые
на этой же площадке
провели свой съезд,
представителей власти
и родите

Вернуться