Газета «Республика Башкортостан»

101 роза для бабушки Ямал

В свои сто лет, заявляет уфимская долгожительница, она вполне могла бы колоть дрова

Столетняя юбилярша исполнила для гостей татарский танец.
Столетняя юбилярша исполнила для гостей татарский танец.
версия для печати
Столетняя юбилярша исполнила для гостей татарский танец.

Говорят, что в Уфе не та экология. Что продукты мы едим неправильные, что вечно пребываем в стрессе, что ритм жизни в мегаполисе укорачивает годы и,вообще, долгожители бывают только в горах. Все эти «говорят» опровергает своим примером Ямал Валиевна Филатова. В свои сто лет она совершенно самостоятельно ведет хозяйство, ходит за продуктами, раз в месяц делает маникюр и педикюр в парикмахерской и любит от души попариться в бане. Живет одна в обычной городской квартире, внучки приезжают только навестить.

Последнюю кофту отдала за полтора килограмма муки

В гости к бабушке Ямал мы пришли, когда еще не успел завянуть подаренный ей на юбилей букет — 101 белоснежная роза. Платье к своему столетию она покупала сама, сделала прическу, а под занавес торжества исполнила для гостей татарский танец. Плясала, судя по сделанным в ресторане фотографиям, в туфельках на каблучках.


— Ну уж, разве это каблуки! — пренебрежительно взмахивает она рукой. — Низкие совсем, раньше я всегда на высоких ходила.


На пенсии Ямал Валиевна уже 44 года. Официальный трудовой стаж — тоже 44 года. Что работала в поле с десяти лет, а в 15 уже заведовала яслями в колхозе — не в счет. Доколхозные времена она тоже застала. Родители считались середняками: у них была лошадь, корова, овечки и 12 человек детей. Ямал — старшая. Когда в ее родном Староиликово Благовещенского района стали создавать колхоз, девочке уже исполнилось 11. Помнит, сколько ненависти вспыхнуло тогда между односельчанами: деревня раскололась на бедных и богатых, вчерашние друзья-приятели дрались, убивали друг друга. Кулаки говорили, мол, в колхозе все общее будет: и постель, и посуда, и жены с детьми. «Мать наслушается таких разговоров — пойдет, заберет заявление из сельсовета, отец обратно несет. И не мы одни такие были, все так делали», — вспоминает бабушка Ямал.


После седьмого класса она поехала учиться в Бирск, в педагогический техникум. Первый курс окончила на одни пятерки, а доучиваться ей предложили заочно: лучших студентов сразу отправляли работать в школу. Дали на выбор несколько районов, где особенно не хватало учителей. Ямал выбрала Караидельский. Знала о нем только одно: из Караидельского района к ним в деревню приходили за милостыней, значит, это где-то рядом. В первый раз отправилась на работу пешком из Староиликово. Прошла лес, несколько деревень, спросит дорогу — а ей говорят, дальше иди. Потом оказалось, что отмахала за день 75 километров. Было ей тогда 19 лет.


Техникум Ямал окончила, перебралась работать поближе к дому, в Мишкинский район, а с началом Великой Отечественной и вовсе уволилась, чтобы быть рядом с родителями. В своей деревне места в школе не нашлось, взяли ее заведующей в магазин, и больше в учителя она уже не вернулась, до пенсии проработала в торговле.


В 1942 году Ямал вышла замуж за парня из соседней деревни, спустя четыре года овдовела.


— Известно, какие в войну женихи: кого на фронт забраковали, те нам и достались, — замечает она, пряча в глазах усмешку. — Кашлял Кавый, а родня скрывала, что он серьезно болен.


На тот момент Ямал уже сговорилась о свадьбе с другим, да только из двух женихов отец выбрал Кавыя. Сваты сказали, он внук муллы, а для старого поколения это имело большое значение. Поэтому любила Ямал одного, а замуж пошла за другого. Через год у них родился сын Раиль.


Как пережили войну, об этом Ямал Валиевна может рассказывать только со слезами. Сначала она поменяла на еду всю свою одежду, осталась без единого платья. Последнюю кофту отдала за полтора килограмма муки и даже сварить из нее ничего не смогла: сил не хватало ждать, пока раздобудешь дров, затопишь печь, вскипятишь воду. Так, мешая с холодной водой, и съела. Летом муку делали из высушенных в печке листьев липы: добавляли ошпаренную кипятком молодую лебеду и пекли лепешки, варили похлебку. Под конец зимы выбирали из-под снега гнилую картошку, пшеницу, просо. Многие от такой еды умирали. В деревне был случай: муж с женой отравились, семеро маленьких детей остались одни. От государства им даже пенсии никакой не дали, и жили сироты как бездомные собачата: что подберут под ногами, тем и сыты. Кто совсем уж ослабевал от голода, тем разносили «общественный» бульон, сваренный из мяса готовых вот-вот пасть коров и лошадей. Но ребятишкам и в этом случае ничего не полагалось: не то много их было, не то считалось, что молодой организм и сам справится.


После войны Ямал Валиевна переехала с сыном в Уфу, в 1956-м снова вышла замуж. С Алексеем Филатовым они прожили 35 лет, он умер уже в нынешней квартире. Детей со вторым мужем не получилось, сын так и остался единственным. Мотогонщик Раиль Сафаров — это имя в республике знают все поклонники спидвея. 12 лет назад его не стало.


— Только это и мешает мне сказать, что я абсолютно счастливый человек. Был бы сын живой, я бы больше ничего не желала, — признается бабушка Ямал.

Берегите нервы

Квартира у нее ничем не напоминает стариковскую — чисто, светло, просторно. Ремонт делали родственники, а всю работу по дому хозяйка выполняет сама: готовит, убирается, ходит по магазинам и не видит в этом ничего удивительного. Говорит, жила бы в деревне — могла бы и дрова колоть, силы в руках хватает.


— У меня мама, когда ей было 80 лет, одна наколола целую машину поленьев. Потом, правда, слегла, всю зиму проболела, и весной ее не стало. Но это потому, что врача в деревне не было, а так бы она и дальше жила, — считает Ямал Валиевна.


Сама она тоже не большой любитель ходить по больницам. Пока не вышла на пенсию, даже карточки в участковой поликлинике не имела. Но медосмотры как торговый работник проходила аккуратно, раз в год. Сейчас с той же регулярностью ложится в госпиталь ветеранов войн для профилактики. Там удивляются: в свои годы бабушка практически здорова. Ноги как у молодой, сердце в исправности, голова ясная. Только зрение и слух года три-четыре как подводить стали.


— Глядим мы на нэнэйку и многому учимся, — говорит внучка Лилиана Сафарова. — Она очень позитивная, общительная, зла ни на кого не держит. Меня восхищает, как она следит за собой. Платья нарядные покупает, прически делает, чтобы в зеркало смотреться с удовольствием. И от нее никогда не услышишь старческого брюзжания, о плохом она не говорит.


Как утверждают бабушка и внучка, долгожителей у них в семье не было. Но, видно, какой-то особый жизнестойкий ген все же проник в кровь этой породы. Взять отца нашей героини Мухаметвали Яфизова. Молодым мужиком, еще до войны, он остался без обеих ног: работал в колхозе на молотилке и угодил в крутящийся барабан. Пенсии как инвалиду ему не дали, да он ни на кого и не рассчитывал. Соорудил себе подпорки из коры дерева, обмотанной катаной шерстью, совал туда обрубки ног и ходил, опираясь на костыли. Снова сел на молотилку на пару с 14-летним сыном: куда не мог дотянуться в кабине, сын помогал. Потом купил швейную машинку, начал шить платья, куртки кожаные. Шерсть теребить, валенки катать — всему научился. Без ног росточку стал крохотного, а характером не поменялся, унывать не умел.


Мы попросили Ямал Валиевну поделиться ее рецептом долголетия.


— Самое главное — нервы надо беречь, — утверждает она. — Многие переживают по пустякам, изводят обидами себя и близких, а ты, если действительно беспокоишься о родных людях, почаще им улыбайся и показывай, что все хорошо. Если при мне ссорятся, говорят на повышенных тонах, я просто отворачиваюсь и молчу. Пускай спина моя слушает, а я не буду.


Второе, столь же необходимое условие — движение. Чем больше ты двигаешься, тем дольше проживешь, утверждает бабушка Ямал. Утро она начинает с 40-минутной гимнастики. Сначала машет руками-ногами, стоя на коврике перед кроватью, потом переходит на упражнения лежа, кое-что из йоги тоже умеет. После зарядки завтракает, проветривает комнаты и идет на прогулку — в любую погоду. Потом обедает, отдыхает, смотрит немного телевизор. Не любит только передачи о прошлом: там, поясняет, она и так все знает.


— Так, как сейчас, я готова жить и жить дальше. А если стану беспомощной и кто-то должен будет за мной ухаживать, тогда уже хватит, так я не хочу, — говорит она.

Опубликовано: 01.02.19 (13:11)
Статьи рубрики Cоциум
Денис Назиров тоже был в том автобусе.    

Написать комментарий


AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  •  «Салават Юлаев» - «Ак Барс» 3:2
  • Выставка фотографий Аполлония Зираха «Чернобелая жизнь серебряного города».-
  • В Уфе прошли выборы председателя Уфимского федерального исследовательского центра РАН
  • Состязания соберут более 150 спортсменов со всех районов республики. Юноши от 10 до 16 лет, а также мужчины от 18 лет смогут побороться за звание лучшего в стенах спорткомплекса «Динамо».

Вернуться