Газета «Республика Башкортостан»

Встретились на войне два Юрия — Никулин и Слепов

Наш земляк прошёл путь от сына полка до атомщика

Юрий Слепов в годы войны.
Юрий Слепов в годы войны.
Автор: Елена КАТКОВА
Фото: из семейного архива
версия для печати
Юрий Слепов в годы войны.

Недавно после капитальной реконструкции открылась уфимская школа № 1 (ныне лицей). Пятьдесят лет назад мы пришли сюда в первый класс. При нас в школьном дворе был установлен гранитный памятник учителям и ученикам, не вернувшимся с Великой Отечественной. Его автор — известный архитектор заслуженный строитель РБ Михаил Мазин, по проектам которого, кстати, построены ГКЗ «Башкортостан» (бывший ДК «Нефтяник»), здание Госсобрания РБ, первая уфимская девятиэтажка, где когда-то был магазин «Хрусталь». В конце 30-х годов Михаил Мазин учился в нашей школе, тогда она называлась образцовой средней школой № 1.

Дети полка

К счастью, ныне здравствует выпускник нашей школы 1941 года Юрий Николаевич Слепов. Ему идет 95-й год, но память прекрасно хранит минувшее.


— Июнь сорок первого. Я перешел в десятый класс. Наша первая образцовая школа тогда располагалась на улице Красина, в здании нынешней 91-й гимназии. В сентябре, когда мне стало ясно, что без меня фашистов не разобьют, явился в военкомат, чтобы пойти на фронт добровольцем, — рассказывает он. — Но там завернули: «Подрастешь — придешь!». Тогда мы с закадычным приятелем Мишкой Мазиным (он был помладше, забегая вперед скажу: нашей дружбе — 80 лет!) решили тайком бежать на войну. Сели в проходящий воинский эшелон. Бойцы приняли нас: вроде как дети полка будем. Доехали до Аксаково. Тут нас увидел какой-то капитан, отчитал и ссадил с поезда. Пришлось чуть ли не пешком возвращаться в Уфу.


Но от идеи сражаться с врагом Слепов не отказался. Экстерном сдал экзамены за десятый класс и поступил в Севастопольское зенитно-артиллерийское училище, эвакуированное в Уфу. Оно славилось подготовкой высококлассных специалистов, настоящей военной инженерной элиты.


— Почему туда? Я увлекался электротехникой, радио, собрал даже магнитофон, пусть по нынешним меркам и примитивный, но вполне работающий, — объясняет он.

Двадцатилетний командир

После ускоренного обучения юного лейтенанта отправили на фронт. Попал на Калининский…


— Благодаря этому я выжил. На Калининском фронте шли позиционные бои — болота, снега не давали развернуться крупномасштабным военным действиям. Если бы я попал южнее, под Сталинград, то вряд ли бы выжил, — говорит Юрий Николаевич. — Холодно, сыро, тропки узкие. Шаг в сторону — и валенки полны ледяной воды. Болели, бомбежек и обстрелов тоже хватало. Но и мы сбивали. Моим первым самолетом был немецкий бомбардировщик «Дорнье-317».


Всего на счету моей батареи, это уже когда я стал командиром в 20 лет, три самолета. Думаете, это мало? Сбить самолет — дело непростое! Нужно точно рассчитать точку его встречи со снарядом. Есть специальные таблицы, которые я быстро запомнил наизусть. А в конце войны поступило электронное оборудование по ленд-лизу, и дело пошло еще быстрее.


Победу встретил на Третьем Белорусском фронте, под Кёнигсбергом. 9 мая в четыре часа утра в дверь землянки кто-то постучал. Я отозвался, но пистолет на всякий случай достал. В землянку вбежал радист: «Комбат, победа!» Я не поверил. «Да только что передали, — кричит он. — Германия капитулировала!». Ох и шум тут начался! Палили в воздух, кричали, обнимались…


Юрий Николаевич вспоминает, а глаза его счастливо блестят. Сколько же было радости тогда, в сорок пятом, что не расплескалась она до сих пор, за без малого 75 лет!

Спасибо, что живой

На полке стоит фотография — кадр из известного фильма «Они сражались за Родину». Эту кинокартину наш фронтовик уважает особенно — за правдивость и искреннюю игру актеров. С одним из них, всенародно любимым Юрием Никулиным, судьба свела однажды на дорогах войны. Трудно поверить, но это так.


— С Юрием Никулиным мы были соседями: наши части воевали рядом. Как-то, уже в конце войны, нас немцы поприжали. Окруженные, они пошли на прорыв. Так Никулин в одиночку смог отбить эту атаку. Можно сказать, почти на моих глазах.
Машина, что возила его тяжелое орудие, на мине подорвалась. Никулина временно оставили у моста с пушкой, а вся батарея ушла вперед. Рядом стоял дом.


На той стороне реки показались немецкие танки. На мост, значит, стали заходить. Он не растерялся, развернул орудие и ударил прямой наводкой. А женщина — хозяйка дома с двумя малыми сыновьями, помогала снаряды подносить, тяжелые они были, под 60 кг. Первый танк он поджег прямо на мосту и так мост закупорил. И начал остальные расстреливать. А тут и мы подоспели, наша батарея…


Это сегодня легко рассказывать, а тогда было совсем не радостно. Но принцип жизни был такой: сейчас живой — ну и слава богу. Через час не будет — значит, так положено.


Полный кавалер ордена Отечественной войны, Юрий Николаевич после войны окончил Московский нефтяной институт (ныне РГУ нефти и газа имени
И. М. Губкина). Стал атомщиком — занимался разработкой использования точечных ядерных зарядов в мирных целях, награжден золотой медалью ВДНХ СССР. Мирный атом использовался для выявления залежей полезных ископаемых, создания подземных емкостей и хранилищ — запаса нефти и газа, при дроблении руды.


— Опасно? Не опаснее электричества! Важно все правильно рассчитать, — утверждает он.


Мы беседуем с Юрием Николаевичем, и в его словечках, шутливой интонации я узнаю своего деда, тоже фронтовика. Потрясающая сила воли, жизнестойкость, оптимизм отличали это удивительное поколение. Поколение победителей.

Опубликовано: 18.01.19 (09:19)
Статьи рубрики Cоциум
  Эд Халилов знает все о секретах выживания.  

Написать комментарий


AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • На «Обрчасе» обсудили вопросы организации школьного питания
  • Радий Хабиров встретился с Героями Советского Союза и Российской Федерации
  • Дни красоты в Уфе.День второй

Вернуться