Издательство «Республика Башкортостан»

Стальной офорт, бумажный ангел

Когда-то критики звали его антисоветским художником, сегодня — представителем соцреализма. А он ни то, ни другое, ни третье, он…

Камиль Губайдуллин. «Весенний Тайрук». Офорт.
Камиль Губайдуллин. «Весенний Тайрук». Офорт.
Автор: Евгений ВОРОБЬЁВ
версия для печати
Камиль Губайдуллин. «Весенний Тайрук». Офорт.

Большое видится на расстоянии. Только так можно обозначить в башкирском изобразительном искусстве явление по имени Камиль Губайдуллин. Он ушел от нас в прошлом году, и чем больше проходит времени со дня расставания, тем значимее кажется его неординарная личность.

Послевоенные годы. На окраине Ишимбая в семье, весьма далекой от живописи — мама учитель истории, папа металлург, — жил-был ничем не примечательный мальчик. Обживал окрестности, исследовал с друзьями берега по-летнему спокойной речушки Тайрук, в ненастье часами валялся на печи, зачитываясь книжками. Еще вместе с другими мальчишками и девчонками частенько заглядывал в гости к соседке, от рождения глухонемой, но изо всех сил старающейся показать окружающим свой мир в красках. Она потрясающе рисовала. Картины просто завораживали. Это и был ее язык, данный Богом взамен обыкновенной человеческой речи.


А еще была мечта у Камиля — стать настоящим художником. Мечта тайная. Он неплохо рисовал, и еще в детском саду воспитательница, показывая его первые работы, однажды сказала: «Смотрите, дети, как здорово получается у Камиля! Наверное, он станет художником». Никому не дано знать, как слово Божье отзовется, но в душу мальчика зерно запало. Он стал стараться и уже в школе опять услышал эту будоражущую мечту фразу: «Быть нашему Камилю художником!» И еще раз. И еще раз. И уверовал.


Как-то на уроке учительница рассказала о японской девочке, пострадавшей от ядерной бомбардировки в Хиросиме и поверившей в чудо: что спасет ее тысяча бумажных журавликов, сделанных своими руками. Но не успела. Учительница при них сложила фигурки журавлика, ангела, человечка, несколько других оригами, и Камиль поразился, как можно из обыкновенного испачканного чернилами тетрадного листка, всего лишь согнутого строго в нужных местах, сотворить, в сущности, скульптурные символы добра, борьбы и вечности.


Потом был изокружок, потом студия живописи под руководством Ивана Павлова, прирожденного педагога, ученика самого Тюлькина. Все, кто занимался у Павлова, впоследствии стали художниками. Камиль Губайдуллин не исключение. С благословения учителя он и еще пятеро его выпускников отправились в «хлебный» Ташкент, признанный к тому же и одним из центров богатейших живописных традиций, приумноженных эвакуированной туда в войну элитной интеллигенцией. Конкурс для худграфа был огромный — девять человек на место. И все шестеро ишимбайских «паломников» поступили.


Камиль не сразу пришел к графике. Был и живописцем, весьма, кстати, востребованным. Работы его охотно раскупались. Их сегодня можно встретить во многих уголках России и мира — от республик Средней Азии и Поволжья до уфимской Нестеровки и Московского музея изобразительных искусств имени А. Пушкина, от собрания Токийского артуниверситета и Лондонской национальной королевской библиотеки до частных коллекций в Австрии, Германии, Голландии, Италии, Франции, США.


А тогда, в Ташкенте, пришло вдруг открытие, что живопись, увы, гораздо более подвержена профанации и субъективной спекуляции, обтекаемости и растекаемости мысли, чем графика — строгая, аскетичная, внутренне дисциплинирующая в подборе образов и средств выражения, публицистичная и интеллектуально насыщенная. Несколько вымученных, но выверенных линий — и вот он, спасительный образ. Сразу вспомнился и журавлик, и человечек, и ангел.


И еще заметил: кто в живописи не очень, тот и в графике слаб, а вот настоящий график — обязательно сильный живописец. История подтверждает: офорты Рембрандта на библейские мотивы — вершины его мастерства. Не могли не прийти к графике Дюрер, Леонардо, Рафаэль, Тициан, наши Серов, Поленов, Врубель, Кипренский, Венецианов… Великих наберется не на одну страницу. В искусствоведческих статьях на тему современной графики нередко упоминается имя Камиля Губайдуллина.


Его публичность начиналась со Средней Азии, с берегов умирающего Арала, где он три месяца жил среди местного населения, наравне с ним перенося все бедствия и тяготы наступающих времен. Оттуда — его нашумевшая серия офортов «Аральское море».


А потом, ближе к возрасту Христа, отчаянно потянуло вдруг к истокам, к воспоминаниям детства. Оказалось, чтобы узнать истинную цену бывшей обыденности, нужно было отдалиться от нее настолько, чтобы незримая пуповина, соединяющая каждого с родом его, с родиной, отчаянно зазвенела натянутой до предела, рискующей порваться струной. Приехал, а выяснилось — нет уже той прежней чистоты. Понятно стало, что и здесь надо бороться. Что сохранность памяти требует не меньших усилий, чем сохранность природы. Так появились серии «Жизнь поэта», «Земля Юрматы», «Пословицы и поговорки», «Экология власти»…


На выставке памяти художника многие его коллеги и ученики отмечали: «Камиль Губаевич всю жизнь поворачивался лицом к ветру», «Губаич всегда шел против течения»…


Когда-то работы Губайдуллина критики называли мрачными и безысходными, а его самого — антисоветским художником. Сегодня многие, наоборот, предпочитают звать соцреалистом. А он ни то, ни другое, ни третье. Он огромный и глубокий, как космос. И одновременно — просто Губаич. Много ли найдется художников, которых достаточно упомянуть по отчеству, и сразу станет ясно, о ком речь? Без регалий, наград и званий, которые у него, конечно же, есть.


…Пластины офортов хранятся вечно. Бумажные ангелы и человечки сгорают быстро. Если только не дать им вторую жизнь — в цинке, меди или стали. В памяти.

Опубликовано: 29.11.18 (09:12) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Культура
  Экспонатами организованной в рамках симпозиума выставки стали раритеты сразу трех музеев республики.  

Написать комментарий


AHOHC

Среди подписчиков газеты будет разыгран велосипед
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
  • Стороны обсудили вопросы укрепления взаимодействия, реализации совместных проектов, поддержки малого и среднего бизнеса в республике.
  • Наряду с конкурсантами из республики в них принимают участие студенты из Москвы, Липецка, Казани и Оренбурга, сообщает пресс-служба министерства образования РБ.
Соревнования будут проходить в Уфе, Стерлитамаке, Салавате, Октябрьском, Нефтекамске, Сиб

Вернуться