Издательство «Республика Башкортостан»

Кольская сверхглубокая: колодец в ад?

В проходке самой глубокой в мире и самой загадочной скважины участвовали и специалисты из Башкирии

Леонид Леготин на материалах Кольской скважины защитил кандидатскую диссертацию.
Леонид Леготин на материалах Кольской скважины защитил кандидатскую диссертацию.
Автор: Ринат ФАЙЗРАХМАНОВ, Энгель ЗАЙНЕТДИНОВ
Фото: Ринат ФАЙЗРАХМАНОВ
версия для печати
Леонид Леготин на материалах Кольской скважины защитил кандидатскую диссертацию.

Она как женщина — одну оставлять нельзя

Итак, ниже отметки 12 км 262 м Земля людей не пустила. Бурение прекратили. Скважину законсервировали. Хорошо, что не забыли напрочь. И тут возникла догадка: может, кто-то очень умный специально пустил слух о преисподней, чтобы уберечь сверхглубокую от полного забвения? Ведь у нас, россиян, не раз так бывало: вбухиваем миллиарды в какой-нибудь проект и бросаем его на полдороге. Другое дело, в Германии. Там по примеру СССР тоже взялись за бурение сверхглубокой, и повторились те же аварии, что у нас. Добравшись до 9,1 км, немцы прекратили работы, стоившие бюджету страны 338 млн долларов. Но затем скважину передали ученым для наблюдения за недрами и заодно сделали объектом туризма. Думаю, на Кольскую туристы тоже повалили бы, поклонников бесовщины у нас немало.


А недавно, нынче в сентябре, на объекте, обрастающем тайнами, побывали наши коллеги журналисты РИА Новости Алексей Михеев и Александр Егорцев и убедились, что человеку там не по себе.


— Были ли здесь «звуки ада»? — переспрашивает журналистов проводник Сергей Нестеренко. — Меня оставляли дежурить и ночью, и днем, одного, когда на буровой уже не было персонала. А до этого тут работал мой отец — обслуживал оборудование. Так вот, не было этих звуков. Если бы что-то было, мы бы наверняка знали...


Но в одном из корпусов у лестницы, ведущей на второй этаж, он останавливается, замирает, несколько секунд к чему-то прислушивается и тихо говорит: «А вот туда мы не пойдем». — «Почему?». «Там как-то нехорошо. Не скажу точно, что именно, но мне там однажды стало страшно. Больше стараюсь туда не заходить», — туманно ответил проводник.


Это был проект планетарного масштаба, вспоминают местные жители. А сейчас все разрушено. Причем словно в каком-то безумии.


— Поражает энергия разрушения. Не просто разворовали, а именно остервенело разгромили. Жалко труд поколений ученых, в том числе и моего отца, жалко нашу сверхглубокую! Вот как это все взять и убить, уничтожить? — сокрушается Сергей.


Посмотреть на развалины, на замурованный выход скважины приезжают со всего мира. В корпусах отлично сохранились жилые помещения: только стекла заново вставить и коммуникации восстановить — и будет гостиница для туристов. А если смущают инфернальные легенды и слухи о всякой нечисти, в конце концов можно пригласить священников, освятить скважину и поставить рядом памятный крест.


— Понимаешь, сверхглубокая скважина — она как женщина. Ее нельзя надолго оставлять одну, она этого не прощает, — говорит Сергей.


— Когда меня расспрашивают об этой загадочной истории, я не знаю, что говорить, — признался руководитель проекта академик Давид Губерман. — С одной стороны, рассказы про демона — чушь собачья. С другой стороны, как честный ученый я не могу утверждать, что знаю, что же именно у нас произошло. Действительно, был зафиксирован очень странный шум, потом — взрыв. Спустя несколько дней ничего подобного на той же глубине не обнаружилось.

Если черти и водятся, то в головах людей

Хочется по-доброму упрекнуть менеджмент института НПП ВНИИГИС за то, что он не видит особой необходимости в широкой популяризации научных разработок своего коллектива. А ведь среди них есть суперинтересные. Глядишь, и дети, и пытливые юноши предались бы мечтам о геофизике. Даже американцы признаются: русские часто продвигаются вперед, но из-за полного игнорирования пиара остаются в хвосте. Как будто возникает необъяснимый страх в тот момент, когда надо громко заявить о себе. Национальная черта, что ли? Например, аппарат для исследования глубин Кольской скважины был в свое время заказан ученым ВНИИГИСа, базирующегося в прекрасном городе нефтяников Октябрьском. Его действительно изготовили, и аппарат оправдал надежды заказчика.


— С точки зрения изучения недр, сверхглубокая скважина — это уникальное достижение человечества, — говорит директор ВНИИГИСа Владимир Перелыгин. — Получив заказ, мы занялись развитием новых технологий. Например, бескабельной. Даже когда прибор в скважине раздавило, то запись сохранилась на магнитной проволоке. Извлекли и смогли прочитать. Автор уникального прибора — Леонид Леготин. Те наши наработки стали использовать на стандартных нефтяных и газовых скважинах. Институт считался головным научным учреждением при проведении каротажных исследований Кольской скважины.


Ведущий инженер-геофизик института Владимир Калиберда, дважды побывавший в командировке на Кольском полуострове, отнесся к журналистскому интересу к сверхглубокой спокойно и где-то даже скептически: да было дело, ездили туда, но все там настолько засекречено, что информацию, добытую его прибором, никто комментировать не стал.


— Мы изготовили радиоактивный прибор из пушечной стали для измерения флюидов, рассчитанный на 200-градусную температуру, — вспоминает он. — Повезли его из Октябрьского на Кольскую на обычном уазике-«буханке». Приехали, а там авария. Прибор оставили, вернулись домой. Второй раз поехали, когда скважина достигла глубины 8,3 км. Два дня записывали показания. Позже прибор пригодился на Камчатке для исследования скважины в перегретом паре. Там планировали строительство термальной электростанции.


Леонид Леготин, бывший сотрудник института, а сегодня главный инженер другого геофизического предприятия, защитил в 1989 году кандидатскую диссертацию на материалах по сверхглубокой.


— О Кольской я могу рассказывать очень долго, — откинулся в кресле Леготин. — Когда ее начинали, не ставили цели добиться каких-то рекордов — были чисто научные задачи: получить представление о геологии недр, о новых залежах полезных ископаемых. Первые пробуренные километры уже окупили себя, так как было открыто залегание руды с содержанием никеля. Ниже обнаружили микроорганизмы, минерализованные растворы, о чем раньше не подозревали.


— Если там есть микроорганизмы, может, и черти смогли «прописаться»? — встреваю в монолог ученого-геофизика. Он долго смеется и будто обрубает:


— Черти могут водиться только в наших мозгах!


Решительный ответ лично мне понравился. Но вопрос все-таки остался. Наука пока не объяснила всего мироздания, а раз так, мы не знаем, что там, в забое, стонало: горячая магма или другая форма материи? У всех народов есть на сей счет свои легенды и мифы. Когда Владимир Путин в ходе заседания президентского совета по межнациональным отношениям в Ханты-Мансийске 26 октября посетил там музей природы и человека, директор учреждения Елена Гомонюк рассказала о боге хантов и манси Торуме, а также о верхнем, среднем и нижнем мирах. Такое деление есть у многих народов. Ну и пусть, так понятнее. Неопределенность всегда угнетает.

Опубликовано: 08.11.18 (09:26) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Cоциум
  Старший билетный кассир Наталья Сергеева удостоилась права открыть станцию после реконструкции.  

Написать комментарий


AHOHC

«Великие имена России»
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
  • Леонора Куватова отметила свой юбилей гала-концертом «Жизнь — Балет — Любовь!». На вечер в Башкирский театр оперы и балета с участием звезд сцены собрались поклонники легендарной балерины и педагога.
  • Королева уфимской красоты Татьяна Политова.
  • На сцене Городского Дворца культуры прошёл гала-концерт V открытого городского фестиваля «Русская песня»
  • Второй Уфимский международный салон образования «Образование будущего» получился очень представительным.

Вернуться