Издательство «Республика Башкортостан»

Пунктиры Чулпан Хаматовой

Известная актриса — о своём творчестве и мироощущении

Автор: Елена ШАРОВА
Фото: электронные СМИ
версия для печати

Для хорошего актера откровенный разговор наедине со зрителями всегда сложнее любой роли: ведь он не играет кем-то написанную жизнь, а говорит о самом себе. Полтора часа уфимскую публику держала в напряжении Чулпан Хаматова, выступая на творческом вечере «Пунктиром...» Максимально честная, ироничная, эмоциональная, сильная, несмотря на свою кажущуюся хрупкость, раздумчиво подбирающая слова, чтобы предельно откровенно объяснить, чем живет, о чем мечтает.

О бродячей собаке, наклеенных ушах и счастье

Когда я снялась в фильме «Страна глухих», меня сразу стали приглашать выступить на творческом вечере. Мне было тогда где-то 20 с небольшим, и я считала, что только мое творчество способно рассказать обо мне. Поэтому с какой-то истерической радостью «била копытом» и преображалась из старушки в мальчика-подростка, а по настроению — в бродячую собаку.


С быстротой жонглера меняла тембр голоса, походку, вес, наклеивала огромные подростковые уши. Выступая в Казани, я забыла взять с собой профессиональный клей. Меня ничего не останавливало, и уши приклеила «Моментом». Я отдирала их от головы вместе с частью собственных ушей. Но мне так хотелось доказать всем, и себе прежде всего, что есть такая артистка, она хотя и молодая, но может все.


С возрастом ко мне пришло понимание счастья — это когда я могу ухватить именно эту секунду, это мгновение моего пути. Недавно я прочитала книгу Бориса Мессерера, мужа Беллы Ахмадулиной, «Промельк Беллы»: там много заметок и рассуждений поэтессы. Мне понравилось одно. Она пишет о том, что мы не успеваем узнать, что такое счастье, а счастье — это осознанный миг бытия.


Жизнь — это движение от одной точки к другой, это длинная линия. Когда разглядываешь ее вплотную, линия дробится на кусочки, пунктиры — одни маленькие, другие — побольше, но на них собраны самые важные моменты бытия.

О Марине Чуткой и Чебурашке

Все детство я прожила с внутренним несогласием со своим именем. Когда была маленькой и меня спрашивали: «Девочка, как тебя зовут?», отвечала: «Маша, Лена или Оля». Дома рыдала и требовала себе человеческого имени.


Дело в том, что родители долго не могли придумать мне имя, и папа, отчаявшись, объявил конкурс среди друзей. Призом был ящик водки. Конкурс выиграл его друг, вспомнивший старинное татарское имя Чулпан. Мама на неделю потеряла папу, который с друзьями осваивал призовой фонд.


Я выросла, приехала в Москву, поступила в театральный институт, стала знакомиться с однокурсниками. Вопрос был тот же: «Как тебя зовут?» — «Чулпан». — «А зовут как? Имя-то у тебя есть?» — «Чулпан». Тут кто-нибудь толкал спрашивающего в бок и говорил: «Да ладно тебе, не хочет, пусть не говорит».


Где-то на третьем курсе я играла Пятницу в детском спектакле «Робинзон Крузо» в Театре Луны. Меня вызвал главный режиссер и сказал: «Завтра придут журналисты — писать о премьере. С таким именем у тебя никогда не будет никакого актерского будущего. Придумай себе псевдоним» Он предложил потрясающие варианты: Ольга Милая, Елена Добрая, Марина Чуткая. Потом у него, кстати, работали актрисы с такими именами. Я решила, что все это больше подходит эстрадным певицам, но пошла серьезно думать.


Статья о спектакле вышла без моего имени — с именем актрисы второго состава. Хотя журналисты смотрели спектакль со мной. Я опять задумалась. А пока думала, меня вызвали на пробы в кино и утвердили на роль. И я осталась Чулпан Хаматовой. Сегодня я благодарна родителям: мое странное имя сразу врезается в память.


Правда, когда я бежала на озвучку своей первой картины, услышала разговор двух женщин: «Ну вот эта молодая актриса, которая снялась у Вадима Абрашитова — на «ч», «Чебурашка», что ли».

О телефоне в маслёнке и детской поэзии

Моя нынешняя жизнь сложена из трех понятий: дочери, творчество: кино и театр, и фонд «Подари жизнь». Я, как девочка на картине Пикассо, балансирую между этими составляющими. Это как три русла, которые стекаются в одну большую реку и несутся куда-то дальше. Я не могу отделить их одно от другого.


У меня три дочери. Кроме абсолютной безоговорочной любви они подарили мне настоящую машину времени: в четвертый раз я читаю свои же детские книжки, смотрю те же мультфильмы.


Каждый мой новый ребенок делает свои открытия. Например, открытие старшей девочки — чудесный детский поэт Рената Муха. Она пишет короткие стихи — очень детские, но очень взрослые. «Ну, дела, — подумал лось, — не хотелось, а пришлось». «Мама — зебра, папа — лось. Как им это удалось?» «Мы с мамой в Африке живем, а в джунглях жизнь не шутка, страшно ночью, страшно днем, а в промежутках — жутко». Открытие младшей дочки — замечательная поэтесса Маша Цфасман. «Мама дома?» — «Мамы нет, мама вышла. В интернет. Мама смотрит в интернете, как дела на белом свете. Кофе пьет, глазами водит: что там в мире происходит. Мама, я тебе скажу: в мире я происхожу».


Я очень люблю, когда ко мне подходят журналисты, суют микрофон под нос и спрашивают: «Как вы все успеваете?» Я чуть не опоздала на интервью, потому что куда-то положила свой мобильник. Искала по всей квартире, пока случайно не нашла его в холодильнике в масленке. Я ничего не успеваю. И мое главное достижение в том, что к нынешнему дню я перестала по этому поводу расстраиваться. Я просто стараюсь жить. А если везет, еще и радоваться жизни. Слава Полунин, потрясающий клоун, любит говорить: «Будь счастлива. При первой же возможности». Я так и стараюсь делать. Есть такая книга «История болезни». Написала ее Ирина Ясина — женщина с крайне тяжелым диагнозом. Она передвигается только в инвалидной коляске, не может шевелить руками, ногами, головой. Она вспоминает то время, когда могла пойти на кухню своими ногами, своими руками поставить кофейник, сама повернуть голову и посмотреть в окно. Какое это было счастье! То, что она потеряла, и было счастьем, а мы пробегаем мимо этого.

Искусство втягивать глаза

Вообще-то, я очень счастливый человек. Я начала сниматься в кино, когда кино в принципе не снималось. Киностудия «Мосфильм» представляла собой убогое зрелище, большой склад, по которому сновали понурые люди с огромными сумками.


А первым моим режиссером стал сам Вадим Абдрашитов. Мне прислали сценарий «Времени танцора». В свои 17 лет я должна была играть 28-летнюю героиню, опытную, роковую женщину. Я не знала, как красить глаза, как ходить на каблуках. Меня одели всем общежитием, накрасили, и я пошла на пробы. Погода была такая: все немного подтаяло, а потом обледенело. Я на каблуках не только ходить, стоять на них не могла. Корпус, где сидел Абдрашитов, был на пригорке. Пока добралась до него, упала 102 раза, порвала юбку, испачкалась и вошла в корпус, чтобы сыграть роковую женщину. Меня отправили обратно, с тем чтобы я вернулась в следующий раз.


Я одолжила у всего общежития деньги и купила автозагар. Намазалась и легла спать. Просыпаюсь — и к зеркалу. Автозагар весь стек на одну сторону: половина лица у меня темно-коричневая, другая — белая и темно-коричневый, как у песика, нос. Абдрашитов каким-то чудом это пережил, только сказал: «Забейте ей эту вторую половину лица». Меня оштукатурили, и я прошла. Мы уехали на съемки в Феодосию. Мне надо было встать на какую-то определенную точку и сыграть: уже мерещились красные дорожки, фестивали, я не сплю ночь, но могу все, правда, от недосыпа не очень соображаю. Встаю на «позицию», и вдруг оператор говорит: «Глаза втяни». Меня никто никогда не учил втягивать глаза. Я пытаюсь сделать это по мере своих возможностей. Оператор опять: «Глаза втяни. Ты меня слышишь?» Я втягиваю настолько, что они приклеиваются где-то внутри черепа. Он снова: «Глаза втяни!» И я понимаю, что никаких фанфар, дорожек, актрисой мне не быть, потому что я не умею главного — втягивать глаза. И вдруг сквозь какую-то пелену до меня доходит смысл разговора оператора с режиссером. Оператор говорит: «Она какая-то странная. Я ей говорю: «Глаза в тени», чтобы она на свет вышла, а она не понимает».

Как подарить жизнь

Я занималась детьми, театром до тех пор, пока не познакомилась с женщиной с горящими глазами — Галиной Чаликовой, которая лечила от онкологии детей. И не просто лечила, а собирала деньги на лечение. Я впервые услышала от нее, что детская онкология лечится, и намного эффективнее, чем у взрослых, потому что детский организм сопротивляется намного мощнее. От нее я узнала, что в мире от этой болезни вылечивается более 80 процентов детей, а в России — меньше 50. И не потому, что это неизлечимо, а только потому что у их родителей не хватает денег на лечение. И я вызвалась помочь. Мне казалось: у нас много богатых людей, которые могут скинуться, чтобы не допустить того, чтобы умирали дети. Я рассказала об этом актрисе Дине Корзун, и мы решили сделать первый благотворительный концерт. Начали обзванивать знакомых. Собрали команду. Забросили все, в том числе собственных детей: думали только о том, что сейчас вот сделаем концерт, соберем деньги, и все закончится и вернется в обычное русло.


Мы сделали концерт, собрали деньги — даже больше, чем нужно. Сидим уставшие, счастливые, плачем от радости, что все получилось и закончилось. И вдруг кто-то говорит: «А давайте на будущий год такой же концерт сделаем!» Врачи — радостно: «А давайте! Нам вот этого не хватает, и этого, и этого…» Мы с Диной переглянулись и поняли: отказать не сможем. Так моя жизнь неожиданно повернула в другую сторону, так появился наш фонд «Подари жизнь».


Я ходила по знакомым артистам, просила у них телефоны богатых друзей, назначала им встречи. Это было время, когда в Москве только начали открываться брендовые рестораны: все состоятельные люди общались примерно в одном и том же месте. Как-то у меня случилось восемь встреч подряд. И вот я в который раз за вечер вхожу в один и тот же ресторан с каким-то по счету мужчиной. Портье выразительно опустил глаза, и я поняла, за кого он меня принимает. Прежние встречи закончились ничем. Я заплакала и сказала: «Не надо меня кормить. Дайте мне денег!» Этот человек так испугался, что оплатил дорогое оборудование.


Бывает момент, когда у ребенка просто не остается сил, чтобы бороться: он перестает есть, общаться, ему не надо ничего, а проще — уйти. С одной из наших подопечных так и случилось. Она лежала на кровати в больнице, повернувшись лицом к стене. А надо сказать, девочка обожала творчество Дианы Арбениной, выучила ее песню наизусть. Врачи мне сказали: «Может, Диана поможет как-нибудь?» У Дианы был очень плотный график, но она нашла время, пришла к Соне, попросила ее маму выйти из палаты. Когда мама вошла обратно, обе сидели на кровати и о чем-то договаривали. Диана вышла, подмигнув Соне: «Ты меня поняла?» А Соня посмотрела на маму и сказала: «Хочу котлету». Это было первый раз за месяц. С этой минуты началось Сонино выздоровление. А я пристала к Диане: «Что такое ты сказала семилетнему ребенку?» — «Я сказала: «Слушай, дорогая, никто не обещал, что жизнь будет легкой. А если ты поправишься, споешь со мной в клубе». И Соня вышла на сцену с Дианой в половине первого в музыкальном ночном клубе.


Мы не знаем, сколько нам дано, и в этот короткий промежуток — а мы все уйдем — нужно обязательно успеть сказать: «Я тебя люблю», успеть извиниться, успеть обнять маму, помочь кому-то. «Противоположность любви — не ненависть, а безразличие. Противоположность красоты — не уродство, а безразличие. Противоположность веры — не ересь, а безразличие. И противоположность жизни — не смерть, а безразличие и к жизни, и к смерти». Это слова писателя Эли Визеля, лауреата Нобелевской премии. Он, безусловно, знает цену этой жизни.

Опубликовано: 06.11.18 (09:19) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Культура
  В прошлом году Леонора Куватова получила престижную премию «Легенда».  

Написать комментарий


AHOHC

«Великие имена России»
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
  • На три дня Уфа стала центром по решению проблем создания комфортной городской среды для сотен студентов трехсот ведущих вузов России. Участники форума – это добровольцы и молодые специалисты в области IT, программирования, инженерии, архитектуры, гра
  • В Русском драматическом театре в Уфе прошла творческая лаборатория современной драматургии и режиссуры. 8 режиссеров из разных городов России на протяжении нескольких дней работали над своими эскизами постановок.

– Подробнее на RB7.ru: https://rb7
  • Сотни предложений от туроператоров были представлены на форуме.

Вернуться