Издательство «Республика Башкортостан»

Владимир Жеребцов: «Писатель начинается с читателя»

Корабельный электрик в море современной драматургии

Автор: Фаяз ЮМАГУЗИН
Фото: Электронные СМИ.
версия для печати

Кого в наше время можно назвать профессиональным писателем? По мнению незабвенного генсека Брежнева, профессиональным писателем мог считаться только член Союза писателей СССР. Видимо, поэтому Высоцкий, Довлатов и другие в СССР писателями не являлись, а будущего лауреата Нобелевской премии Бродского и вовсе осудили за тунеядство. В интернете сколько людей, столько и мнений: «Писатель — это тот, чьи книги издаются». «Это тот, кого читают».

 

Не претендуя на роль третейского судьи, все же замечу: по-моему, профессиональный писатель тот, кто может прожить на гонорары от своей литературной деятельности. В этом смысле нашего экс-коллегу, в прошлом журналиста и редактора газеты «Стерлитамакский рабочий», а ныне известного драматурга, члена Союзаписателей РФ Владимира Жеребцова с полным основанием можно причислить к профессиональным литературным деятелям.

 

География спектаклей по его произведениям впечатляет: его ставят «от Москвы до самых до окраин». Начиная от Калининграда, столичных театров (МХАТ, Театр на Малой Бронной, Московский губернский театр, Театр «Школа современной пьесы») и кончая Театром Тихоокеанского флота. Знакомы с ним зрители Украины, Белоруссии, Эстонии, ФРГ, США.

 

В списке режиссеров, бравшихся за его пьесы, — Олег Табаков, Лев Дуров, Сергей Безруков.

 

Не менее внушителен и список актеров, занятых в этих спектаклях: народные артистки СССР Ирина Алферова и Гюлли Мубарякова, заслуженный артист России Андрей Смоляков.

 

Выпускнику факультета корабельного электрооборудования Ленинградского электротехнического института была уготована судьба корабельного электрика. Но из тихой гавани уездного городка он отправился в плавание по морям и океанам российской драматургии.

 

Правда, сначала два десятилетия отдал журналистике.


Писать на заборе или в газету

Журналист в Жеребцове еще очень даже жив. А потому наш разговор начался с того, что он, со свойственным ему юмором, первым задал вопрос:


— Что ты еще не знаешь обо мне? Как-никак 20 лет просидели друг против друга.


— А, давай, начнем с самого начала. С пробы пера.


— Я был студентом, когда вышла моя первая юмореска. Тогда никакого интернета не было, писать можно было либо в газету, либо на заборе. Перед печатным словом пиетет был огромный. Неудивительно, что тогда я испытал неподдельный восторг! Но прежде чем прийти в журналистику, после института — 90-е годы! — ввязался в коммерческие схемы. Тогда народ безумствовал. В одночасье становились миллионерами и так же мгновенно разорялись. Не знаю, чем бы это кончилось, если бы не Альфия Кульмухаметова — мы учились в одной школе. Сначала она сделала меня героем своей публикации, потом пригласила в редакцию. Дело было летом, пора отпусков, тогдашний редактор Виктор Дятлов взял меня с испытательным сроком.


— Перейдем к драматургии. В одном из интервью реплику «Драматургом может стать каждый» ты парировал: «Все знают, как играть в футбол, но не все играют». В этом смысле ты игрок. Так с чего же чего начался драматург Жеребцов?


— Считаю, что любой писатель начинается с читателя. Не знаю ни одного литературного деятеля, кроме графоманов, которые в прошлом не читали бы запоем. Из всех удовольствий я всегда отдавал предпочтение магии чтения, когда в тиши дома, под свет торшера погружаешься в мир печатного слова. Читал все подряд, в том числе и пьесы. Кстати, в школе даже играл в каких-то советских молодежных постановках. Режиссером была учительница по русскому языку.


Что до литературного творчества, я всегда четко чувствовал свой диапазон. Вообще, трудно говорить о себе, но однозначно могу сказать, что я не «описатель». Известный классик описывал дуб на нескольких страницах — это точно не мое. Попробовал историю в диалогах — вроде, получилось. Свою первую пьесу прочитал родителям. Им понравилось, и я на всех парусах полетел показывать свой «шедевр» тогдашнему главному режиссеру Стерлитамакского русского драматического театра Дмитрию Шрагеру.

Журналист исполняет сальто

Надо отдать Шрагеру должное: он не стал вытирать о пьесу ноги, хотя, как я сейчас понимаю, имел право. Во всяком случае, после беседы с ним, желание писать у меня не пропало. Наоборот: мне понравился сам процесс творчества. В 1995 году в Национальном молодежном театре состоялась моя первая премьера. «Этот город не дает мне уснуть» — признаться, вещь так себе. Там сплошной сюрреализм. Но тогдашний руководитель театра Азат Надыргулов увидел в ней потенциал и дал студентам ее «попробовать». Поставил спектакль молодой режиссер Андрей Шестаков. Помню, когда я узнал о постановке, единственный раз в жизни в безлюдном коридоре редакции «Стерлитамакского рабочего» сделал сальто — тогда во мне было килограммов на 40 меньше. И все! Засосало… Ведь одно дело, когда ты просто пишешь, другое — когда ты видишь, что люди, рожденные в твоей голове, оживают, ходят, разговаривают…


Потом попал на Всероссийский семинар драматургов в Рузу Московской области. А там были ребята маститые: петербургские драматурги, будущие сценаристы и продюсеры телесериалов Эжен Щедрин и Юрий Каменецкий, Ксения Драгунская — тогда всего лишь дочь известного детского писателя, ныне известный драматург, Владимир Гуркин («Любовь и голуби»), театральный критик Валентина Федорова, писатель и сценарист Андрей Яхонтов, искусствовед Ольга Галахова. Казалось, вот она, вершина Парнаса, только руку протяни. Но… наступило затишье на добрых четыре года. Прорыв случился лишь в 1999-м, когда народный артист республики Николай Панов поставил «Театр одного зрителя» в нашем русском театре.


— Российский зритель тебя узнал по пьесе «Солдатики». Под разными названиями она прошла во многих театрах страны. Я так понимаю, звездная болезнь тебя обошла стороной?


— Дело было так. Режиссер Дмитрий Петрунь — ученик Олега Табакова — поставил «Солдатиков» в рамках театральной декады во МХАТе. На премьеру ждали Табакова. Но он нещадно задерживался. А московская публика очень привередлива. Для задержки спектакля минут на 40 нужны веские основания. Если бы Табаков тогда не пришел, зрители бы просто ушли. Напряжение нарастало с каждой минутой. Слава богу, он пришел, спектакль ему понравился. Это что касается «Солдатиков».


Теперь о звездной болезни. Когда я впервые показал эту пьесу известному российскому театральному критику Валентине Федоровой, она похвалила меня. И поинтересовалась: «Что будешь делать дальше?». Я говорю: «Позвоню маме, пусть вещи собирает для музея». Ну, а если серьезно, отношусь к критике с пониманием. А уж если ты ставишься на уровне Москвы, должен отдавать себе отчет в том, что рецензий без «перчика» не бывает. Если ты не погладил автора против шерсти — ты не критик.

Кладбище замыслов

— Коль скоро задели тему «перчика», пройдемся по пьесе «Потомок». Ее поставили в Москве, но при этом она получила, мягко говоря, неоднозначную оценку. Ты тяжело переживал критику?


— Тогда — да. Сейчас, по прошествии времени, думаю, что такой урок тоже нужен. В театре нельзя делать вещи из-под палки. Когда труппа не принимает режиссера, нет единой команды, получается ерунда. Доделывал уже сам Табаков. С другой стороны, если бы мне на заре драматургического творчества сказали, что меня будет ставить Табаков, а критики будут меня ругать, я бы не огорчился. И потом, пьеса с успехом прошла во многих других театрах страны.

 

— Еще раз о «Потомке». После выхода фильма «Мы из будущего» не было ощущения, что тебя обокрали?

— Нет. Но все же замечу: идея переноса нашего современника в годы Великой Отечественной войны принадлежит мне. Фильмы «Мы из будущего», «Туман» появились значительно позже — в 2010 году.

 

— Как приходит к тебе сюжет для пьес?

— По-разному. Есть вещи попросту придуманные. «Солдатики» основаны на армейских воспоминаниях. Не автобиографичная, но подсмотренная вещь. Как-то меня спросили, почему я жестоко поступил с героем этой пьесы? Это только кажется, что автор делает с героем все, что хочет. На самом деле, если задаешь характер, герои как бы начинают жить своей жизнью. Замечательно это описано в театральном романе Булгакова «Дневник самоубийцы». Бывает, что не удается завершить пьесу. Рука отказывается писать. У меня куча таких пьес. А на уровне замыслов — целое кладбище.


— Ты уже четвертый год, как свободный художник. Помимо драматургии чем еще занимаешься?

 

— Немного литературой. Скоро должна выйти книга мемуаров народной артистки СССР Гюлли Мубаряковой под моей редактурой. На общественных началах выступаю в Центре современной драматургии и режиссуры РБ. Центр достаточно эффективно работает с молодыми дарованиями. До этого все плакались, что нет национальной драматургии. Оказывается, есть. Приглашают критиков из Москвы, организовывают семинары драматургии и режиссерские лаборатории. Открываются новые имена: Дамир Юсупов, Анна Ерошина, Мунир Кунафин, Ангиза Ишбулдина, Таврис Хакимов. Их потихоньку ставят. У Ангизы Ишбулдиной, которая учится в Екатеринбурге, уже много постановок по России. Игорь Яковлев и Шаура Шакурова ставились в Салавате. Нельзя научить человека драматургии. Но можно помочь проявиться, если в нем что-то есть.


— Как бы ты оценил состояние нынешней драматургии в целом?


— Скорее оптимистично, чем пессимистично. Не расцвет, но и не застой. Просто в 90-е годы, когда разжалась идеологическая пружина, всех завалило чернухой. И в жюри сидели люди, которые это поощряли. Но даже среди представителей «черной» драматургии были талантливые авторы. Однако те, кто сделал ставку на чернуху, проскакивали «на раз», но потом терялись. Может поэтому я и не стал модным.

— Не предлагали переехать в Москву?

 

— Было предложение от Табакова. Согласись: в нашем возрасте поздно начинать жизнь заново. Я знаю многих, кто переехал в столицу и затерялся. Я живу в Стерлитамаке и вполне комфортно себя чувствую в своей творческой нише.

 

Стерлитамак.

Опубликовано: 24.10.18 (10:23) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Культура
  В прошлом году Леонора Куватова получила престижную премию «Легенда».  

Написать комментарий


AHOHC

«Великие имена России»
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
  • Леонора Куватова отметила свой юбилей гала-концертом «Жизнь — Балет — Любовь!». На вечер в Башкирский театр оперы и балета с участием звезд сцены собрались поклонники легендарной балерины и педагога.
  • Королева уфимской красоты Татьяна Политова.
  • На сцене Городского Дворца культуры прошёл гала-концерт V открытого городского фестиваля «Русская песня»
  • Второй Уфимский международный салон образования «Образование будущего» получился очень представительным.

Вернуться