Газета «Республика Башкортостан»

Безопасная школа

Основы психологии должны преподавать, как математику, считает Венера Ямиданова

Автор: Елена ШАРОВА
Фото: иллюстрация Дмитрия ФАЙЗУЛЛИНА
версия для печати

В последнее время, говоря о сфере образования, все чаще задаются вопросом: как сделать процесс обучения детей не только качественным, но и безопасным. Сигнальные кнопки тревоги, наружное и внутреннее наблюдение, ограничение прохода в школу посторонних, снос близлежащих гаражей — это, конечно, не лишние меры, но страшно другое. Нередко угроза скрывается внутри самой школы, и против нее бессильны самые современные турникеты. Только в январе этого года зафиксировано два случая поножовщины среди школьников — в Бурятии и Перми. В апреле подобный случай произошел в Стерлитамаке.

Что же происходит за дверями даже самой благополучной школы? И так ли уж безобидны наши дети?

По оценкам экспертов, среди ребят в возрасте от 8 до 17 лет более 60 процентов охотно согласятся участвовать в драках. Шесть процентов допускают возможность убийства человека — если оно будет щедро вознаграждено. За год только в Москве было задержано более 13 тысяч детей от 7 до 16 лет по обвинению в немотивированной враждебности.

Как же из щекастого карапуза, единственное прегрешение которого — испачканные пеленки, вырастает озлобленное, агрессивное существо — об этом мы беседуем с Венерой Ямидановой, заслуженным врачом-психотерапевтом.

«Неудобный» психолог

— Каковы, на ваш взгляд, причины возникновения подобных ситуаций в школах?


— Подростковый возраст особенный в жизни человека. Идет гормональный всплеск, ускоренный рост организма, развитие умственных способностей. Жизнь сложна, интересна и прекрасна, но не существует идеальных людей, способных всегда адекватно реагировать на ее проявления.


Мы вообще многого не знаем о развитии человека. Когда-то психология как наука была в зачаточном состоянии, потом произошел бурный информационный всплеск, пооткрывались специализированные центры, в школах стали вводить должности психологов. Но со временем все затухло. Психологи стали неудобными для руководства и учителей: у них свои принципы обращения с учениками — приведение «к общему знаменателю». Но сейчас мы переживаем новый этап развития цивилизации. К нему приспосабливается и человек, становясь совершенно другим, и подход к его воспитанию должен меняться тоже.


Никуда не делась и предрасположенность к агрессии. Маленький человек не растет в чистом поле, он воспитывается в семье. Смотря на поведение родителей, ребенок развивается, копирует их поведение. Сейчас дети взрослеют раньше, раньше ощущают себя самостоятельными и ведут себя так, как хотят, а не как надо бы. Из нашего социума ушло дисциплинирующее понятие «надо», и в сознании подростка главную роль играет «хочу». А понятие стыда как социального регулятора поведения, который хорошо работал в советское время, теперь почти утратило свое значение.


Поэтому каждый неблаговидный поступок должен быть на контроле у родителей: нельзя замять его, тем самым давая ребенку понять, что вы своим невмешательством одобряете его поведение.


Что делать — вгонять его в какие-то рамки? Но мы должны понимать, как правильно это сделать, чтобы не подавлять в человеке личность. А вот этого родители как раз нередко не знают, просто принуждая ребенка к чему-либо морально, а иногда и физически. Это подавление идет сначала в семье, затем в детском саду. Детей в группах много, воспитатели не справляются. «На подмогу» идут родители. Малыши подрались — дай сдачи. Это неправильно: надо прежде всего разобраться, в чем причина конфликта. Так что психологи, а то и психотерапевты нужны уже в детсаду.


У нас в Уфе работала в свое время школа психического развития ребенка. Мы проводили семинары — отдельно для родителей, отдельно для детей. Мамы получали навыки общения с чужими детьми. Найдешь общий язык с другим ребенком — со своим договоришься всегда.


— Мы тоже когда-то расстраивались из-за плохой оценки или замечания, но не брали же в руки топор или ружье…


— Есть такое понятие, как накопление напряжения — эмоционального или физического. Важнее, пожалуй, эмоциональное: ребенка не понимают, не слушают и не слышат, не вдохновляют.


У современных родителей времени на это не хватает, а от государства помощи никакой. Психологов нет, учителям, врачам не платят должным образом. И мы получаем то, что получаем. Но и с себя не нужно снимать ответственность: мы не научились отделять главного от второстепенного. Если ребенок обратился с проблемой, отбрось в сторону все — стирку, обед и выслушай, помоги. Иначе это скопившееся напряжение, эта пружинка распрямится и выстрелит. В буквальном смысле.

Где спрятана агрессия?

— Стремление к лидерству среди школьников, на мой взгляд, вполне объяснимо, но почему ребята, так жаждущие быть первыми, утверждаются за счет более слабых, а не выбирают себе равного противника?


— Это вопрос воспитания. «Правильный» лидер никогда не обидит слабого. Не стоит забывать и о том, что корни такого поведения — в эволюционном развитии человечества, да и животных тоже: слабый не должен жить. Но мы-то обладаем сознанием и должны знать, как воспитывать настоящего лидера.


Сейчас о воспитании кричат на каждом перекрестке — а что для этого делают? Кружки платные, в театр лишний раз ребенка не сводишь: в кошельке денег наперечет.
Кроме того, в каждой школе необходим не один, а несколько психологов. Для младших классов, для среднего звена — чтобы направить энергию учеников в нужное русло, для старшеклассников: это время выбора профессии, адаптации к жизни в социуме. А основы психологии должны бы давать в школе, как математику, например.


— Как определить, насколько ребенок склонен к насилию?


— Я уже говорила о предрасположенности, зависящей от того, в каких условиях растет и воспитывается ребенок. Сейчас это объяснимо с точки зрения квантовой физики — наши ДНК в течение жизни способны испытывать изменения. То есть если агрессия заложена в нашей ДНК, до поры до времени она может не проявляться. Но если человек попадает в определенную ситуацию, она дает о себе знать. Иногда агрессия просто «взращивается» самими родителями: если мама обзовет ребенка, обругает, не подумав, у него возникает чувство неполноценности. Если ты, по ее словам, «урод», то тебе все позволено, ты не такой, как все. И из нормального ребенка может вырасти агрессор.


Но и внешне даже одно слово или жест может выдать с головой: если ребенок замахнулся на кошку — это уже повод для тревоги. А если он еще и обозвал эту кошку — надо разбираться, что с ним не так.


— Кто чаще всего выступает в роли зачинщика конфликта? Влияет ли на это принадлежность к определенному социальному слою?


— Опытный психолог уже на первом приеме может определить, какие склонности и возможности для развития имеет ребенок и как он может повести себя, если попадет в непредсказуемую ситуацию.


В науке же сейчас развивается новое направление: системно-векторная психология, позволяющая по тестам определить, кто склонен к агрессии. Что касается принадлежности к тому или иному социальному слою, уже доказано, что даже если человек хорошо развит, образован, воспитан, окажись он в сложной ситуации, вся эта надстройка слетает с него в один момент. Он может вести себя инстинктивно как зверь, спасающий свою шкуру, забыв о приличиях. На первый план выходят физическая сила, всплеск эмоций и — агрессия.
Вот если он крепок духовно — крепка и надстройка: человек не потеряет себя, а сориентируется, как поступить правильно.


— То есть нервному срыву подвержен ребенок независимо от социального положения?


— У меня был такой случай. Внучка высокопоставленного чиновника перестала разговаривать и отказалась ходить в школу. «Учительница кричит», — объяснила она свой отказ. Стали разбираться. Папа ее тоже был человеком небедным, квартира у семьи огромная. И мама обычно громко кричала, чтобы семейство собрать к столу. Спрашиваю: «На кого похож голос учителя?» — «У нас мама так же кричит». Ей дома криков хватало, а тут еще и в школе.


— Скорее забавная ситуация…


— А в школу-то девочка ходить отказалась. Я посоветовала бабушке сходить к учителю, рассказать причину и как-то учесть этот факт при общении с девочкой. Конечно, можно и педагога понять — 25 детей, все не прочь пошалить, а реагируют они по-разному. Согласно системно-векторной психологии, есть 30 процентов так называемых звуковиков: неприятный звук — тарахтение грузовиков, крик – может нанести им травму. Девочка и была звуковичка. Такие дети могут стать аутиками — перестают разговаривать.


— В поднявшемся по поводу детского насилия шуме ясно читается: очередное дурное поветрие пришло к нам все с того же Запада. Но я сама могу припомнить немало случаев из своих школьных лет. Унас разный менталитет, мы — разные. Можно ли проводить какие-то параллели?


— Сейчас существует единое информационное пространство — с одной стороны, это хорошо, нам доступно огромное количество самой разной информации, с другой — мы тащим из-под развалившегося железного занавеса все: и хорошее, и плохое.


Знаете, почему больше запоминается негатив? Негативная энергетика, присутствующая внутри каждого человека, ищет выход, а негативная информация, идущая к нам, имеет большой энергетический потенциал, так же как бранные слова и дурные поступки. Вот эта энергетика и тянется к этой информации, и запоминается она лучше, нежели позитив.


Может показаться: пусть лучше люди смотрят ужастики, смакуют криминальные сводки и разряжаются так, чем берут в руки ружье и начинают стрелять. Но! Мы все очень разные. Кому-то придет в голову пойти и все увиденное осуществить.

Не оборвать серебряную нить

— Объектами жестокости нередко становятся учителя — у современных подростков отсутствует чувство дистанции?


— Уважительное отношение к взрослому — это обретаемый навык. Этому должны научить мы. А учителя у нас в основном женщины, и по отношению к ним очень ясно считывается, какие отношения в семье.


— Появился новый вид травли детей со стороны одноклассников, которые снимают видео и выкладывают в сеть. Как в таких случаях помочь ребенку?


— Думаю, необходимо на законодательном уровне установить ограничение на видеосъемку в школах. С ребенком должен работать психолог: выяснить, почему ученик попал в такую ситуацию, почему у него, скорее всего, заниженная самооценка. Родители, чьи дети оказались в подобной ситуации, должны писать заявление в полицию. Но! Они пишут это заявление — и каковы последствия? У нас же нет никаких рычагов влияния на хулиганов. Пожурит инспектор, штраф, может быть, и взять-то не с кого, изолировать его некуда — хулиган-то несовершеннолетний. И все эти меры, по сути, самого подростка практически не трогают и не касаются.


— Сейчас в некоторых школах России создаются так называемые службы медиации (процесс разрушения спора — авт.), в которые входят учителя, ученики, родители, психологи. Помогут ли они решить больной вопрос?


— У меня есть сертификат медиатора, я член комиссии национальной медицинской палаты РБ. Такие комиссии должны существовать в каждой школе: начинать не сверху, а снизу.


Пример — школа № 90. Там работала до пенсии прекрасный психолог Татьяна Салова. Она вела класс начиная со второго и по десятый. Занималась с детьми, занималась с родителями. Отдельно с мамами, отдельно с папами. Все эти дети поступили в вузы.


— Часто дети, подвергшиеся насилию, молчат, по разным причинам: из-за того, что их запугали, из-за чувства стыда. Как понять, что ваш ребенок пострадал, даже если нет явных физических следов?


— Стыда у ребенка быть не должно: это чувство ему внушаем мы, взрослые. И каждая мама поймет, если что-то неладно. Как до ребенка достучаться — другой вопрос. Если он понимает, что мама его любит, то всегда поделится с ней наболевшим. А лучше всего вообще присесть на корточки, быть на уровне лица ребенка, глаза в глаза и внимательно выслушать. Дети и родители — два разных мира, которые должны сосуществовать, понимая и прислушиваясь друг к другу, а не принимая в штыки то, что кажется каждому с позиций своего возраста неприемлемым, нелепым, может быть, глупым. Слушайте друг друга, будьте мудрее и терпимее.


Тогда вы не потеряете ту серебряную ниточку, которая с рождения связывает вас.

Опубликовано: 21.09.18 (09:06) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Образование
   

Написать комментарий


AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  •  «Салават Юлаев» - «Ак Барс» 3:2
  • Выставка фотографий Аполлония Зираха «Чернобелая жизнь серебряного города».-
  • В Уфе прошли выборы председателя Уфимского федерального исследовательского центра РАН
  • Состязания соберут более 150 спортсменов со всех районов республики. Юноши от 10 до 16 лет, а также мужчины от 18 лет смогут побороться за звание лучшего в стенах спорткомплекса «Динамо».

ювелир

vardo.gold


Вернуться