Газета «Республика Башкортостан»

Баян с распахнутой душой

Учитель и ученик на одной сцене – редкая встреча. И это особенная удача и счастье для поклонников и ценителей истинного музыкального искусства

Дмитрий Ходанович, вообще-то, уникум — первоклассный музыкант и вице-президент Московской федерации джиу-джитсу.
Дмитрий Ходанович, вообще-то, уникум — первоклассный музыкант и вице-президент Московской федерации джиу-джитсу.
Автор: Алла Ковалёва
Фото: Альберт ЗАГИРОВ
версия для печати
Дмитрий Ходанович, вообще-то, уникум — первоклассный музыкант и вице-президент Московской федерации джиу-джитсу.

Уникальное явление такого единения повезло наблюдать зрителям Уфимского государственного института искусств им. З. Исмагилова. Здесь в середине мая состоялись два концерта выдающихся российских музыкантов-виртуозов из Москвы – Владимира Бонакова и Дмитрия Ходановича.

Встреча двух поколений

Баян - особенный инструмент. Ему подвластны любые музыкальные жанры и направления, вся палитра эмоций, истинно русская страсть и любовь. Баян – это целый мир, философия, живой организм, обладающий огромной силой выражения человеческих чувств. Эта мощь настолько велика, что совладать с ней способен далеко не каждый, кто берет баян в руки.

Одним из лучших музыкантов, композиторов и педагогов по классу баяна в России по праву считается Заслуженный артист России, лауреат международных конкурсов, композитор и педагог Владимир Бонаков — блистательный баянист и пианист, талантливейший импровизатор. Он внес большой вклад в развитие мирового баянного искусства, сочинив немало произведений для баяна: симфонии, концерты, сюиты, сонаты, транскрипции классической музыки. Владимир Михайлович еще 70-е годы прошлого века основал первую в мире академическую школу игры на баяне. Среди его учеников – такие виртуозы, как Александр Крупин, Александр Ковтун, Иван Соколов, Дмитрий Ходанович, Андрей Дмитренко.

Два дня со сцены Концертного зала имени Ф. И. Шаляпина звучал баян, и для многих это стало настоящим открытием, проникновением в целый неизведанный космос безграничных возможностей русского инструмента. Кроме этого, Владимир Михайлович продемонстрировал мастерство игры на рояле, которым владеет в совершенстве. Двухдневная программа была насыщенной. 15 мая в исполнении Дмитрия Ходановича звучала музыка Россини, Шопена, Гуно, Рахманинова, Чайковского. Концерт второго дня, 16 мая, был посвящен творчеству Владимира Бонакова – его Учителя (именно так, с большой буквы, просят называть его ученики). Прозвучали Симфония для баяна «На поле Куликовом», соната «Монолог», сюита «Старинные часы», «Вечное движение», обработки народных мелодий. А после концерта Владимир Бонаков и Дмитрий Ходанович провели творческую встречу со студентами, которые буквально засыпали двух уникальных музыкантов вопросами.

Владимир Бонаков: я сам выбрал Музыку

— Владимир Михайлович, в каком возрасте вы осознали свой музыкальный дар?

— Мои родители не были профессиональными музыкантами, а, скорее, увлеченными любителями музыки. Папа прекрасно играл на гитаре, пел. Мой старший брат был пианистом и диктором Ленинградского радио и телевидения. К сожалению, он очень рано ушел из жизни: во время войны умер в блокадном Ленинграде. Я в то время был совсем маленьким, мне тогда посчастливилось выжить… А когда война закончилась и наступило мирное время, сложилось так, что я, еще будучи ребенком, сам выбрал Музыку. Отчетливо помню тот день. Как мы шли с мамой мимо парка, а там играл духовой оркестр. Исполнение было таким ярким, что я с восхищением воскликнул, вцепившись в подол маминого платья: «Мама, хочу учиться музыке!».

Из Ленинграда мы уехали в Северодвинск. Он тогда еще только строился, и, конечно, никаких музыкальных школ там не было. Зато работал Дом культуры, где состоялось мое первое знакомство с баяном - под чутким руководством талантливого, хотя и не знавшего нот аккордеониста. А затем туда приехал профессиональный учитель музыки из Архангельска, который сразу разглядел во мне способности и сказал, что нужно заниматься всерьез, причем именно на баяне, как на инструменте, открывающем большие перспективы. Я начал мучительно изучать ноты. Постигать азы было непросто: особенно, если учесть, что рука у меня была еще совсем детская, маленькая, поэтому нужно было сделать усилие, чтоб дотянуться до клавиш. Но я не сдавался. Пока взрослел, в Архангельске проходили различные фестивали, конкурсы, в которых я все чаще стал участвовать: в то время даже снискал в Архангельске даже славу «маленького вундеркинда». А потом папу перевели по работе в Таллинн, где я поступил в музыкальное училище. Там не было класса баяна, и меня взял на обучение скрипач, Леопольд Янович Вигла. Всю свою богатую творческую жизнь он посвятил Музыке и стал для меня творческим наставником и другом, оставаясь им до конца своих дней. Метод его преподавания был направлен на филигранную работу со звуком: Леопольд Янович брал в руки скрипку, прикасался смычком к струне и говорил: «А теперь попробуй в точности повторить этот звук на баяне, так же музыкально». Именно он научил меня трепетному отношению к звуку инструмента. Когда моего учителя не стало, я посвятил ему сонату «Реквием».

Там же, в училище, я параллельно с баяном изучал еще и фортепиано. В то время у меня была замечательная учительница, которую звали Хелье Сепп. В свое время королева Бельгии даже подарила ей рояль! Хелье многому научила меня, как музыканта. На конкурсах я выступал и как баянист, и как пианист. И в 1957 году на Республиканском конкурсе исполнителей я получил гран-при и как баянист, и как пианист. Я был настолько увлечен учебой, что жизненных трудностей, вроде отсутствия места в общежитии (когда приходилось спать в училище ночью, а днем там же садиться за инструмент), совершенно не замечал.

- Зато, наверное, после Таллиннского училища легко поступили в Гнесинку?

- Да, я мог пройти по конкурсу вообще без экзаменов. Но, утаив свои лауреатские звания, поступал на общих основаниях - хотя в тот год претендентов на поступление было 60 человек на место. Не стал искать легких путей.

- А когда вы начали сочинять музыку?

- Еще в юности. Причем это мое увлечение заинтересовало известного советского композитора и педагога, профессора Генриха Литинского. Генрих Ильич был дружен с Шостаковичем, Прокофьевым. «Бросай баян и пиши музыку, — категорично сказал мне Литинский, — Даже если ты будешь при этом жить на чердаке, продолжай писать!».

Но я не послушался, потому что страстно любил инструмент, на котором играл. Продолжил учебу, потом женился, обзавелся семьей. Преподавал, чтобы обеспечить близких всем необходимым. Впрочем, давать уроки я начал еще в 14 лет – очень хотелось самому заработать себе на хороший инструмент, ведь я из небогатой семьи... Приходилось работать и концертмейстером, и преподавателем. Кстати, один из моих первых учеников тогда был младше меня всего лишь на 4 года. Ныне это известный аккордеонист Владимир Зеленецкий. Были ученики и помладше. Например, один пятилетний малыш, который перед занятиями непременно просил покатать его на закорках, стал впоследствии известным пианистом. Это хорошо известный слушателям Евгений Могилевский.

- Владимир Михайлович, баян традиционно связывают со стереотипом: если это народный инструмент, значит, баянист – это такой рубаха-парень, который играет на свадьбах и юбилеях, с цветком в кудрях и обязательно в русской рубахе. О том, что баянисты, на самом деле – серьезные музыканты с высшим образованием, международными конкурсами и академическими концертами в творческом «багаже», говорят реже. Сложно ли с таким стереотипом бороться?

— С этим стереотипом приходится бороться всю жизнь. Он был распространен даже среди руководства музыкальных вузов: считалось, что круг возможностей у баяна, как у народного инструмента, крайне ограничен. «Что? Играть на народном инструменте классику?! Да как вам это в голову могло прийти!». На самом деле, я абсолютно уверен: если сравнить баян с органом, то баян это сравнение выиграет. По диапазону так уж точно. По звукоизвлечению – тоже. Звук органа – он какой есть, такой есть. А у баяна он может быть разным, порхающим, вибрирующим, пронзительным, нежным, грозным... Как у скрипки.

Дмитрий Ходанович: золотой век баяна еще впереди!

Этот невероятный по энергетике баянист - один из любимых учеников Владимира Бонакова - уникален не только своим исполнительским искусством. Дмитрий является самым настоящим… вице-президентом! Не пугайтесь: этот статус не имеет никакого отношения к политике. Дмитрий Ходанович - победитель и призер многих российских и международных турниров по джиу-джитсу, а с 2016 года является вице-президентом Московской Федерации джиу-джитсу. Так что баян в его тренированных руках смотрится особенно колоритно.

- Дмитрий, вы выросли в музыкальной семье? От кого унаследовали талант?

— Я родился на Украине. Мои мама и папа – профессиональные музыканты. Мама – пианистка, папа – баянист. Когда мне исполнилось 8 лет, родители решили переехать на Дальний Восток, в поселок, который находился примерно в шестистах километрах от Магадана. В то время там как раз открылась музыкальная школа. Папу назначили ее директором, маму - преподавателем. В этой школе я и начал учебу по классу баяна. Уже в то время хороший инструмент стоил довольно дорого, но родители сделали все, чтобы мне его купить. С тех пор баян, подаренный мамой и папой, всегда со мной. Его можно сравнить со скрипкой Страдивари: чем старше становится, тем ярче звучит.

- По классу фортепиано в школе тоже занимались?

- Да, мама за этим строго следила. Вообще, к моему выбору родители отнеслись чутко и внимательно. Они очень поддерживали меня в стремлении заниматься музыкой профессионально, расти, как исполнитель. Им было важно из талантливого ребенка вырастить настоящего человека, разностороннюю личность.

— Оставалось ли время на что-то, кроме учебы? На детство, как у других сверстников – игры с мячом, шалости и приключения?

— У меня было прекрасное детство! За которое низкий поклон моим дорогим родителям и учителям. Школьная программа в моем детстве была вполне разумной. В современной школе детей действительно всерьез перегружают: сейчас даже у второклассников по семь уроков в день. Думаю, что это неправильно. А еще, когда я был школьником, мне повезло в том, что из общеобразовательной в музыкальную школу не нужно было далеко ходить - они находились рядом. Конечно, приходилось учить много уроков, это было непросто. Я штудировал учебники на больших переменах. А потом – полдня свободы! Детство на Севере – это вообще прекрасно: путешествия по тайге, катание на лыжах, посиделки у костра. Романтика! Мало, у кого из современных детей есть такая роскошь…

— Как судьба свела вас с вашим учителем, Владимиром Бонаковым?

— Я счастлив, что судьбе было угодно нас познакомить. Я очень люблю Владимира Михайловича - моего Учителя, наставника в творчестве и в жизни. Этот удивительный человек, как и мои родители, внес колоссальный вклад в мое развитие, как личности, музыканта и человека.

Однажды, будучи еще совсем юным, я узнал, что в Электростали есть очень известное музыкальное училище, где преподает Владимир Бонаков, о мастерстве которого уже в то время слагали легенды. А потом увидел по телевизору концерт одного из его воспитанников, Владимира Чугунова, и был просто потрясен его игрой! До того момента даже и не представлял, что баян, который я держу в руках каждый день, может ТАК звучать! То самое сильное впечатление и пробудило во мне заветную мечту: стать учеником Владимира Михайловича. Родители интуитивно эту мою мечту почувствовали и решили сделать сюрприз: ничего мне не сказав, тайком написали Бонакову письмо с просьбой прослушать их сына. Он ответил, что согласен. Папа и мама с большой радостью мне объявили: собирайся, через несколько дней летим к Бонакову! Услышав эту новость, я просто дар речи потерял!

Когда Владимир Михайлович впервые меня послушал, то задал один-единственный вопрос: «Кем ты хочешь быть, баянистом или музыкантом?». К счастью, я ответил правильно. Ведь основа основ — это музыка… И, могу сказать, мне очень повезло. Ведь на тот момент Владимир Михайлович уже принял решение прекратить заниматься преподаванием. Да и я уже был почти взрослым, шестнадцатилетним юношей… Он колебался, брать меня на обучение или нет. Решение принял, устроив мне более серьезное испытание. Мой будущий учитель дал мне сложное задание на лето. Нужно было освоить 30 инвенций (небольшая музыкальная пьеса — авт.) Баха, плюс выполнить дополнительные задачи. И каждую неделю составлять для него письмо-отчет о проделанной работе. Таким образом, мне пришлось всерьез побороться за свое будущее. Я осилил 25 инвенций. И могу сказать, что тот «экзамен» поднял меня на ступень выше, открыв те внутренние силы, о существовании которых я и не догадывался. Хотя преодолеть его было невероятно сложно: помню, что родители после тех напряженных занятий даже увезли меня восстанавливаться в Карпаты, в гости к родне. Тем не менее, я своего добился: стал учеником Владимира Бонакова. Остаюсь им и по сей день. До сих пор для меня самое большое испытание выглядит так: пришел на урок к Владимиру Михайловичу с новой программой, отыграл и вдруг… долгая-долгая пауза. Ужасно мучительная! После чего Владимир Михайлович задает вопрос: «Дима, скажи пожалуйста, а вот тебе понравилось то, что ты сейчас сыграл?». И в этот момент я понимаю: мое исполнение потерпело полное фиаско. Ведь если моя музыка не тронула - значит, я абсолютно не смог выразить суть произведения. Да, мой Учитель для меня – самый пытливый, самый серьезный, самый волнующий слушатель. Как и мои мама с папой, которые тоже зачастую очень строго мое исполнение критикуют.

- Дмитрий, как вы считаете: оценен ли по достоинству в наши дни баян, как музыкальный инструмент, раскрыта ли полностью палитра его возможностей?

- Начнем с того, что богатый диапазон баяна позволяет играть на нем любую фортепианную и органную программу. Все потому, что он умеет петь! Я исполнял на баяне музыку XV, XVI веков - и она звучала! А как звучат на баяне Шопен, Шуман, Лист! Хотя вообще, у меня, как у русского человека особый трепет вызывает именно русская музыка. Она какой-то особый отклик находит в моей душе: произведения Скрябина, Рахманинова, Чайковского, Глинки, многих других русских композиторов. Надеюсь, что в ближайших концертах мне удастся порадовать слушателей новыми произведениями, которые будут не менее прекрасно звучать на баяне.

Я твердо убежден, что «золотой век» баяна еще не наступил, он еще впереди. Хотя, пока что миру не хватает исполнителей, которые обладают мастерством, позволяющим развернуть это безграничное полотно в полном масштабе. Жаль, что на Западе в консерваториях постепенно закрываются классы обучения игре на баяне. Видимо, там пришли к выводу, что инструмент не соответствует классическому исполнительскому искусству. Либо не хватает преподавателей, умеющих раскрыть ученикам все возможности инструмента. Но, думаю, все дело в том, что Европа в последнее время делает упор в преподавании на конструктивные произведения для баяна, которые к музыке и высокому искусству имеют очень далекое отношение. Закрыты классы, в частности, в Берлинской консерватории, в Ганновере класс баяна тоже закрывают. Вот к чему привело увлечение конструктивом в музыке…

- А что обозначает это понятие - конструктив?

- Это когда в музыке нет мелодии и правильной классической формы, и когда автор профессионально не владеет этим ремеслом. Ведь композитору мало обладать даром сочинительства: нужно еще и учиться, получить соответствующее образование. А так, получается, что музыку зачастую пишут совершенно случайные люди… Про настоящую музыку люди просто забыли.

И очень жаль, что в наши дни мало, кто умеет делать профессиональные транскрипции, переложения для баяна. Владимир Бонаков является эталоном этого искусства. Так как он создает переложения, на сегодняшний день не умеет делать никто! Это абсолютно точно. Мой друг, блистательный баянист и ученик Владимира Михайловича, Андрей Дмитренко, подтвердит эти слова. Мастерство профессиональной транскрипции Бонакова основывается на фундаментальной школе: потому и симфонические произведения на баяне звучат прекрасно, и произведения, написанные для старинных инструментов (клавесина и органа), и для фортепиано – полнее, богаче и ярче.

- Дмитрий, всем известно, что исполнительское мастерство по уровню нагрузок сравнимо с профессиональным спортом. Именно поэтому в спорте у вас тоже есть успехи?

— У меня всегда был довольно пытливый ум, я искал, где бы проявить себя именно как мужчина, – это качество во мне воспитали мои родители. Поэтому, независимо ни от каких обстоятельств, спорт всегда был в моей жизни. Когда я стал победителем международного конкурса, то получил возможность заняться спортом профессионально. В то время я выбрал новое для России боевое искусство – джиу-джитсу, которое является одним из древнейших. Попал к прекрасному педагогу, тренеру Сергею Сергеевичу Крутовских, президенту Московской федерации джиу-джитсу, президенту международной ассоциации боевых искусств Seikai Judokai. Он до сих пор остается моим учителем и в жизни и в спорте. С учителями в жизни мне действительно повезло! Сам иногда провожу тренировки и семинары. С детства мечтал завоевать черный пояс. И очень рад, что какой-то период жизни уделил этому: стал победителем Москвы, трехкратным победителем Кубка Москвы, нескольких международных турниров. Я, как мужчина, считаю, что добро должно быть с кулаками. Важно уметь постоять за себя и защитить других. Спорт мне помогает и в жизни, и в музыке. Баян весит 16-17 килограмм и носить его постоянно – задача не из легких. Быть спортивным музыканту-баянисту важно и по другим причинам. Когда я впервые выходил на татами в первых поединках, сценическая закалка мне помогала справиться с волнением. И наоборот – когда сейчас я выхожу на сцену, умение сосредоточиться, выбрать правильное дыхание, совладать со своим волнением, сделать все максимально хорошо мне помогает боевое искусство. Так что спорт и музыка могут «дружить». Мне хотелось это доказать и, думаю, что получилось. Плюс к этому, спорт дал мне еще одну профессию, огромное количество друзей, единомышленников. Это люди, которые тоже приходят на мои концерты. Спортивная закалка помогла мне еще и выстроить за 10 лет свой собственный бизнес, достичь в этой сфере определенных успехов и финансовой независимости, которая позволила мне в благополучии содержать мою семью… Все слава богу: человек должен искать, не сдаваться, верить и быть оптимистом. Желаю этого и моим уфимским слушателям! Мы с Владимиром Михайловичем Бонаковым благодарим вас за любовь к баяну и музыке, и за то, что вы проявили такой большой интерес к нашим двум концертам. Надеюсь, что и в будущем эти встречи станут традицией. Также мы с моим Учителем искренне благодарим Академию Музыки имени Гнесиных, Благотворительный фонд Фридриха Липса и Президента Фонда – Александра Гаттаулина – земляка уфимцев, Лауреата Международных конкурсов, доцента кафедры народных инструментов Академии имени Гнесиных за организацию концертов и личный вклад в развитие академического искусства!

P. S.

Слушатели Уфы еще долго будут делиться впечатлениями от выступления двух замечательных мастеров баянного искусства из Москвы, и, как это всегда бывает после встречи с чем-то большим и настоящим, бережно перебирать в памяти самые яркие моменты. А потом с благодарностью и надеждой ждать новых встреч.

Опубликовано: 25.05.18 (09:05) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Культура
  Своего звездного часа дождались и фотографы.  

Написать комментарий


AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • Состязания соберут более 150 спортсменов со всех районов республики. Юноши от 10 до 16 лет, а также мужчины от 18 лет смогут побороться за звание лучшего в стенах спорткомплекса «Динамо».
  • К открытию центра ММА приурочен чемпионат и первенство Республики Башкортостан среди юношей по смешанному боевому единоборству ММА памяти дважды героя СССР Мусы Гареева.
  • Открылись традиционные гастроли Татарского государственного Академического театра им. Г.Камала в Уфе. Уфимский государственный татарский театр "Нур" с трудом смог вместить всех желающих посетить спектакль.
  • В Уфе на ипподроме «Акбузат» (ул. Менделеева, 217А) собрались все любители лыж, чтобы принять участие в XXXVII открытой Всероссийской массовой лыжной гонке «Лыжня России-2019».

Вернуться