Издательство «Республика Башкортостан»

«Несерийная» пара

На двоих у них одна профессия, один завод и одна любовь

Уже после съемки Анатолий Николаевич спохватился: забыл надеть ордена. Их у него три: Ленина, Трудового Красного Знамени и Дружбы народов.
Уже после съемки Анатолий Николаевич спохватился: забыл надеть ордена. Их у него три: Ленина, Трудового Красного Знамени и Дружбы народов.
версия для печати
Уже после съемки Анатолий Николаевич спохватился: забыл надеть ордена. Их у него три: Ленина, Трудового Красного Знамени и Дружбы народов.

В свои 87 Анатолий Николаевич Дегтярев выглядит так, как может пожелать себе всякий, если повезет дожить до таких лет, — ироничный, подвижный, подтянутый. «Потому что на работу ходит, — заметил сын Александр. — Два года назад сломал шейку бедра — весь извелся, пока сидел дома с кроссвордами, заметно сдавать стал. Сейчас опять бегает». Если не считать небольшого перерыва в 1990-х, вся жизнь Дегтярева-старшего связана с Уфимским НПП «Молния», где под его руководством создавались системы зажигания и электронные комплексы управления двигателями для всего, что должно летать.

Пора дарить бриллианты


31 декабря все будут отмечать Новый год, а Дегтяревы — 60 лет со дня свадьбы. Познакомились они в Томске в 1954-м.


— Мы, пятеро друзей из Уфы, поехали туда учиться, — рассказывать Анатолий Николаевич любит и умеет. — Нужен нам был только радиотехнический факультет, и вуз мы искали по всей стране, писали в разные города.


Почему непременно радиотехнический? Радиолюбительством Анатолий, как и многие мальчишки его поколения, увлекся с детства, сам собирал приемники, проигрыватели и гонял пластинки на радость всего двора. Какая в те годы была техника — патефон, и то не у всех, а ты идешь, несешь в руке коробку из-под папирос «Казбек», а оттуда музыка! Ясно, что вопрос выбора профессии перед парнем не стоял. А неразлучная пятерка — Фоат, Миша, Валентин и два Толи — сложилась в электротехническом техникуме, куда Анатолий поступил после седьмого класса. Вместе отработали четыре года на 210-м заводе, вместе учились на заочном в Уральском политехническом институте, вместе решили — от такой учебы толку мало. В Томск тоже отправились впятером: троих приняли на второй курс политехнического института, а двоим места не нашлось — они пошли в университет на факультет радиофизики. И запустили тем самым колесо судьбы.


— Я попал в политехнический, а те двое познакомились с девчонками из своей группы. Ну, и устроили однажды совместную вечеринку — их пятеро и нас. В общем, на той встрече все и случилось, — о делах сердечных Анатолий Николаевич повествует по-мужски лаконично.


— Да что случилось-то? Увиделись, и все, — пожимает плечами супруга, Леокадия Сергеевна. В Уфе таких имен нет, а в Сибири встречаются — Лёдя по-домашнему. Девушка была не из простых: отец при большой должности, квартира из четырех комнат, тогда как парни снимали на пятерых комнатушку в частном доме, с хозяйкой на печке за перегородкой. Собирались поэтому у девчат-томичек.


Леокадия, признается сейчас он, приглянулась сразу. Спортсменка, говорит красиво и кулинарка хорошая — это, правда, выяснилось позже. А та тихого паренька вплоть до пятого курса не особенно и замечала: застенчивый был, в компании все больше помалкивал, сидел в уголке да читал. Анатолий Николаевич уверен, что ему помогла луна — добавляла романтики встречам-провожаниям. Потом мешать стала — когда до поцелуев дело дошло. Уж больно ярко светила.


— В ЗАГС пошли — на улице мороз 41 градус, да еще в «корочках» надо идти, — этим забытым словом Дегтярев называет парадные ботинки. Может, разумнее было назначить свадьбу на другую дату, но Анатолий уезжал домой на каникулы, а ехать без Лёди не хотел. В общем, получили муж и жена распределение в опытное конструкторское бюро при заводе
№ 161 (нынешнее УАПО), приехали в Уфу — и дожили до бриллиантовой свадьбы.
Из пятерых друзей двоих сейчас уже нет, а три пары всю жизнь держались вместе. И счастье, и беды — все у них было общее. И профессия одна.


Засыпал под шум моторов


Роман с «Молнией» у Дегтярева тоже длится без малого 60 лет. В 1958 году, когда молодожены приступили к работе в ОКБ, там уже стартовала эра электронной автоматики и властвовала та мощь мысли, благодаря которой «Молния» вскоре засверкала на всю страну: она обеспечивала авиационную отрасль новейшими агрегатами с применением последних достижений науки и техники.


— Выходил новый двигатель, и нашей задачей было разработать для него электронную аппаратуру, которая максимально точно поддерживает параметры его работы, — поясняет Дегтярев, в 1977 году назначенный главным конструктором КБ. —Второе наше направление — системы зажигания, без которых не поднимется в воздух ни один летательный аппарат. Так что мы работали на все без исключения самолеты и вертолеты и на космос тоже.


Это теперь секретов у бывшего главного конструктора нет, а в прежние времена практически обо всех разработках КБ полагалось молчать — военная тайна. Один из первых проектов, в которых принял участие молодой инженер, было создание усиленных регуляторов температуры двигателя, увенчавшееся вручением ордена Ленина и покупкой первых в семье «Жигулей». Орденов потом добавилось еще два — за успешную разработку агрегатов для трехдвигательного Як-42 и участие в создании легендарного ракетно-космического комплекса «Энергия-Буран», который «Молния» оснастила своей системой зажигания. Оборотной стороной этих орденов были бесчисленные испытания, когда приходилось дневать и ночевать рядом с крутящимся на стенде двигателем, зачастую далеко от дома, и ежеминутное ожидание звонка из Москвы: чуть что, за шкирку немедленно тягали главного конструктора. За один день Дегтярев, случалось, летал туда-сюда дважды: не успеет самолет приземлиться в уфимском аэропорту, как вновь возникает вопрос, не терпящий отлагательств. Тогда-то и выработалась у него привычка мгновенно засыпать под шум двигателей — неизвестно, когда удастся поспать в следующий раз.


— В июле 1985-го под Учкудуком рухнул вниз самолет Ту-154, двести человек погибли, — вспоминает Анатолий Николаевич один из самых тяжелых эпизодов в своей практике. — Бросились, как водится, искать виноватых, и одной из версий был отказ системы управления из-за якобы образовавшегося конденсата. Отмываться нам тогда пришлось очень долго: опускали двигатель прямо в воду, включали агрегаты — все работало, как часы. Установить достоверно причину падения так и не удалось, но мы доказали: все, чему положено летать, летало без нареканий конкретно к нашим изделиям.


Как главный конструктор Анатолий Дегтярев вошел в историю НПП «Молния» тем, что в 1983 году ему удалось добиться вывода КБ из состава УАПО. Отпускать коллектив разработчиков на свободу объединению было невыгодно, однако, тратя время и силы на серийное производство, конструкторы не успевали заниматься новыми исследованиями, творческий потенциал инженеров расходовался вхолостую. Ценой больших усилий серия и наука все же были разведены в разные стороны, коллектив КБ стал быстро восстанавливать позиции.


— Сейчас времена меняются, опять нас вернули в состав завода, — говорит Дегтярев. — Конечно, если руководитель предприятия думает о будущем, то работать можно, если же нет — завод так и будет сидеть на шее КБ и его тормозить. Но это печально, об этом лучше не вспоминать.


Судоку или кроссворд?


Окончательно Анатолий Николаевич уволился из «Молнии» минувшим летом, но по-прежнему трижды в неделю отправляется на работу — чтобы, говорит, не выбиваться из привычного ритма. Завидя его, охрана на проходной встает и отдает честь.


— Я вот смотрю на него и думаю: все-таки за многое он должен благодарить свой характер, — замечает Леокадия Сергеевна. — У Толи ни в чем нет перебора: ни съесть лишнего, ни выпить, ни полежать. В любой ситуации он остается спокойным, не рвет себе нервы. А ведь жизнь нас била по-всякому…


Из трех своих детей Дегтяревы похоронили двоих, дочка Оля умерла семилетней. Самому Анатолию Николаевичу трижды ставили диагнозы онкологи. После перелома шейки бедра тоже мало кто встает на ноги.


— Я объясню, — с готовностью откликается инженер-конструктор. — Ресурс человека, как и ресурс двигателя, зависит от поддержания его рабочих режимов. Не забывайте каждый день делать зарядку — эта потребность должна быть неистребимой, как вредная привычка. Вовремя ешьте и вовремя ложитесь спать. Ну, и не позволяйте отмирать клеткам мозга, я вот для этого судоку рекомендую.


В этом вопросе — судоку лучше или кроссворд — Дегтяревы непримиримые противники. А что касается секретов семейного счастья, тут пара едина:


— Не сказать, что это наша заслуга, в подобных делах всегда присутствует судьба. Просто, наверное, повезло, подошли друг другу. И близким спасибо, никто не тянул нас в разные стороны. Не часто случается, чтобы две семьи из двух разных городов сошлись так, что теперь и сами не знают, что считать родиной — Томск или Уфу.

Опубликовано: 21.12.17 (18:45) Республика Башкортостан
Статьи рубрики «Ветеран»
Радиль ГАЛИЕВ, инженер-нефтяник, кандидат технических наук, заслуженный изобретатель.   У Шазии Фаритовны на себя никогда не хватало времени.  

Написать комментарий


AHOHC

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету
  • Леонора Куватова отметила свой юбилей гала-концертом «Жизнь — Балет — Любовь!». На вечер в Башкирский театр оперы и балета с участием звезд сцены собрались поклонники легендарной балерины и педагога.
  • Королева уфимской красоты Татьяна Политова.
  • На сцене Городского Дворца культуры прошёл гала-концерт V открытого городского фестиваля «Русская песня»
  • Второй Уфимский международный салон образования «Образование будущего» получился очень представительным.

Вернуться