Любовь и боль Шауры Шакуровой

Если не можете не писать — пишите каждый день, не дожидаясь вдохновения, считает она

Автор: Елена ШАРОВА
Фото: из семейного архива
версия для печати
5 | 5

«Когда б вы знали, из какого сора растут стихи...» — писала некогда Анна Ахматова. А как нарождаются на свет проза, сценарии и пьесы, неплохо знает Шаура Шакурова, о чем свидетельствует признание как на республиканском, так и на российском уровне. Например, приз за лучший сценарий к фильму «Пусть ветер унесет мои слова» на «Серебряном Акбузате» и на чебоксарском Международном кинофестивале-2015. Он родился из фразы, услышанной в детстве от мамы. Она говорила, что если кто-то пожелает плохое или проклянет, надо сказать так, и проклятие снимется. Или сценарий фильма «Причал», навеянный знаменитой лентой «Человек дождя» с Дастином Хофманом в главной роли и вошедший в шорт-лист всероссийского фестиваля кино и театра о современности «Текстура». К юбилею Шаура накопила увесистый творческий багаж.

 

Здравствуйте, я Шаура Шакурова


— Так или иначе всю жизнь ты имеешь дело с литературой, в том числе и работая в театре: нет пьесы — нет театра. Любовь к ней — это от семьи или тебя просто оставляли наедине с книгой?


— Папа (известный писатель и ученый Рашит Шакур — авт.) к этому руку приложил, конечно, но и дедушка тоже. Летом меня отправляли в деревню на три месяца. В доме дедушки был большой шкаф со стеклянными дверьми, в нем лежали книги, роман-газеты. Я была девочкой романтичной, любила читать и мечтать — и в деревне, и в городе. У родителей тоже было много книг: на самодельных стеллажах от пола до потолка.


Я помню, что попросила папу вырезать из картонки книжку, сшить ее ниткой. На обложке написала «Шаура», на ее страницах рисовала и что-то писала, по-моему, сказку.


Не скажу, что были какие-то предпочтения: книги я попросту «глотала». Читала несколько строчек и, если цепляло, не отрывалась до конца. Главным было вытащить книжку так, чтобы мама не заметила: я читала книжки и не по возрасту. Фонарик под одеялом мне не понравился. А понравилось класть книжку в учебник и делать вид, будто учишь уроки. Мама так и не просекла, что уроки я делала быстро, а остальное время получала удовольствие.


Одно из первых воспоминаний о папе — он меня везде водил, точнее, носил на плечах. В том числе и в Дом Печати. Мы шли по этажам, и с ним все здоровались. Поэтому у меня возникало впечатление, что и меня все знают.


А потому вела себя несколько нахально. Помню, ходили мы как-то с папой на праздник к Телецентру, там стояли юрты и танцевала Рашида Туйсина. Она уже была очень известной. А когда закончила танцевать, я выступила вперед и сказала: «Здравствуйте, Рашида Туйсина. Вы что, меня не узнаете? Я Шаура Шакурова». Отец долго извинялся, оттаскивал меня в сторонку. То же самое я сотворила при встрече с Зайнаб Биишевой.


Еще писала письмо Анверу Бикчентаеву. У него был роман «Дочь посла», а героиню звали Шаура. Я была крайне обижена тем, что он мне не ответил, и решила, что больше его читать не буду. Жил он рядом, и я даже хотела пойти и с ним разобраться.


— Когда ты дочь известного человека, неизбежны сравнения, и вообще есть дурная фраза про детей великих. Как ты с этим боролась?


— Когда я пришла на стажировку после университета в Академию наук, мне вслед громко сказали дамы из административного персонала: «Ну, отец за нее напишет». Это так меня задело, что в аспирантуру я уехала в Москву. Глупо, конечно, из-за какой-то тетки...
Сейчас, думаю, эту фразу уже никто не повторит: то, что пишу я, не напишет папа. Взгляд женский и время другое. Когда мы пишем хотя бы и о вечных ценностях, мы отражаем свое время, хотим этого или нет.


Кстати, прекрасным прозаиком могла бы быть моя мама — если бы захотела. Она капитан милиции в отставке. Как-то написала начало детектива — это было захватывающе. Но ей не хватило пороху. Мысли пошли в другом направлении: какой ей выбрать псевдоним, что сказать на интервью...


А писать — это сотни раз переписывать. У меня, например, такое чувство, что можно сделать лучше, и лучше, и лучше... Надо бы просто не перечитывать написанное, иначе все равно к чему-нибудь придерешься. Так что хорошо, что писательницей она не стала.


— Литература литературой, а пошла ты на исторический факультет.

 

— Я ж говорю, девушка я была романтичная, и романтичной же мне казалась история. Образ зовущей степи будоражил душу: воины, ковыль колышется на ветру, красавицы... А раскопки казались делом и вовсе захватывающим. Однако меня всегда отправляли собирать колышки: больше ни на что я не годилась. Это все кино виновато: гробницы там, загадки всякие, тайны, а когда пашешь в поле, и не факт, что что-нибудь стоящее выкопаешь... Единственная радость — у костра посидеть, песни попеть.


Хотя учиться было интересно.


— Какая эпоха тебе приглянулась — где б ты пожила?


— Есть фильм «Орда» Прошкина: вот если б была мужчиной, то хотела бы в то время. Не знаю, надолго бы меня хватило, но эпоха там замечательно ощущается. Завораживает ощущением приволья, степью, которая манит меня как жителя городского. Это, видимо, зов предков какой-то.


Правда, когда после защиты я вернулась в Уфу, места в Академии наук не было, так я и покончила с научной карьерой. Я попереживала, а потом подумала: все к лучшему.


Есть такая притча. Дело перед войной было. Пошли два парня в лес деревья рубить. Одному из них дерево на ногу упало. Отец того, что не пострадал, стал хвастаться: вот, обошлось, мол. А отец второго ему ответил: главное, чтобы конец был хорошим. Началась война, здорового парня забрали, и он погиб, а с больной ногой остался жив. Поэтому по поводу науки я погоревала, а потом успокоилась.


Получилось так, что я с Риязом Исхаковым занялась съемками фильма «В поисках Акбузата». Рияз знал, что я писала диссертацию как раз по «Урал-батыру».


Мне стало интересно поучиться «делать кино» профессионально. Вообще там доходило до смешного: если Всемирное общество охраны природы давало деньги — в сценарии появлялись краснокнижные лягушки. Кусок про одно, кусок про другое: кто деньги давал, для того и снимали. Но опыт это был хороший.


И я поступила во ВГИК.


Писать или не писать


— Во ВГИКе ты училась не абы у кого — у Александра Бородянского. А это «Афоня», «Мы из джаза», «Вечер в Гаграх», «Цареубийца», «Курьер», «Ворошиловский стрелок».


— Он не грузил нас теорией — мы разбирали сценарий, разговаривали. Суть работы сценариста по Бородянскому, собственно, как и суть работы писателя: писать и переписывать. А еше у него было выражение: «Если вы можете не писать — не пишите».


Я вот не могу: если не пишу — мне тяжело. Могу добавить: а если не можете не писать — пишите, причем каждый день, не дожидаясь вдохновения. Я после аспирантуры поработала на выборах — отчетами занималась. Они у меня очень эмоциональными получались. Конечно, потом приходилось переводить на чиновничий язык.


Мы до сих пор с Бородянским общаемся: каждый июнь встречаемся у него всей группой. Просто, чтобы повидаться.


Мне он был близок по духу, а он отбирал нас сообразно своим пристрастиям, утверждая, однако, что не все могут стать сценаристами. Один сокурсник, например, остался прозаиком. Кто-то писать перестал, а пошел преподавать.


Я как-то видела один сценарий, по сути, прозу: из 25 страниц я бы оставила для кино две. Вот и разница.


И как ни прозаически это прозвучит: сценарий — это технический документ, прочитав который, режиссер может посчитать бюджет, количество съемочных дней. В сценарии нет места, к примеру, воздушному шарфику на плечах дамы, красиво развевающемуся на ветру. Шарфик тоже должен «сыграть свою роль» — тогда в сценарии он уместен. Так что приходилось с трудом выбивать из своих сценариев эти описательные моменты.


Кстати, во ВГИК в давние годы не брали выпускников школ, считая, что у человека должен быть жизненный опыт. Наверное, это правильно. На нашем курсе были спортстмен, журналист, рекламщик — и всем за тридцать. Один наш известный драматург как-то мне сказал, что перестал писать, потому что перестал чувствовать время.


— У тебя выходила проза, но пьесы — это несколько другой жанр, тут нужно учитывать специфику театра.


— В кино ты отдаешь свой сценарий, и все. Хотя на сериалах порой приходится бесконечно переписывать его из-за взаимоисключающих требований продюсеров и режиссеров. Остается только вспоминать, все ли ты сделал и как это могло бы быть. А в театре, мне казалось, можно увидеть свою пьесу у разных режиссеров, увидеть под разным углом. И под напором своего однокурсника, ныне известного драматурга, Саши Тюжина, я решила попробовать написать пьесу.


Был такой конкурс «Сказки о детстве»: туда надо было послать короткую — в страницу — сказку. Моя мини-пьеса «Течет река Волга» второй год в репертуаре московского театра «А — Я» в составе спектакля «Мама меня любит». Поставили его здорово: сцена и зал на одном уровне — дети выходили на сцену, слушали артистов, заглядывали им в глаза. Прикольно во всей этой истории то, что я там соавтор Гафту, Кобзону и Мацуеву.


В моих пьесах «Олюшкино счастье», идущей на сцене Салаватского театра, действие происходит в Уфе, «За синими туманами» — в Москве. Но это «Три сестры» наоборот: молодые люди живут в столице и мечтают вернуться домой, причем ясно, что этого никогда не будет. Они забывают о родине ради сиюминутных выгод.


Мои университеты — это Центр современной драматургии, который появился на базе нашей Молодежки. На семинары приезжали известные специалисты из Москвы.


В двух шагах от счастья


— Расскажи, пожалуйста, про дипломный вгиковский киносценарий «Лунные волки». Название красивое и таинственное.


— В 2005 году во время этнографической экспедиции в Бардымский район я записала отрывок истории. После Гражданской войны возвращался солдат домой. Шел день и ночь, уже почти дошел до своего аула. Но ночью кто-то подкараулил его и убил. Все, что было связано с его гибелью, так и осталось тайной. Солдат прошел всю войну, и погиб в двух шагах от дома. Гибель на войне — дело обычное, но в двух шагах от счастья... Это не только меня зацепило — людей тоже: век прошел, а они все вспоминают это.


— Все артисты, да и режиссеры, стонут от отсутствия хороших пьес: каких, ты считаешь — современных, исторических?


— Я бы хотела видеть больше спектаклей о нашей уфимской жизни. Кинематограф наш молод. А театр существует уже сто лет в республике. У него есть традиции, школа, он заполняет ту нишу, которую не могут занять ни кино, ни телевидение. Мы не видим там нашу башкирскую жизнь — это восполняет пока только театр. А для этого надо, чтобы режиссеры и драматурги нашли друг друга.


— Шаура, а ты у нас еще и актриса...


— Я жила в общежитии ВГИКа с девочками из Казахстана, будущими режиссерами, и периодически у них снималась. Я там, кстати, поняла, что такое слава. Прихожу во ВГИК, а со мной все здороваются. Девочки уже смонтировали фильм, и все меня посмотрели. Это тоже опыт: одно дело — текст писать, другое — самой его проиграть. И я подумала, что если бы знала о ВГИКе в школе, то, быть может, пошла бы в актрисы: такой кайф я испытала во время съемок. У меня была, помню, любовная сцена с героем. Мы отсняли несколько дублей, и я ушла домой. А партнер поверил. В мою любовь-то. И стал ночью ко мне стучаться. Я открываю: «Что надо?» А он весь в чувствах. И тут его прогоняют! А я поняла, что стала бы неплохой актрисой.


Мне хотелось бы сыграть еще — что-то противоположное своей натуре. Какое-то зло, быть может, — оно всегда привлекательно. Был на телевидении один проект: судья разбирал жалобы. Мне эту роль и предложили. Там искали человека с незамыленным лицом и каким-то опытом игры. Я сказала только: «Вы что, я же во ВГИКе учусь — мне некогда!» И училась фанатично.


— Маркес рассказывал о том, как пишет свои романы: «Нужно загипнотизировать читателя первой же фразой, посадить его на крючок так, чтобы он не мог сорваться до самого конца». По какому принципу пишешь ты?


— Когда я не знаю, как начать, я начинаю хотя бы что-то. Истории появляются по-разному: из каких-то аллюзий, обрывков слов. Первые рассказы появлялись так: у меня были карточки, я писала на них слова «нежность», «боль», «любовь» и эти чувства обекала в слова, складывающиеся в рассказы.


— Если бы ты попала на необитаемый остров, какую бы книгу предпочла иметь с собой?


— Я взяла бы ноутбук и сама села бы писать.

Опубликовано: 14.12.17 (19:06) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Культура
В школьном музее дети ведут себя по-взрослому.   Недавно Рим Рахимов блеснул в главной роли в новой постановке «Лунный мир».  
Написать комментарий
Представьтесь
контакт (не обязательно)
Ваш комментарий

Жители Башкирии могут наблюдать за половодьем в режиме онлайн
AHOHC

Сделай правильный выбор — подпишись на «Республику Башкортостан»!

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
В Уфе откроют памятник воинам-пограничникам
Радик Мухарямов 2018-05-22 13:12:37
Давно пора. Мой двоюродный дядя, к сожалению, не дожил до этого. Вот бы обрадовался. В своё время... далее
В Уфе 25 мая спиртное продаваться не будет
Радик Мухарямов 2018-05-22 08:24:01
Есть у нас хорошие законы. Радует и то, что в отличии от соседних Челябинска и Казани, а также... далее
Константин Хабенский: Люблю, когда тяжело и интересно (Культура) 17.05.18 (21:11)
ВВ 2018-05-21 17:04:41
Если человек скотина, то никой талант не избавит его от такого качества...Талант--не... далее
Константин Хабенский: Люблю, когда тяжело и интересно (Культура) 17.05.18 (21:11)
Асаба 2018-05-21 14:17:41
"...ложки нашлись, но осадочек остался". Зря Хабенский ляпнул в одном интервью, что главный герой... далее
В Белебее вор обворовал дом пенсионерки, сбив навесной замок
Радик Мухарямов 2018-05-20 16:23:30
Наверное это беда некоторых пенсионеров. Вместо врезного или накладного замка, по привычке вешают... далее
В столице вновь ремонтируют трассу Уфа – Аэропорт
Радик Мухарямов 2018-05-20 12:16:18
Неужели невозможно прекратить этот вечный ремонт наиболее оживлённой трассы Уфы? Пригласить... далее
Лесу — польза, народу — экономия (Cоциум) 17.05.18 (21:12)
Радик Мухарямов 2018-05-19 15:43:26
После принятия федерального закона от 18.04.2018 года №77-ФЗ «О внесении изменения в статью 32... далее
Вижу цель (Cоциум) 17.05.18 (21:12)
ВВ 2018-05-19 12:03:37
Сбой в работе компьютера не позволил завершить начавшийся мыслительный процесс.Разрешите ... далее
Вижу цель (Cоциум) 17.05.18 (21:12)
ВВ 2018-05-18 17:30:23
Сферы нашей жизни, завязанные на государство--наука, образование, медицина, оборона-- ещё... далее
В Баймакском районе квартирному вору не повезло дважды
Радик Мухарямов 2018-05-18 11:07:56
Повезло и пожилой хозяйке. Попался воришка, а не душегуб.... далее
Городок наш небольшой, литературно-обувной (Cоциум) 16.05.18 (19:48)
Алевтина Юрьевна 2018-05-18 09:54:44
Спасибо большое, за оказанное внимание нашему городку. Очень приятно)
...
далее
В Башкирии многодетным женщинам вручили медали "Материнская слава"
Радик Мухарямов 2018-05-17 19:06:51
Ясельные группы нужны. Вон в Булгаково, даже многодетная семья племянника (6 детей) не может... далее