Издательство «Республика Башкортостан»

Вся великая музыка уже написана

Вдохновение — это для дилетантов, считает композитор Владимир Купцов

Музыка — это счастье, имея которое, забываешь о деньгах и славе, утверждает композитор.
Музыка — это счастье, имея которое, забываешь о деньгах и славе, утверждает композитор.
версия для печати
Музыка — это счастье, имея которое, забываешь о деньгах и славе, утверждает композитор.

Театр оперы и балета открыл сезон ярко, зрелищно, можно сказать, патриотично, порадовав меломанов премьерой балета «Аленький цветочек» по сказке нашего великого земляка Сергея Аксакова. Праздник случился: все сложилось в картину, радующую глаз и ухо. Классическая «говорящая» хореография, которая, сколь бы пренебрежительно ни относились к ней нынешние режиссеры, воспринимается куда более внятно и интересно, нежели ломающие танец современные изыски. И музыка — льющаяся легко и просто, как дыхание, мелодичная и ласковая, будто гладящая тебя по голове, как мама, которая когда-то в детстве рассказывала тебе на ночь сказки. Именно то, что нужно, чтобы «прочитать» — уже в который раз и все с тем же наслаждением — последнее произведение Сергея Тимофеевича.


Собственно, так и должно быть, ведь к созданию балета приложили руку профессионалы: хореограф-постановщик Андрей Петров, художник-постановщик Григорий Белов, художник по костюмам Ольга Полянская — все московская команда.


К ним же можно было бы причислить и автора чудесной музыки Владимира Купцова, если бы не знать, что он уроженец Бирска. Учившийся в Уфе и в Москве у Тихона Хренникова, оставившего о нем лестный отзыв: «Талантливейший композитор, всегда добивающийся убедительности в выражении своих намерений. Великолепнейший пианист и блестящий импровизатор в джазовой манере. Владимир Купцов, несомненно, перспективнейший композитор, которому принадлежит веское и самобытное слово в развитии отечественной музыкальной культуры».

Есть ли у музыканта детство


— В музыку пошли добровольно или родители настояли?


— Мама была простым советским врачом, папа — простым советским инженером, и в роду у нас профессиональных музыкантов не было. Но мама играла на пианино дома, пела романсы, советские песни — за плечами у нее была уфимская музыкальная школа-семилетка № 1, которую позже закончил и я. Из Бирска-то мы уехали, когда мне было три-четыре года. Так что в семье у нас было такое милое домашнее музицирование. Вот мама и заразила меня музыкой.


Вообще, конечно, она хотела, чтобы я тоже стал врачом, и после восьмого класса постановила: «Пойдешь в девятый, а потом в мединститут, станешь хирургом». Но я уже был захвачен в плен музыкой — никто не знает, отчего и как эта любовь рождается в душе. И пошел не в мединститут, а в уфимское училище искусств, затем в уфимском институте искусств изучал композицию. А в 1987 году перебрался в Москву и уже там закончил Московскую консерваторию и аспирантуру по классу композиции у Тихона Хренникова.


— Меня всегда интересовал вопрос: девочки как существа более эмоциональные чуть ли не строем идут в творческие специальности — учатся живописи, музыке, а известность получают мужчины.


— А только мужчины двигают искусство. Хотя очень часто девочки бывают гораздо талантливее мальчиков. У женщин другое предназначение: родить, воспитать и вырастить детей. И на этом развитие их талантов заканчивается.


— Грустно...


— А что делать? Оперные, к примеру, солистки в большинстве своем одиноки. Вообще, те, кто делает карьеру в искусстве, одиноки. Семья и искусство — две вещи несовместные. Творчество требует полного погружения, нужно работать по 12 часов в день без выходных, отпусков, всю жизнь, годами, десятилетиями и даже иной раз без зарплаты, получая только удовлетворение от того, что ты занимаешься любимым делом. Именно тогда что-то может получиться.


— Так детства-то у вас настоящего, получается, не было...


— Не было. После школы мои друзья пинали мяч, а я шел из общеобразовательной школы в музыкальную. Не было ни детства, ни юности, ни молодости, да и сейчас ничего нет. Одна музыка и мой сын.


— От этого с ума сойти можно.


— Да нет, это счастье великое — мне больше ничего и не нужно.


— Ваше первое самостоятельное произведение?


— Я начал музыку писать не рано — в семнадцать лет. Это были прелюдии для фортепиано. Я ходил тогда как раз в училище и брал уроки у композитора Евгения Земцова. Не назову эти прелюдии «произведением». Мне сейчас 54 года, и я честно скажу, что стал настоящим композитором лет в 40 — 45. А до этого шел подготовительный этап. Это как въезд в горную местность: сначала дорога поднимается серпантином, а потом уже вершина. Не бывает так: равнина, а потом вдруг гора. Все эти годы я шел по серпантину, дорогой к вершине.


Принеси мне музыку


— Вы окончили аспирантуру под руководством замечательного композитора Тихона Хренникова. Можно несколько слов о нем?


— Это потрясающая личность. Помимо того, что он великий композитор XX века — на уровне Шостаковича, Хачатуряна, Кабалевского. В течение 40 лет он возглавлял Союз композиторов СССР.


Пожалуй, самым потрясающим фактом в его биографии был ночной разговор со Сталиным в Кремле, после чего, как правило, многие просто не возвращались. Он убедил Сталина в том, что инструментальная музыка — это абстрактный вид искусства, она не «за» и не «против» советской власти. А значит, не нужно сажать и уничтожать Шостаковича и прочих композиторов. Он просто сохранил им жизнь, в то время когда погибали режиссеры, актеры, писатели.


А как его ученик, скажу вот о чем: искусство, как известно, бывает традиционное и современное — модерн. Вот эти самые первые свои модерновые произведения я и принес вначале Тихону Николаевичу. Он сказал только одно: «Принеси мне музыку». Я вообще традиционный композитор, пишу в академическом стиле: музыку простую, ясную, понятную для всех. В ней присутствует мелодизм — от первой до последней ноты. Пример тому — ваша премьера «Аленького цветочка».


Мои любимые композиторы — это композиторы XIX века: Чайковский, Римский-Корсаков, Бородин, Глинка, Верди, Пуччини. Их талант мне неподвластен и непонятен. Я стремлюсь хотя бы на миллиметр приблизиться к этим гениям. Это моя планка. Музыка XX века значительно уступает музыке предшествующих столетий.


— Вы пишете музыку самых разных жанров: перечислять — занятие неблагодарное, список длинный. Это у вас как случается: периодами или вперемешку — куда вдохновение занесет?


— Не могу точно сказать. «Аленький цветочек» я писал два года, а в перерывах сочинил хоровой цикл на стихи Лермонтова, несколько концертов, песни, порой в день — по песне, киномузыку.


К слову, киномузыка — единственный жанр в мире, на котором композитор может заработать. Но конкуренция огромнейшая. Дай бог, попасть в год в один фильм или сериал. И не только из-за денег. Ленту с твоим именем в титрах увидят миллионы зрителей, запомнят — и это, конечно, приятно.


Но вообще для меня музыка — это счастье, имея которое, забываешь о деньгах и о славе.


А вдохновение — это, на мой взгляд, для дилетантов, не для профессионалов. Каждый день сидишь, работаешь без выходных, десятилетиями, и тогда стоит только прикоснуться к клавишам, и музыка сама возникает от этого соприкосновения. Это высочайший профессионализм, который нарабатывается, повторюсь, трудом и со временем. Композитор — это рабочий у станка, шахтер в шахте. И тогда — балет, концерт, опера, симфония — все написать можно: музыка отвечает тебе благодарностью за то, что ты посвятил ей всю жизнь, вывел на свет.


Кровавая графиня и Крысолов


— Я не нашла среди ваших произведений оперных сочинений.


— Их там действительно нет. Я только собираюсь писать оперу «Иван Грозный». Это потребует два-три года моей жизни. Мне вообще интересна русская история и хочется продолжить список великих опер, таких как «Борис Годунов», например. Кстати, что интересно, опера «Иван IV» существует, и написал ее... Бизе. Правда, найти ее очень трудно. Я пока так и не смог послушать.


У меня есть три мюзикла: опять же исторический — о кровавой графине Элизабет Батори, которая принимала ванны с кровью молодых девушек-девственниц для омоложения, «Волшебная дудочка» — для детей по легенде о Крысолове и «Свадьба Дон Жуана» на стихи прекрасного московского поэта Олега Грисевича, написавшего стихи для всех моих мюзиклов.


А вот для оперы надо созреть. Бородин писал «Князя Игоря» 18 лет. Вот так работали люди. Зато это шедевр: там плакать хочется на каждой минуте.


В общем-то, вся великая музыка уже написана до XX века: Чайковским, Рахманиновым, Бизе. В XX веке музыкальная культура, я считаю, просела. При всем величии Шостаковича и Прокофьева их произведения на порядок ниже, не побоюсь этого сказать. А XXI век — это уже деградация: и в литературе, и в живописи. Последние сто лет композиторы пишут авангард — музыку, которую невозможно слушать.


— А среди исполнителей столь же низок уровень?


— Очень достойный исполнитель —Денис Мацуев. Недавно я написал 24 романтических поэмы, концерт и осенью понесу ему, я уже давал ему свои произведения, он планирует их сыграть. Плюс он очень хороший человек.


— Вопрос немного не в тему: на вашем сайте много интересных фотографий, в том числе и с де Ниро. Как сдружились?


— Он частенько приезжает в Москву, причем инкогнито. У де Ниро в столице два своих ресторана. В 2000 году он тоже приезжал — продюсировал фильм о сотрудничестве и противостоянии КГБ и ЦРУ. Его катали на теплоходе по Москва-реке. Меня тоже пригласили туда, специально поставили рояль: я пел и играл свои произведения. Ему сразу их переводили. Видимо, музыка ему понравилась, потому что, как мне передавали недавно, он об этой прогулке и музыке помнит.


— Как же народился на свет ваш «Аленький цветочек»?


— Года три назад я написал балет «Дмитрий Донской» и показал сочинение основателю и руководителю Кремлевского балета Андрею Петрову. Оно ему очень понравилось. И он предложил мне написать балет на сюжет какой-нибудь русской народной сказки. Я их перечитал все — около 200 сказок, мне хотелось найти такую, где была бы любовная романтическая история. Обнаружилась одна-единственная великая сказка великого писателя Аксакова. Сложился классический балет на прекрасную сказку с русской мелодичной, ясной музыкой.

Опубликовано: 14.11.17 (09:09) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Культура
Сцена из оперы «Карлугас». Хабир Галимов — в центре.    

Написать комментарий


AHOHC
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
  • В основе послания главы РБ — двенадцать важнейших нацпроектов

© 1998-2018 Издательство «Республика Башкортостан»
Вернуться