Все новости
Спорт
2 Сентября , 20:15

Сталь клинка искрится серебром

Уфимец вновь готовится штурмовать фехтовальный Олимп — в Париже

Сталь клинка искрится серебром

Любимый город призера Олимпиады в Токио Тимура САФИНА, трансгендеры в спорте, заруба с фехтовальным монстром из Франции и что может противопоставить современный мастер бретеру эпохи Ренессанса? Об этом — в интервью c рапиристом.

Обязывающая фамилия

— В одном из своих интервью вы признались, что любите Уфу. А за что? Уфа — современный индустриальный мегаполис, в нем слишком технологично, пыльно, шумно, сплошные пробки и другие сопутствующие этому статусу проблемы.

— Во-первых, Уфа — город, где я вырос, нашел друзей, занялся спортом. Во-вторых, по сравнению с другими городами — да взять Питер или Москву, куда по молодости стремятся уехать многие, — он не такой огромный. Уфа — мультикультурный город, при этом жители ее спокойнее и жизнь здесь течет размереннее. В последнее время Уфа заметно похорошела. Я себя здесь очень хорошо чувствую.

— Сафин — фамилия в мире спорта знаковая. Можно вспомнить однофамильцев, заявивших о себе в шахматах, борьбе, футболе…

— … мне вспоминается Марат Сафин, — улыбается Тимур.

— Не мечталось мальчишкой: вот вырасту и тоже стану великим?

— Нет. Абсолютно! Какие там карьерные планы у мальчишек!.. Просто упорно тренировался, работал над ошибками.

Мечта круче денег

— На Олимпиаде в Рио-де-Жанейро вы жили за сто километров от города, немало времени проводили в пути. Какие бытовые условия сложились в Токио?

— Все Олимпийские деревни очень похожи. В Рио было комфортнее, как ни парадоксально, хотя мы жили на базе вдали от деревни. Сложно было в эмоциональном плане: в Токио я видел спортсменов, которые уже прошли соревнования, выгоревших, уставших. И эти чувства эмпатичны. Ожидание и стресс от вида опустошенных спортсменов, отдавших все силы, передавались, словно вирус. Хотя, когда видишь победивших — тебя это подстегивает, это тоже влияет, начинаешь ждать своих соревнований. Получаются эмоциональные качели. К финалу форма была неидеальной.

— Токийская Олимпиада по результату для России вышла даже лучше, чем в Рио, хотя многие ждали худшего финала. Нет ощущения, что это наша национальная черта — идти на рекорд, когда оказывают давление?

— В Рио и спортсменов наших было меньше — тех же самых легкоатлетов. Конечно, под давлением выступать непросто. Но когда идет такой вызов, такая волна, это подталкивает к тому, чтобы выступать лучше. Доказать себе и всем, что ты можешь. Мы выступали под давлением и сделали это достойно. Доказали миру, что мы сильная нация, сильная страна.

— Шпажистка Марта Мартьянова дралась в финале с растяжением, тхэквондист Храмцов — с переломом после первого же боя. Что заставляет спортсмена рисковать здоровьем: мечта, деньги, слава?

— Мечта. Когда ты готовишься к таким соревнованиям, всю жизнь идешь к такой цели, отбираешься через такое сито в национальную команду и выступаешь на соревнованиях — любой спортсмен сделает все возможное, переступит через боль и страдания.

— С Эрванном Ле Пешу, легендой мирового спорта, у вас была заруба и в Рио, и в Токио. В свои 40 лет он демонстрирует невероятное мастерство. Говорят, в плане хладнокровия и изобретательности вы похожи. Значит, мы еще многие годы будем болеть за вас?

— Эрванн — очень достойный и умный соперник. Но у каждого свой путь, и спорт очень непредсказуемая вещь. Сегодня ты тренируешься и полон сил, а завтра получаешь травму. Никогда не угадаешь. Конечно же, цель — еще пофехтовать как миниум цикл, до Парижа. У любого профессионального спортсмена есть свои болячки, за которыми нужно следить. Но настроен я серьезно.

Провалы поменявших пол

— Пусть не покажется неожиданным вопрос про Лорел Хаббард. Человек до 2012 года бил юниорские рекорды, потом во взрослой атлетике как-то сдулся. Но поменял пол, и тут как поперло! Серебро на чемпионате мира, золото Тихоокеанских Игр. Как относитесь к спортсменам-трансгендерам?

— Никак не отношусь. Мир меняется, он очень разнообразный. Предсказал бы кто-нибудь двадцать лет назад, что такое случится? Вряд ли. Человеческое сообщество само по себе очень неоднородно: то, что для кого-то норма, для другого — вызов. Пройдет время, чтобы выработать единое мнение.

О ЧЁМ РЕЧЬ

Лорел Хаббард стала первым трансгендером, принявшим участие в главном соревновании четырехлетия. Спортсменка не сумела поднять штангу в трех подходах в рывке и завершила выступления на Олимпиаде досрочно.

— Больше всего Хаббард возмутила даже не правых американских консерваторов и не российский Первый канал, а Австралийскую федерацию тяжелой атлетики. Обижаться есть на что: новозеландка «увела» золото с чемпионата Австралии.

Соперницам стало обидно?

— Результаты женских и мужских атлетов разнятся на 10 — 20 процентов. Это физиология: мужчина банально сильнее. Так ли справедливо, когда трансгендеры соревнуются с женщинами? Кости и мышцы таких атлетов остаются мужскими, что им могут противопоставить женщины? Думаю, честно будет учитывать их мнение.

Согласен на роль «плохого парня»

— В российском сегменте ютуба сотни тысяч просмотров боев под эгидой НЕМА (организация исторических европейских боевых искусств, воспроизведенных по устным преданиям, текстам, изображениям — ред.). В зарубежном секторе видеохостинга бои смотрят миллионы. Как вы относитесь к историческому фехтованию?

— Истфехт — это часть фехтования. Все, что касается развития фехтования, хорошо и только поднимает интерес к нашему виду спорта. Я только рад за историческое фехтование и надеюсь, у нас будет столько же просмотров. А те, кто попробует истфехт, захочет познакомиться рано или поздно с нашим видом спорта.

— Для меня интерес к фехтованию начался с фильма «Роб Рой», где герой драмы «шинковал» соперников на мелкие дольки, совершая невероятные выпады. Прошло двадцать пять лет, но тот бой — до сих пор в пятерке лучших кадров фильмов всех времен.

— Артистическое фехтование в фильмах и спортивное — очень разные вещи. Для спортсмена главное — темп и дистанция, для актера, режиссера — эффектное исполнение какого-нибудь трюка, привлекающее сердца зрителей. Технически, эмоционально мы различаемся, но при этом дарим нашим поклонникам, зрителям, болельщикам позитивные эмоции.

— Не отказались бы от роли героя со шпагой в хорошем фильме?

— Согласился бы даже на роль «плохого парня»! Так интересно попробовать себя в чем-то новом…

— А вот представьте: мастер спорта по фехтованию и профессиональный дуэлянт из позапрошлого века столкнулись лицом к лицу. Кто кого?

— Очень важно понимать психологический момент. Мы не бьемся в гладиаторских боях насмерть, мы спортсмены и получаем уколы в экипировку. Спортивная рапира легче боевого аналога из прошлого. Одержит победу тот, у кого реальная практика в боях насмерть. Современный фехтовальщик может забыться и пойти в размен, обоюдочка в спорте и в реальном бою очень отличаются по результатам. Жестокий век — жестокие сердца: у бретера в запасе грязные трюки и психологическая устойчивость к виду крови. Много еще чего можно перечислить, но больше шансов в схватке у профессионального дуэлянта того времени, чем у спортсмена.

Центр — резерв фехтования

— Уфа подарила российскому фехтованию четырех олимпийских чемпионов. И кажется, это не предел, были бы условия. Кстати, насчет условий. Помнится, прежнее руководство республики обещало возвести Центр фехтования, но не получилось. Теперь объект под контролем нынешней власти. Появится Центр — результаты будут выше?

— Мы давно ждем Центр фехтования, прошел уже не один год. Надеемся, что у Радия Хабирова получится точно. Уфа и республика в целом — один из сильнейших регионов в России, представляющих рапиру. Сейчас отделение шпаги показывает хорошие результаты, есть надежды и на саблю. Для молодежи, для детишек, для популяризации этого прекрасного вида спорта нужен такой Центр. Мы же даем результаты и можем даже прибавить в будущем с таким Центром.

Фото из открытых источников.

Автор:Алексей ОГОРОДНИКОВ