Все новости
Право
20 Сентября , 13:15

Градус градусу рознь

За семь месяцев в республике из незаконного оборота изъято свыше 17,2 тысячи литров алкогольной и спиртосодержащей продукции

Градус градусу рознь

Чем отличается подпольная водка от магазинной, где можно нарваться на контрафакт и кто сегодня в республике занимается бутлегерством?

Об этом нашей газете рассказал начальник отдела по борьбе с преступлениями в сфере потребительского рынка, защиты интеллектуальной собственности и борьбы с незаконной игорной деятельностью Управления экономической безопасности МВД по РБ Роберт МУРСАЛИМОВ.

Спирт и вода — готова бурда

— Роберт Рашитович, где предпочитают сбывать свой товар бутлегеры — в городах, районах, на автотрассах?

— Нелегальный оборот мы выявляем в различных местах, можно сказать — везде. Чаще всего этим занимаются хозяева частных домовладений — в хозяйственных постройках проще скрывать подпольное производство и хранить нелегальную продукцию. Причем незнакомцам ничего не продадут. У подпольных производителей контрафакта свои клиенты, и товар они сбывают только им. При этом все соблюдают конспирацию. Например, договариваются о пароле: «Мне нужно стекло» или «Я за водой», что обозначает водку. Но если у продавца появится хоть малейшее сомнение, он может отказать даже постоянному клиенту, мол, мы больше этим не занимаемся.

— Какой вид алкоголя и какие торговые марки предпочитают подделывать подпольщики — крепкие напитки, вино?

— Чаще всего водку и коньяк, так как производство такой продукции требует минимальных затрат — помещение, тара, спирт, вода и ароматизированные красители для коньячной продукции. Кстати, добавки под названием «Коньяк» легально продаются на рынке. Их смешивают с водой и спиртом — и доморощенный «пятизвездочный» готов.

Надо сказать, что подделывают российские марки. Во-первых, проще печатать этикетки, во-вторых, народу эти названия ближе. Ведь клиентура подпольных производителей чаще всего незнакома с иностранными названиями. Поэтому они рассчитывают на неискушенного потребителя.

От цистерн до фанфуриков

— А где бутлегеры приобретают спирт, тару, этикетки и прочую атрибутику?

— Тара уже продается с этикетками, ее заказывают по интернету. Спирт поступает из российских регионов, где имеются спиртзаводы. Его нелегально завозят на территорию республики. К примеру, недавно мы раскрыли цепочку одной крупной поставки. Злоумышленники якобы для медицинских целей закупали в крупных объемах спирт в Армавире, поставляли его в Оренбургскую область, а оттуда — в Башкирию, где сбывали мелким бутлегерам.

— Если подпольщики используют медицинский спирт — не страшно, а если технический, от которого люди умирают?

— К счастью, в моей практике таких случаев уже не было. Скорее всего, этот вид нелегального промысла уходит в прошлое. Современные бутлегеры смотрят вперед, на перспективу, ведь им тоже надо развивать свой бизнес. Им невыгодно, чтобы их продукцией люди травились, тем более умирали. У нас чаще травятся самогоном. Потому что там всякие примеси, эфирные масла и так далее.

— Несколько лет тому назад, народ травился фанфуриками, которые приобретал в аптеках и галантерее. Тогда в регионах даже проводилась операция, кажется, под названием «Боярышник»…

— Да, это произошло в Иркутской области. Производители так называемых фанфуриков, используя брешь в законе, пишут на этикетке «Для наружного применения» и реализуют как парфюмерную продукцию, поскольку она не лицензируется.

Роспотребнадзор вводил ограничение на ее продажу примерно на полгода. Потом все эти запреты прекратились. Поэтому такой товар и сейчас можно найти на прилавках. Состав: спирт, вода и ароматические добавки. Его покупают из-за дешевизны.

— То есть для нашего региона такой вид торговли нетипичен?

— Я бы так не сказал. Как и везде, представители определенных соцгрупп употребляют подобную продукцию. Если говорить об отравлениях, то, по статистике регионального минздрава и Роспотребнадзора, народ чаще умирает от чрезмерного потребления алкоголя. То есть проблема не в качестве, а в количестве — люди перепивают. Есть случаи, когда вместо алкоголя пьют «незамерзайку», а там уже голая химия, и летальный исход гарантирован. Но тут уже речь о гражданах, которым все равно что пить, лишь бы был спирт.

Риск и доход в одном флаконе

— Кто именно промышляет бутлегерством?

— В основном ранее судимые личности, которые и прежде пробовали зарабатывать таким образом. Им нравится этот вид деятельности — и риск, и доход. Набирают себе помощников, распределяют между ними обязанности: кто закупками занимается, кто изготовлением, кто реализацией. Обычно это группы из трех человек. Вырученные деньги делят между собой, часть оставляют на «развитие бизнеса». Впрочем, бывают и большие группы.

В прошлом году мы раскрыли подпольную деятельность восьмерых жителей Стерлитамака, которые наладили производство и продажу контрафактного алкоголя. Они арендовали гаражи, где оборудовали цех. Использовали, конечно, не промышленное оборудование, а старые стиральные машины для смешивания спирта с водой, шланги, воронки, самопальные станки для укупорки бутылок. Партии контрафакта они реализовывали через распространителя, который знал, в каких населенных пунктах торговые точки берут такую продукцию.

Все восемь фигурантов были задержаны, проведено шестнадцать обысков, изъято 4 100 литров спиртосодержащей продукции и готовая к розливу тара с этикетками. Они использовали шесть названий торговых марок наиболее распространенной водки. Кроме того, было изъято 680 литров медицинского спирта, из которых могло получиться свыше тысячи литров подпольной алкогольной продукции. Спирт закупался в другом регионе, но пока следствие не закончено, не могу сказать, где именно. Также были изъяты пробки, шланги, насосы и так далее.

В Дюртюлинском районе сотрудники полиции пресекли деятельность организованной преступной группы. Там пятеро местных жителей занимались изготовлением и реализацией нелегального алкоголя в городе и районе. Это был такой семейный подряд из трех человек и двух наемных подельников. Было изъято более 360 литров спиртосодержащей продукции в различных емкостях. В том числе 327 литров в стеклянных бутылках по 0,5 литра с этикеткой «Зеленая марка».

Возбуждено уголовное дело, в частности, по статье 180 УК РФ, за использование средств индивидуализации. Правообладатель уже предъявил бутлегерам сумму ущерба.

— В среднем долго ли «живет» этот подпольный бизнес?

— По-разному. Одни работали пять лет, на них вышли оперативники, которые разрабатывали другую группу, другие год. Бывает, лидера задержат, группа развалится, но потом оставшиеся снова начинают бутлегерствовать. В среднем они работают три года, рано или поздно все равно попадаются. Хотя и стараются действовать осторожно. В сельской местности используют гараж, баню или подвал. В городе, помимо гаражей, снимают нежилые помещения. В том числе в промзоне, например, в той же Нижегородке. Так что у нас работы — непочатый край.

Откуда «дровишки»?

— Бытует мнение, будто подпольная водка чище, нежели магазинная. Как вы относитесь к такому утверждению?

— Готов поспорить. Любой изготовитель имеет лицензию Росалкогольрегулирования (Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка) на ведение данной деятельности. Предварительно предприятие проходит большой этап проверок, экспертиз, исследований и оценок своей продукции. Ведь любой производитель хочет, чтобы его продукция пользовалась спросом. Соответственно, они следят за качеством. Все автоматизировано, и производственный процесс проходит в условиях жесткой стерильности. Кроме того, регулярно проводятся выборочные проверки.

Вы, может, замечали, что в магазинах Башкирии алкоголь продается с двумя акцизными марками? Одна — российская, вторая — башкирская. Потому что, когда в республику заходит новый производитель, региональное минторговли предлагает ему провести экспертизу. Если продукт соответствует всем ГОСТам и стандартам, то помимо российского акциза производитель получает региональный. Получается двойной контроль.

— Можно ли нарваться на нелегальную алкогольную продукцию в сетевых маркетах, винотеках?

— Вся реализуемая алкогольная продукция в торговых объектах проходит процедуру регистрации по системе ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система). С ее помощью отслеживается весь путь — с момента производства и до момента продажи.

Кроме того, потребитель может загрузить в мобильный телефон приложение «Честный знак» и отсканировать акцизную марку, чтобы выяснить происхождение алкогольной продукции. Отличить контрафакт можно и на глаз: этикетки на бутылках обычно наклеены криво, QR- и штрихкоды нанесены в хаотичном порядке и не сканируются по приложению «Честный знак», бутылки обычно плохо закупорены, и содержимое может вытекать. Также при производстве контрафактной продукции бутлегеры используют нефильтрованную воду, и при визуальном осмотре можно увидеть белый осадок.

Молодёжи пить неинтересно

— А ограничения торговли, допустим, на новогодние каникулы, выпускные, 1 сентября — не провоцируют проблему с нелегальным оборотом алкоголя?

— Еще есть ограничения на период проведения сабантуев и на День молодежи. Взрослые поумнели, и те из них, кто собирается в это время выпить, заранее закупают спиртное или идут в кафе и рестораны. Думаю, вы и сами заметили, что пьяной молодежи в эти дни на улицах стало меньше — в магазинах не продают, в ресторан идти — дорого, а нелегалы им не продают, боятся связываться.

Надо сказать, молодежь сегодня все больше ратует за спорт и здоровый образ жизни. В республике все больше физкультурно-оздоровительных комплексов, в районах строятся ФОКи, чтобы дети и подростки больше занимались в спортсекциях.

Пропаганда о вреде алкоголя тоже влияет. Молодые люди видят, что творилось с предыдущим поколением в 90-х годах, и отказываются от такого образа жизни. Они хотят быть здоровыми, успешными, хорошо зарабатывать.

— Прежде все можно было купить у таксистов, вы их сегодня проверяете?

— Специальных акций нет, только если такая информация поступает от граждан. К примеру, в Белебеевском районе мы в этом году пресекли деятельность группы из трех человек, которые в службе такси организовали торговлю контрафактом — клиенты заказывали алкоголь диспетчерам, а таксисты доставляли заказ по адресу. У них был изъято 1267 литров немаркированной алкогольной продукции на общую сумму более полумиллиона рублей. Возбуждено уголовное дело, следствие продолжается.

В течение года наше подразделение проводит операции «Алкоголь» и «Контрафакт». В рамках последней мы выявляем торговлю нелегальным товаром — это табак, обувь, одежда, часы, то есть когда причиняется ущерб правообладателям. В акциях, которые предлагает провести правительство, также участвуем.

— Сколько литров контрафакта ежегодно изымается сотрудниками полиции, на какую сумму? Это число растет?

— В прошлом году сотрудники башкирской полиции провели более четырех тысяч проверок в отношении объектов различных форм собственности. Пресечена незаконная деятельность семи подпольных цехов, из них три находились в Сибае, два — в Стерлитамаке и по одному — в Нефтекамске и Бирске.

В суд направлено 152 дела, к ответственности привлечено 99 человек. Наша задача — не увеличить показатели по изъятому контрафакту, а уменьшить число бутлегеров. Если в прошлом году мы изъяли более 59 тысяч литров нелегальной спиртосодержащей продукции, то за семь месяцев текущего года — более 17,2 тысячи литров. Так что уже можно говорить о снижении нелегального оборота алкоголя.

Трезвое село

— Тем не менее практически в каждом городе или районе можно найти группу, которая занимается нелегальным оборотом алкоголя.

— Ну, не в каждом. Правительство республики тоже борется с этой проблемой, проводит различные конкурсы, акции. Например, «Трезвое село». Есть у нас целые сельские поселения, которые вообще отказались от употребления алкоголя. Жители сами следят за тем, чтобы на территории их населенного пункта никто не торговал спиртными напитками, иногда даже официально, в магазинах. Настолько людям надоела проблема алкоголизма, что они готовы пойти на радикальные меры. И на сельских сходах принимают такие решения.

Практически в каждом районе республики можно найти села, где жители выбрали трезвый образ жизни. Может, кто-то и отходит от него, но уже за пределами населенного пункта или даже района, чтобы односельчане не знали. Тоже сдерживающий фактор. Это же хорошая тенденция. Так что, по большому счету, все в руках самих людей.

Автор:Нэдда ПУХАРЕВА