Все новости
Образование
3 Мая , 13:15

Руслан Зайнуллин: «Работа для юриста есть всегда»

Строить свою карьеру студенты Института права начинают уже в вузе

У Института права, одного из подразделений Башкирского государственного университета, сегодня в регионе практически нет конкурентов в подготовке профессионалов по специальностям «юриспруденция» и «международное право».
Абитуриенты, решившие посвятить себя Фемиде, конечно, могут уехать в соседние Татарстан, Свердловскую область или традиционно махнуть в Москву или Питер. Однако по качеству образования, уверен директор института, кандидат юридических наук, доцент Руслан Зайнуллин, Институт права не уступает и столичным учебным заведениям.

В своём регионе — без конкуренции

— Наш институт дает высшее образование всех уровней: бакалавриата, магистратуры, специалитета и аспирантуры. Все образовательные программы имеют государственную аккредитацию, что позволяет студентам получать отсрочку от армии, дипломы об образовании установленного государственного образца после окончания вуза. У нас есть бюджетные места, куда абитуриенты принимаются на конкурсной основе. Причем конкурс довольно жесткий: например, в прошлую приемную кампанию минимальное количество баллов, с которыми можно было пройти на бюджет, составляло 273. Это очень высокий показатель.
Связано это с тем, что количество бюджетных мест все-таки ограничено: в этом году выделено около 20 на бакалавриат, 50 — на заочную форму магистратуры, 12 — на очную. Для сравнения: на том же бакалавриате ежегодный набор составляет в целом около 300 студентов, то есть 280 обучаются платно.
— В некоторых вузах Уфы также есть юридические факультеты. Вы конкурируете между собой?
— Если говорить, например, об Уфимском юридическом институте МВД России, то это ведомственное учреждение, оно готовит специалистов для внутренней службы, и у нас, в основном, нет точек пересечения. По сравнению с другими гражданскими вузами у нас все-таки наиболее разностороннее образование в этой сфере. И если уж говорить о конкуренции с вузами в других городах, то многие абитуриенты выбирают не столько конкретный вуз, сколько регион. Да, нам, конечно, трудно конкурировать с инфраструктурой Москвы, с возможностями самореализации и уровнем дохода, которые дает столица. Однако если смотреть на качество образования, то мы не сильно отличаемся от московского вуза.
К тому же руководство Башкортостана очень правильно делает, развивая инфраструктуру: создаются IQ-парк, студенческий кампус. Надеюсь, город будет развивать общественные пространства наподобие Арт-квадрата. Это очень важно. Если в свете объединения БашГУ и УГАТУ мы выиграем специальную часть гранта, то дополнительное финансирование, как я думаю, будет выделено и на развитие инфраструктуры вуза.

На работу — со студенческой скамьи

— Трудно ли вашим выпускникам трудоустроиться?
— На самом деле по проценту трудоустраиваемости выпускников можно судить об эффективности и качестве образования, которое дает вуз. И я бы посоветовал абитуриентам и их родителям смотреть именно на него, а не на бренд или регион.
У нас, по данным последнего мониторинга, 83 процента выпускников находят себе работу. А в числе оставшихся — те, кто проходят военную службу или уходят в декретный отпуск. То есть по факту это около 90 процентов.
И мы на этом не останавливаемся. На базе института создали Центр карьеры, который занимается вопросами содействия трудоустройству выпускников. Здесь есть база тьюторов, которые курируют каждую группу и занимаются только вопросами трудоустройства.
Проводим Дни карьеры, когда студенты приезжают к работодателям, а они — в вуз. Организуем ярмарки вакансий, стажировки. Например, ребята уже на втором-третьем курсе могут устроиться общественными помощниками в Следственный комитет, и к моменту выпуска они готовы работать следователями. Подобное сотрудничество есть у нас с прокуратурой, нотариальной, адвокатской палатами, частными адвокатскими конторами.
Также мы создали отдельный интернет-портал по трудоустройству выпускников, где они могут разместить свои резюме, а работодатели — подобрать сотрудников.
И вакансии есть всегда. Я часто слышу, что юристов у нас девать некуда. На самом деле работы очень много, и я бы сказал, что их, наоборот, не хватает.
— Возможно, дело в том, что многие не хотят идти на низкооплачиваемую работу…
— Зарплата зависит от места трудоустройства, конечно. Если мы берем, например, правоохранительную сферу, то начинающий специалист получает около 40 тысяч рублей. Думаю, для начала карьеры это достойная зарплата. Да, есть позиции, где получают от 25 тысяч — это госорганы, бюджетная сфера. Но тут все зависит от амбиций, от уровня квалификации специалиста. Да и карьерный рост возможен всегда.
В частном секторе зарплаты на порядок выше. На территории Башкирии есть довольно известные правовые компании с высоким уровнем дохода. Мы, кстати, с ними тоже сотрудничаем, и они берут на стажировку ребят, которые успешно учатся. В итоге после выпуска они получают готового работника.
— Ваш, пожалуй, самый известный выпускник, впоследствии преподаватель и директор института, а сегодня глава республики Радий Хабиров говорит о том, что вузам Башкирии необходимо готовить кадры для госорганов. Институт права с этой задачей справляется?
— Да. Судите сами: бакалавриат у нас имеет государственно-правовой профиль. Магистратура также ориентирована на правовое обеспечение государственно-муниципального управления. Специалитет — на правовое обеспечение национальной безопасности. В них входит целый блок дисциплин, которые необходимо изучить в том числе и тем, кто планирует работать в органах власти.
— В какие учреждения чаще всего трудоустраиваются ваши выпускники?
— На первом месте — частные практики, юридические фирмы, органы адвокатуры. Многие, около 15 процентов, идут в судебную систему — секретарями, помощниками судей, чтобы в дальнейшем получить статус федерального судьи, более 10 процентов уходят в правоохранительную сферу.

Кто в информационном поле воин

— Кстати, о судебной системе. Как вы ее оцениваете?
— Положительно. Наша судебная система не стоит на месте, постоянно развивается. Я изучаю зарубежный опыт, и по сравнению со многими странами у нас доступность суда колоссальная. В той же Великобритании не каждый может позволить себе участвовать в судебном процессе: это очень дорого. Между тем доступность правосудия — одна из базисных вещей.
— Но есть резонансные дела, когда возникает вопрос: а так ли справедливо с человеком обошелся судья…
— Это другое дело. Мы в институте недавно проводили международную научно-практическую конференцию, посвященную социальным сетям. И там говорили о том, что общественное мнение сегодня формируется социальными сетями, в том числе и СМИ. И очень важно, насколько добросовестен автор публикации и насколько он разбирается в своей области. Иногда читаешь материал и видишь, что с юридической точки зрения он не соответствует действительности. Я уже думаю о том, чтобы создать программу дополнительного образования, посвященную, например, юридическим аспектам в сфере журналистики...
Взять хотя бы дело Владимира Санкина, который убил педофила в Уфе. На мой взгляд, резонанс здесь был создан именно социальными сетями и СМИ. Поступало много противоречивой и недостоверной информации. Но потом Следком начал давать опровержения по пунктам, ссылаясь на доказательства. И это правильно.
— Как бы вы описали портрет вашего выпускника?
— Это человек целеустремленный, энергичный, имеющий далеко идущие планы. Но важно также не забывать, что юридическая сфера тесно связана с вопросами нравственности. Юрист решает жизненные проблемы людей, и важно, чтобы наш выпускник ни в коем случае не был циником, считающим, что цель оправдывает средства.

Фото из открытых источников.