Все новости
Наука
17 Ноября , 11:15

Какое название улицы самое популярное в мире?

Имя может рассказать, куда идёт страна, утверждает профессор Ольга Новикова

Какое название улицы самое популярное в мире?

Скажем прямо: слово «ономаст» не самое популярное в повседневном обиходе, и что это за зверь такой, знает далеко не всякий. Доктор филологических наук, профессор Ольга Новикова — тот самый «живой» ономаст, который может со всей ответственностью заявить, что любое имя — человека ли, города или реки — это не просто набор звуков, а символ, несущий в себе богатейшую культурологическую информацию. В Уфе вот уже около двадцати лет живет и здравствует своя школа ономастики — ономастиарий, шутит собеседница. Базируется она на кафедре иностранных языков Башкирского аграрного университета.

Задачка для философов

— Какая тут связь — аграрный вуз и наука об именах?

— В 1999 году на должность завкафедрой из тогда еще педагогического института был приглашен Александр Николаевич Антышев. Он блестяще защитил здесь докторскую диссертацию по ономастике, и с его легкой руки изучением имен на кафедре сейчас занимаются сразу несколько человек — конечно, на материале иностранного языка. Надо сказать, наша кафедра существует при университете уже 75 лет, этой осенью у нее юбилей. Сельскохозяйственный институт был первым высшим учебным заведением, которое появилось в Башкирии после революции, и уже тогда, в 1930 году, государство решило, что студентам-крестьянам английский язык совершенно необходим — он преподавался здесь с самых первых дней.

Могу похвастаться: сегодня по остепененности преподавательского состава кафедра иностранных языков БГАУ опережает все неязыковые вузы республики и все аграрные университеты страны! Ученой степени нет пока только у одного нашего преподавателя, но и она защитится в будущем году. Все остальные — кандидаты наук, я и Андрей Николаевич Беляев — два доктора и два первых профессора кафедры. Оба мы защитили докторские тоже по именам, и чем глубже я вникаю в эту тему, тем больше понимаю, что не зря такие выдающиеся философы, как Павел Флоренский, Алексей Лосев, — да начиная еще с Сократа! — столько размышляли над искусством называть.

— То есть наука признает, что имя оказывает влияние на судьбу, определяет характер?

— Посыл всех философов в том, что каждая вещь называет себя сама. Разве сами не сталкивались с такой историей: родители не знают, как назвать новорожденного, приходит посторонний человек — «Да это же у вас Витька!» И все, сын становится Виктором. Очень интересно проследить, как меняется отношение к имени и само его место на памяти одного-двух поколений. Адольф — на десятки лет это имя ушло из имянаречения и только сейчас стало возвращаться. А как имена отражают время, определенную эпоху — это же богатейший материал для исследований! На годы правления Путина, например, общество откликнулось такими именами, как Плапупр (План Путина — победа России) и Спапузас (Спасибо Путину за Сочи). Век глобализации, интернетизации, открытых границ отозвался тем, что имен становится все больше, они теряют национальную принадлежность. В нашей многонациональной республике такие имена, как Светлана, Ирина, Юлия, сейчас активно используются этно-нерусскими людьми. Свое воздействие оказывают компьютерные игры, сериалы, повсеместная цифровизация. Россия, кстати, одной из последних стран приняла закон, запрещающий называть детей буквенно-цифровыми обозначениями, числительными, всевозможными несуразными кличками, но многие успели зарегистрировать в органах ЗАГС такие имена, как Приватизация, Виагра, Царица, Принц, Салат Латук, Ксерокс, Принтер и т.п.

Вы удивитесь, но это факт, мы с коллегами даже отразили его в статье о пандемии: детей стали называть Корона, Ковид.

— Неужели родители считают, что тем самым делают добро своему ребенку?

— В том-то и дело! Какой посыл изначально дается малышу, которому придется прожить с этим именем минимум до 14 лет? Конечно, само по себе имя еще не делает хорошего или плохого человека, счастливого или не очень, но оно все же задает определенную форму. Взять любое самое обычное имя — каждый вкладывает в него свое. Допустим, назвали вы сына Олегом — для вас это имя осенено пушкинским гением («Песнь о вещем Олеге»), у вас связаны с ним хорошие воспоминания, да и вообще оно ласкает слух. И тут же кто-нибудь вспомнит: «Вон, у Марьи Ивановны Олежка-то не работает, пьет». А тут еще посадят какого-нибудь тезку-олигарха, и будет Олег такой-сякой. Имя вбирает в себя все и ото всех, и эти стереотипы разного уровня — от внутрисемейного до общечеловеческого. В деревнях до сих пор еще существуют так называемые дворовые имена — Колька-Батон. Он уже давно Николай Степанович, заслуженный работник, авторитетная личность, но вот поди ж ты — в детстве был пухленький. Так на всю жизнь к нему и прилипло это слово, и жена у него Лена-Батон, и вся семья вплоть до внуков Батоны. Доказано, что в мозгу человека за называние отвечает определенный участок, там возникают особые нейронные связи, поэтому в науке сейчас идет речь даже не о когнитивной ономастике, а о психо- и нейроономастике. Проще говоря, изучаются процессы, которые происходят в голове при придумывании имени, названия, бренда и т.п.

— А с чем связаны ваши исследования?

— Я занимаюсь антропонимами, то есть именами людей, современной Британии. Эта страна, хоть и находится далековато от нас, интересна тем, что становится все более многонациональной. Благодаря политике открытых дверей там уже образуются целые поселения, куда боятся сунуться коренные жители, потомки англосаксов. Когда в Британию хлынула первая волна иммигрантов — помните, сколько солдат из стран Британского Содружества осталось там после Второй мировой, — они англизировали свои имена, чтобы не подвергаться дискриминации при приеме на работу, в разных других ситуациях. Теперь набирает силу обратная тенденция — идет возвращение к истокам, корням, детей все больше нарекают этническими именами. В общем-то, это характерно для всего мира, в том числе докатилось и до нас. Из жительниц Башкирии сейчас мало кто назовет себя просто Галей — нет, только Галия, притом и в произношение имени стараются добавить исконные арабские звуки, которых нет в русском языке.

— Стали появляться и двойные имена, которые пишут через дефис.

— Это тоже идет к нам с Запада, где в качестве второго имени для ребенка можно записать хоть всю футбольную команду, не обижая никого из родни, а потом он сам решит, как представляться при знакомстве. У нас есть студентка Дарья-Ада — наречение шло как раз по этой модели. Очень интересно, анализируя возникновение и исчезновение разных имен, делать выводы о том, куда идет страна, кого принимает. В Британии, например, стали популярны отдельные русские имена — Лара (по «Доктору Живаго»), Таня, Наталья. Имена Никита и Саша у них дают и мужчинам, и женщинам. А как вы думаете, какое название улицы самое популярное в мире? У нас в России до сих пор в лидерах улицы Советская, Октябрьская (или со словом «октябрь») и Ленина, а во всем мире — оказывается, Школьная. Согласитесь, и тут есть о чем поразмыслить.

Для чего агроному английский

— Вы, как я понимаю, тот счастливый человек, у кого собственные наклонности и увлечения совпали с работой.

— Можно сказать и так. Научные исследования — это составная часть работы кафедры, а есть еще преподавание, разработка методических материалов. И это тоже по-своему захватывает.

— Знаю, что ваш учебник по английскому языку в 2018 году занял первое место на всероссийском конкурсе «Аграрная научная книга» и сейчас им пользуются студенты-аграрии всей страны.

— Да, учебник имеет допуск по всей территории России, он издается по заказу самих учебных заведений отрасли — и среднего, и высшего звена. Мы написали его в соавторстве с коллегой. Дело в том, что учебника для аграрных вузов долгие годы не было вообще, и мы постарались восполнить этот пробел, по возможности охватив все направления подготовки. В течение двух лет издательство выставляло его на Московской международной книжной ярмарке, летом он был представлен на книжной ярмарке в Лондоне. Успех учебника, я думаю, объясняется тем, что издание достаточно инновационное, направленное на активизацию всего того, чему ребят научили в школе: начинаем с себя, потихоньку вылезаем из своего халата, выходим в мир и познаем его через английский язык. Сейчас иностранные языки преподаются именно так: в вузах больше не изучают грамматику, фонетику, морфологию, а сосредотачивают внимание на коммуникативных навыках.

— Как ни крути, иностранный язык для студентов-аграриев всегда был и останется второстепенным предметом. К тому же количество часов на его изучение беспощадно урезают. У вас не опускаются руки?

— Часы действительно сократили так, что дальше уже невозможно. Но вы же знаете: главное не размер, а то, как ты сумеешь им воспользоваться. Просто меняется роль преподавателя, ничего страшного в этом нет: ты больше не источник знаний, а фасилитатор, менеджер, который помогает группе сконцентрироваться, создает подходящую атмосферу и показывает оптимальный путь извлечения информации. Было бы большим обманом сказать, что все сто процентов студентов выходят, умея пользоваться языком, но разбудить интерес, дать человеку почувствовать, что у него получается, — я считаю, средствами нашей дисциплины удается. Самая большая преграда здесь — это негативный опыт самого студента, который он получает, как правило, в школе. Плюс отсутствие мотивации — не все понимают, для чего ему английский, если он учится на агронома. Поэтому наша не столько даже задача, сколько вызов, челлендж — попытаться убедить молодого человека, что нужно быть всеядным, использовать все подпорки, какие дает тебе университет. Чтобы полученный навык лежал на полочке в твоей кладовке, и в нужный момент ты бы мог им воспользоваться.

Давайте будем «якать»

— Откуда у вас вообще интерес к языкам?

— Это идет из семьи. Маму я потеряла в раннем детстве, но отец и три брата, все намного старше меня, были талантливейшими людьми — рисовали, сочиняли стихи, и в том числе прекрасно владели языками, легко могли и переводить, и разговаривать. Сколько себя помню, соседи всегда шли к Новиковым, если требовалось помочь написать сочинение, решить задачу, что-то объяснить. Средний брат — тот вообще знал 20 языков, был блестящим переводчиком. А я иной раз думаю, что более-менее неплохо знаю только русский, да и тот для меня большая загадка. Вы замечали, какой у нас пассивный язык? Англичане почти в любом предложении на первое место ставят «Я», пишут его с заглавной буквы, а у нас — «мной», «меня», множество безличных, то есть обезличенных, конструкций. Это менталитет.

— Помнится, в школе нас учили: «Я» — последняя буква в алфавите».

— Вот-вот. Россия всегда была сильна общиной, на миру у нас и смерть красна. А у англичан менталитет хуторской, там каждый за себя. Поэтому у них нет Гастелло, нет Матросовых. Зачем умирать для других, ведь у меня-то жизнь одна. Нам это трудно принять, но, с другой стороны, тут есть и плюс — ценность каждого. Когда мы начинали писать научные статьи, нам говорили — «якать» нельзя, а у них и в науке сплошные «Я» с большой буквы. Если подумать, чем это плохо? Я хозяин, Я делаю, Я беру на себя ответственность. Ждите, к нам это тоже придет, но попозже, когда проникнет внутрь, станет нашей частицей.

— Вне этих стен, вне учебников и монографий чем любите заниматься, на что не жаль потратить время?

— Я читаю книги. Мне посчастливилось застать те времена, когда журнал с новым романом передавали из рук в руки, записывались на него в очередь, и я до сих пор с неким трепетом ожидания открываю «Роман-газету», время от времени нахожу в нем новые интересные имена. Чем захватывает чтение: у тебя создается свой мир, в который ты всегда можешь уйти, и хорошо бы иметь еще подходящее окружение, чтобы обсудить, что тебя зацепило. У нас дома всегда была большая библиотека, и хотя в один маленький гаджет сегодня можно накачать тысячи томов, но эти книги, которые хранят тепло рук моих родных, — наверное, одно из самых больших моих богатств. Любим с мужем речные круизы — в том числе за то, что среди людей, которые выбирают такой вид отдыха, попадаются очень интересные личности. И есть еще кот — рыжий, как полагается. Давным-давно старший брат принес домой рыжего котенка, и с тех пор так повелось: все коты в нашей семье всегда рыжие. Нынешний, как я подозреваю, тоже ономаст: он сам выбирает себе имена, периодически их меняя. Сейчас, например, откликается на Лиму.

— С каким мироощущением вы живете — все будет хорошо или все печально?

— Давайте процитируем классиков: все будет правильно. Но у меня такое чувство, что впереди много чего интересного, и мир еще подбросит мне какую-то сверхзадачу, решая которую, я открою в себе то, что пока лежит без употребления.

Досье

Любимое слово Ольги Новиковой — «интересно».

На кафедру иностранных языков она пришла в 1982 году ассистентом, в 1996-м стала заведующей и оставалась ею на протяжении 25 лет.

Почетный работник высшего профессионального образования РФ. Говорит: рядом обязательно должен быть человек, на которого ты смотришь снизу вверх, — кто-то всегда должен тебя поднимать.

Автор:Татьяна КРУГЛОВА