Все новости
Культура
2 Октября , 11:15

Я верю в жизнь души

Рисование для врача Луизы Газдалиевой — это духовный прорыв

из архива Луизы ГАЗДАЛИЕВОЙ Рисование «показано» всем, считает доктор Газдалиева.
Рисование «показано» всем, считает доктор Газдалиева.Фото:из архива Луизы ГАЗДАЛИЕВОЙ

Жаркий солнечный день в Италии, но от моря веет прохладой. Горы, спускающиеся прямо к морю, цветные домики, отражающиеся в воде и передающие ей свои краски, лодки у небольшого причала. Хочется туда, сесть в ту маленькую лодку с именем «Luiza» и плыть до холмов, виднеющихся вдали. Знаю сколько угодно людей, которых не влекут дальние дали и новые горизонты. Чего не скажешь об авторе этой картины Луизе Газдалиевой. Хороший врач, который пишет хорошие картины, — так мне представили Луизу Мавлетовну. Оказалось, что она офтальмолог, но лечит не только глаза, но и душу, вкладывая в картины исключительно позитивную энергетику. То, что это не просто слова, подтверждается тем, что картины расходятся по знакомым и незнакомым как горячие пирожки, хотя художница никогда не старалась монетизировать свое хобби. «Я рисую для души и очень рада, если кому-то откликается», — говорит она.

Лично мне откликнулось не только ее творчество, но и сам подход к нему и вообще к жизни: Луиза Газдалиева убеждена, что мы приходим в этот мир в первую очередь для того, чтобы познавать себя, и поэтому должны попробовать себя в разных ипостасях. Ученый-биохимик, педагог, врач-офтальмолог поликлиники РКБ № 2, профорг поликлиники, эксперт ФОМС по РБ, художник, филолог — не много ли для одного человека?

— А еще я шью одежду и успеваю ходить на стрейчинг (упражнения на растяжку. — Авт.), — рассказывает Луиза Мавлетовна. — Если внутри есть моторчик, желание что-то делать, то найдется и нужная информация, и возможности, и время.

Бог любит тех, кто чем-то занимается, потому что это люди, стремящиеся к познанию. И у таких рано или поздно открываются возможности не только в новых начинаниях, но и в том, чем они занимались раньше. Желания волшебным образом начинают исполняться — только трудиться надо.

Желание рисовать у Луизы появилось в детстве — вся ее комната была увешана карандашными рисунками. Но развивать способности было недосуг. Мама — офтальмолог, папа — лор-врач, маленькую Луизу не с кем было оставлять, и родители часто брали ее с собой на работу: девочка с трех лет летала с ними по вызовам на вертолетах санавиации по родному Белорецкому району.

— Помню, как меня жутко тошнило в полете и как потом мы шли по полям с большими медицинскими сумками оказывать помощь больным. Мама часто давала мне очковый набор офтальмолога, и вместо игрушек я играла с линзами, рассматривала, как выглядят буквы через «плюс» и «минус», — вспоминает Луиза Мавлетовна.

Неудивительно, что в дальнейшем она захотела стать врачом. Хотя считает, что с таким же успехом могла бы стать неплохим дизайнером — очень любила конструировать и шить одежду. И мечтала научиться рисовать маслом. Даже купила набор масляных красок, который пролежал в ожидании своего часа больше двадцати лет. Времени взяться за кисть ну никак не хватало, и Луиза смирилась с тем, что порисовать ей удастся разве только в декретном отпуске. Он случился, когда ей было 36. Занимаясь домашними делами, она увидела телепередачу, в которой пожилые уфимцы рассказывали о своих хобби. Один из героев рассказал, как, выйдя на пенсию, обрел второе дыхание, обучившись живописи у уфимской художницы Елены Любименко. «А ведь я всю жизнь хотела рисовать!» — вспомнила о своей мечте молодая энергичная мама, которой уже не сиделось в четырех стенах, и отправилась на курсы живописи.

Прошло больше десяти лет. Луиза Газдалиева не просто исполнила свою мечту, но и стала участником городских выставок. Некоторые картины ей даже приходится «переписывать» по несколько раз — когда людям нравится работа, они просят нарисовать такую же.

— Вот эту картину с розами в вазе писала три раза, — рассказывает художница. — И, конечно, каждый раз получается по-другому.

Небо, облака — к их изображению Луиза Мавлетовна возвращается снова и снова. Наверное, потому, что это для нее красота не только природная, а еще и одухотворенная.

— Я верю в потустороннюю жизнь, в жизнь души, потому что как медик понимаю, насколько тело бренно, — рассказывает она, пока я рассматриваю картину с радугой. — В прошлом году весной папа заболел коронавирусом, а в сентябре мы его похоронили. Помню, закончила прием (в этот день у меня было около 30 пациентов), подошла к окну. В тот момент наши родственники собрались в кафе мечети. Смотрю в ту сторону и вижу: как раз над тем местом — радуга, и прямо на глазах появляется вторая. Как будто папа говорит: не переживайте, у меня здесь все хорошо! Так родилась идея этой картины… Однажды я участвовала в выставке, где все работы были посвящены небесам. Удивительно, насколько разное их видение было у художников! Моя идея — лестница в небеса, по которой каждый поднимется в свое время, — оказалась оригинальной для этой экспозиции.

Поиск скрытых смыслов вызвал у Луизы Газдалиевой в том числе и интерес к астрологии и нумерологии.

— Мы живем, не зная о себе ничего, а это тяжело. Можно по-разному относиться к этим направлениям, но я считаю, что это тоже серьезная область знаний о себе, а их мы можем черпать из разных источников, — говорит она. — Например, однажды мне составили натальную карту, из которой следовало, что я в прошлой жизни жила в Испании, и у меня после этого прямо пазл сложился. За пару лет до этого, когда я путешествовала по Испании, меня преследовало дежавю: я шла по улице и знала, что находится за углом, даже специально бегала — проверяла себя, мне не нужно было показывать дорогу. И я всегда любила слушать испанские песни...

Увидев во сне недостающую часть научной диссертации, над которой она в этот момент работала, она стала изучать теорию Николы Теслы, который утверждал, что путешествовал в информационное поле Земли, в котором все давным-давно открыто, просто надо суметь это увидеть и понять. Кто-то скажет, что все это антинаучный бред, но для Газдалиевой этот феномен объясняется просто: знания могут прийти свыше далеко не всем, а только тем, кто с головой погружен в тему.

Ведь и Менделееву, который, по легенде, увидел периодическую таблицу элементов во сне, пришлось до того провести годы исследований. Сама Луиза Мавлетовна в своих научных молекулярных исследованиях и врачебной практике пришла к выводу о том, что наши мысли влияют на молекулярные процессы в нашем организме.

— Все мы имеем в себе электрический заряд, который сообщается органам и тканям. И от того, как заряжены твои клетки, зависит, как будет отвечать на что-либо организм. Я изучила десятки пациентов с идентичными повреждениями глаз и заметила, что у тех, кто был настроен оптимистически и, несмотря на травму, считал себя практически здоровым, лечение проходило заметно быстрее и успешнее, чем у тех, кто сильно переживал и опасался за свое здоровье. О том, что на молекулярные процессы влияют наши мысли, наш отрицательный или положительный заряд, наш настрой, надо всегда помнить. Часто наш заряд легко считывается окружающими, ведь не зря к некоторым людям все тянутся, а от некоторых бегут.

Все свое уважение и любовь к науке доктор-художник выразила в картине «Наука», которая прошла не одну выставку. Чувствуется, с какой любовью и трепетом выписана каждая скляночка на столе ученого, в центре которого лежит книга как символ науки. На заднем плане виден еще один солидный том, на котором стилизованная под старину полустертая надпись «Луиза Газдалиева, 2015».

Блиц

— Какие стили в искусстве вам ближе?

— Мне нравятся импрессионизм и реализм. Я рисовала и в стиле абстракционизма, но его не все понимают, он требует расшифровки. Например, я подарила на день рождения родственнице ее портрет в духе абстракционизма. Она родилась в Год лошади, поэтому портрет был с лошадиной головой. Родственница была в восторге, а некоторые ее гости — в шоке.

— Кого из знаменитых художников вы бы пригласили на чай?

— Коровина и Мане. И с Никасом Сафроновым хотелось бы встретиться, очень интересная личность.

— Продолжите фразу: я никогда не нарисую…

— Никогда не нарисую зло, смерть — я люблю жизнь, справедливость, мир, я за все светлое. Ни на одной моей картине не будет горя и страдания. Я считаю, то, что ты рисуешь, затрачивая свою душу и энергию, может воплотиться в жизнь, поэтому надо рисовать только доброе. Я могу вдохновиться и невзначай сделать свою подругу героиней известной картины.

— Вы занялись живописью в довольно-таки зрелом возрасте…

— У меня никогда не бывает мыслей, что уже поздно чем-то заниматься. Наоборот, я хочу попробовать в жизни все, что смогу, это обогащает, раздвигает пространство. В один момент мне захотелось научиться петь, и я пошла на курсы вокала.

С пением не сложилось, но зато я познакомилась с прекрасной певицей Гузель Шариповой. Она была моим педагогом по вокалу, а сейчас поет в Большом, я даже ездила в Москву к ней на спектакль.

Люблю языки. Учила испанский, итальянский, сейчас изучаю немецкий на профессиональном уровне.

— Близкие вас поддерживают в ваших разносторонних увлечениях?

— Человек должен развиваться независимо от одобрения или неодобрения окружающих. Ведь это его жизнь! Я, например, могу рисовать весь день, а иногда вдохновение приходит и ночью. Одно время мужа это раздражало, потом он привык. Наша ценность — в нашей индивидуальности.

из архива Луизы ГАЗДАЛИЕВОЙ «Наука».
«Наука».Фото:из архива Луизы ГАЗДАЛИЕВОЙ
Автор:Лариса ШЕПЕЛЕВА   
Читайте нас в