Все новости
Культура
25 Января , 11:15

«Мёртвые души» превратились в лайки

Даниил Спиваковский доносит до подростков Слово классиков

«Мёртвые души» превратились в лайки
«Мёртвые души» превратились в лайки

Известный российский актер Даниил Спиваковский прочитал в театрах Уфы, Стерлитамака и Салавата произведения Гоголя в рамках проекта «Пушкинская карта». Подростки, для многих из которых изучение произведений школьной программы зачастую ограничивается чтением краткого содержания и «слизыванием» готовых сочинений из интернета, сидели на спектаклях «Мертвые души» и «Ночь перед Рождеством» тихо, как мыши, — настолько талантливый артист завладевал залом, перевоплощаясь из Чичикова в Собакевича, из Ноздрева в Коробочку и других гоголевских персонажей. Это было не просто чтение, а моноспектакль. В исполнении Спиваковского история Чичикова звучала не просто увлекательно, а и актуально.

Было очевидно, что Россия со времен Гоголя мало изменилась. Да, крепостное право исчезло, но некоторые «для солидности» все так же готовы на многое. Взять, например, лайки, ради которых люди не спят ночами, — чем вам не «мертвые души»?

Корреспонденту «РБ» удалось встретиться с Даниилом СПИВАКОВСКИМ после спектакля в Национальном молодежном театре и поговорить об этом проекте.

— Даниил Иванович, вы уже бывали в Уфе. Расскажите о проекте, с которым на этот раз занесла вас к нам птица-тройка.

— Это замечательное начинание, которое подхватили все регионы. В рамках программы «Пушкинская карта» у меня уже было два выступления в декабре прошлого года — в Новосибирской и Кемеровской областях, теперь вот в замечательной Башкирии. Отсюда опять поеду в Новосибирскую область, потом на Кузбасс… Уже десять лет помимо съемок в кино и работы в драмтеатре я занимаюсь чтецкой программой, в том числе детской. Все инсценировки, сценарии пишу сам. У меня уже 20 произведений мировой классики. Уже давно я ангажирован Московским домом музыки, где есть абонемент «Классика с Даниилом Спиваковским». Читаю там разные произведения, но классические произведения Пушкина, Гоголя, Лермонтова тем и хороши, что на них ходит много детей. Родительские комитеты покупают билеты, чтобы школьники хотя бы так приобщились к классике. Я выступаю в филармониях с разными музыкальными коллективами: с симфоническими оркестрами, с народными музыкантами. Когда езжу по городам, предлагаю список произведений, и каждый город, театр выбирает, что бы они хотели услышать. Но в данном случае это «Пушкинская карта», я читаю для подростков от 14 лет.

Говорят, что, возможно, проект расширят и он будет распространяться и на детей с 7 лет. Тогда я с удовольствием приеду к вам с какими-нибудь сказками для малышей.

— Вы адаптируете классику в своих инсценировках для молодежи?

— В данном случае, действительно, немного адаптирую, сокращаю материал, чтобы дети не утомлялись и выступление уместилось в одно отделение, в течение часа. Хочется, чтобы им было легко слушать, интересно, где-то даже смешно. Пусть хотя бы так дети услышат Слово (в данном случае Гоголя), и что-то у них зародится в душе. Я по своим троим детям знаю, как трудно заставить ребенка взять книжку, перелистнуть страничку. Так что у меня, не побоюсь этого слова, просветительская миссия.

— А ваши дети уже доросли до «Мертвых душ»? Вам приходится заставлять их читать, отрывать от гаджетов?

— Дочке будет 14 лет, среднему сыну — 11, а младшему — 9. Гаджеты — от них никуда не деться, но по времени стараемся детей ограничивать. Да, читать их приходится заставлять, как и меня когда-то.

— Вас заставляли читать?!

— Заставляли, заставляли. Родители должны приучать детей к чтению.

— А вы показываете детям дома свои инсценировки или только сказки на ночь читаете (если читаете)?

— И перед сном читаю, и проверяю на них отрывки из своих инсценировок, смотрю, как они реагируют, смешно им или нет. В этом отношении они мне очень помогают. А потом они приходят слушать готовое произведение целиком в филармонию. Они все мои программы смотрели: и «Мертвые души», и «Ревизора», и «Метель», и «Сказ про Федота-стрельца» — это те произведения, с которыми я как раз и встречаюсь с ребятами по «Пушкинской карте».

— Для детей и подростков вы играете по-другому, не так, как для взрослых? Ведь непросто удержать внимание тинейджеров…

— По большому счету, для детей работаешь так же, как и для взрослых. А для того чтобы удержать внимание, есть актерские секреты.

— Им где-нибудь обучают, или у каждого актера свои ноу-хау?

— Чему-то можно научить, и я этому учу своих студентов. Но в основном эти умения приобретаются с опытом.

— Какие из своих инсценировок вы особенно любите?

— Все, все любимые. Все это сделано мной, мной пережито, и я всеми ими дорожу.

— Сейчас все стремятся к наглядности, спектакли становятся похожими на шоу за счет спецэффектов, а ваше выступление довольно лаконично по форме. Насколько актуален сейчас такой жанр?

— Полные залы означают, что актуально. Поверьте, зрители очень умные. Да, они могут купиться на какое-то шоу, но когда предлагаешь классику, — если можно так выразиться, товар высокого качества, — то они с удовольствием идут на это, даже с большим интересом, желанием, чем на представления, которые намного легче для восприятия. Это проверенный факт.

— Кажется, что вы осовременили образы из «Мертвых душ». Манилов, например, похож на современных представителей гламура, Собакевич — приблатненный, Чичиков — чем не аферист XXI века?

— Да, я немного осовремениваю их, делаю узнаваемыми, но, я вас уверяю, такие типажи были во все времена.

— Кто для вас Чичиков?

— Это трагическая фигура в принципе, фигура своего времени, но опять же, такие люди были всегда. Люди, у которых ни папы, ни мамы, но которые тоже хотят жить счастливо, богато, иметь семью, о чем и говорит Чичиков, сидя в тюрьме. Но он пошел таким путем — стал аферистом, и вот чем дело кончилось.

— А вы никогда не играли в постановке «Мертвых душ» в театре? Моноспектакль или обычный спектакль с партнерами — что для вас интереснее, возможно, легче?

— В спектакле «Мертвые души» никогда не играл, но, можно сказать, что, читая, я таким образом в нем играю. В этой профессии нет ничего легкого. Все довольно сложно, трудоемко, но интересно. Художественное чтение — это просто одно из направлений моей актерской деятельности.

— А не по работе, для души, что читаете?

— Я в основном занят программами. Например, недавно неожиданно обратились с просьбой прочитать «Убийство в восточном экспрессе» Агаты Кристи с оркестром народных инструментов имени Осипова Московской филармонии. Так что к марту готовлю инсценировку. Пьесы, которые я собираюсь ставить со студентами, киносценарии, — это мое чтение. Но это такой объем, что я с трудом все это успеваю прочитать.

— Как восполняете энергию, отдыхаете?

— Отдыхаю в атмосфере уюта в семье. Особенно перед тем, как выступить перед большой зрительской аудиторией. Но здесь, в Башкортостане, я чувствовал себя как в кругу семьи. Спасибо за теплый прием и неравнодушие к искусству.

— А в кино сейчас снимаетесь?

— Начинаются съемки в двух интересных сериалах. Один — семейная драма, а другой — забавный. Там история происходит в начале XX века, в революционную эпоху. Скоро выйдет полнометражный фильм «Казнь» — очень жесткая картина про маньяка 80-х годов прошлого века. Кстати, выходит вторая часть сериала «Котейка», который снимался в Уфе.

Автор:Лариса ШЕПЕЛЕВА   
Читайте нас в