Все новости
Культура
30 Ноября 2021, 09:15

Люди Должны Знать

В Башдраме покажут «РАС-сказы» о безусловной любви

Люди Должны Знать

Год назад в Уфе под эгидой Центра современной драматургии и режиссуры РБ прошла Лаборатория документального театра под руководством режиссера и актрисы московского Театра.doc, мэтра документального жанра Анастасии Патлай. В числе уфимских театралов, которые захотели освоить малознакомый нам жанр документальной драматургии, была 26-летняя актриса уфимского ТЮЗа Виктория Емелева.

Когда в процессе встал вопрос о создании документальной пьесы на волнующую тему, Виктория сразу поняла, о чем она будет писать. Вскоре ее пьеса «РАС-сказы» вошла в шорт-лист российского фестиваля молодых драматургов «Любимовка», а в сентябре московские актеры прочитали ее на сцене театра «Современник».

Второго декабря в Башдрамтеатре пройдет премьера постановки «РАС-сказы», где РАС — аббревиатура, обозначающая медицинский диагноз — расстройство аутистического спектра, или аутизм. Эта тема знакома автору пьесы и режиссеру-постановщику Ильшату Мухутдинову не понаслышке.

Виктория Емелева и Ильшат Мухутдинов воспитывают дочь с диагнозом РАС и они сами стали героями пьесы, как и еще несколько родителей детей с этим расстройством.

Число таких детишек по всему миру растет в геометрической прогрессии. По словам режиссера, если еще в 1995 году это был каждый пятитысячный рождающийся в мире ребенок, то сейчас — каждый 32-й. Но этот диагноз, по словам создателей спектакля, — только отправная точка для разговора со зрителем о человеческих отношениях в целом, о том, что делает нас людьми.

— Моей дочери, которой сейчас семь, поставили диагноз в три года, и, конечно, мне было о чем рассказать, чем поделиться. Но я сомневалась: а захотят ли люди об этом слушать? Как же поговорить со зрителем, незнакомым с этим явлением, чтобы было легко и понятно… Проанализировав фильмы и книги, я увидела, что практически всегда главный герой — это сам человек с расстройством, и нам трудно понять, что же это за непонятный космос такой у него внутри. А мне хотелось быть со зрителем на одной волне. В итоге родилась идея раскрыть эту тему через призму обычного, нейротипичного, человека. Так я решила брать интервью у родителей, — рассказала Виктория Емелева. — Это документальная история семи героев, у которых в семье есть ребенок «в спектре». Все они разного возраста, из разных городов и даже стран, разных профессий. Ни с одним из них я не была знакома, но они, к моему большому удивлению, сразу же согласились рассказать свою историю, за что я очень благодарна.

Перед тем как выбрать героев, я их изучала: среди особенных родителей много таких, которым самим нужна помощь. Мои герои уже прошли период принятия. Одна из героинь, домохозяйка Юля, — из Шотландии, педагог Лена — из Казахстана, бизнес-леди Люба — из Москвы. Мы с Ильшатом тоже герои пьесы: ему как отцу было, что рассказать, и мне как маме тоже. Я сама брала у него интервью, а со мной разговаривала Настя Патлай. Еще одна семья героев — педагоги Забир и Фагиля из Салаватского района. Кого-то я нашла через соцсети, а эту башкирскую семью из глубинки помог найти актер Алмас Амиров, который будет играть в спектакле. В общем, герои находятся в разных жизненных обстоятельствах, но все мы столкнулись с одним и тем же событием и теперь существуем в одной и той же истории.

Итак, в фундаменте пьесы — просветительская тема. Я спрашивала себя, а что дальше: ну поделюсь я своим опытом, расскажу про других родителей… Но общение с героями неожиданно вылилось в мою собственную психотерапию. Честно скажу, наверное, я никогда так искренне не общалась с незнакомыми людьми. И это время сбора материала было прекрасным. Перед интервью я ставила для себя ориентиры, но живое общение оказалось непредсказуемым. В итоге получилась пьеса про любовь, про безусловную любовь — что важно, и жанр — пьесотерапия. Оказалось, что вне зависимости от того, какие мы, нам всем не хватает одного и того же — любви. Мы все разные, но это не значит, что нейротипичный ребенок лучше, чем мой, с аутизмом. Мы все разные, но равные — это то, к чему я пришла в итоге. Хотелось просто рассказать, поделиться. А получилось нечто глобальное… На читку пьесы в Уфе приходил наш друг, тесно связанный с темой аутизма, и по окончании она сказала: «Большое спасибо, терапия случилась!»

— Мы не хотим спекуляции на тему аутизма, это только отправная точка для откровенного разговора, для того, чтобы честно заглянуть внутрь себя и посмотреть: какой я в действительности. Отталкиваясь от этого диагноза, мы стали анализировать, как мы вообще существуем в пространстве, как относимся к людям, — говорит Ильшат Мухутдинов. — Хочется легкого, но честного разговора со зрителем и посмотреть на его реакцию. Все создатели спектакля вложили в него часть своей души. Мы с актерами часами разговаривали, и я видел, как по ходу работы они менялись.

Создание образов для актеров не было поиском вслепую — они работали с видеозаписями интервью с героями. Как говорит Алмас Амиров, работа над этим спектаклем помогла ему по-новому посмотреть на спектакль «Цыпленок», в котором он играет.

— Там не было речи о конкретном диагнозе и высвечивалась другая проблема: о том, как легкоподдающегося человека хорошими словами можно качнуть в любую сторону. И если социум от него отвернулся, то обязательно найдется «добрый» дядя, который это сделает.

Сейчас все переоцениваешь, переосмысливаешь и начинаешь понимать, что есть вещи, которые от нас не зависят. В нашей семье тоже столкнулись с генетическим заболеванием — у родственников родились двойняшки с синдромом Вильямса, таких детей называют эльфами. Они рождаются очень редко, и никто не знает, отчего это происходит…

Актриса Гульнара Амирова, играющая Юлию из Шотландии, рассказала, что живет своей героиней и темой постановки:

— Юлия очень оптимистичная, позитивная, мы все ею восхищаемся. Она говорит, что надо рассказывать людям об этом явлении, потому что они готовы понять.

Принимать или нет — дело каждого, но об этом надо знать, а люди не знают. Я и сама раньше с этим не сталкивалась.

Это пьеса о детях, которые полностью зависят от нас. Мы, актеры, работая над спектаклем, копаемся в себе, и понимаем, как бываем неправы в отношении собственных детей. Надо быть чуткими!

По словам участников постановки, пьесотерапия начала происходить уже на репетициях. Порой были слезы. Ведь несмотря на то, что герои рассказывали о себе очень легко, в этой легкости все равно можно почувствовать боль, выходящую наружу мелкими крупицами. «Когда ты находишь эту крупицу, происходит какое-то изменение в тебе», — говорит режиссер.

Но где же все-таки брать силы и эту любовь, чтобы отдавать ее больным и здоровым детям, своим близким?

— Я уверен, что для того, чтобы давать любовь, родители сами должны быть счастливы. А для этого, друг мой, ты должен сам найти то, что именно тебя делает счастливым. У меня, например, это готовка. Когда я что-то шинкую, у меня исчезают все плохие мысли, я набираюсь сил и любви, а потом опять их расходую. Нельзя забывать про себя, иначе силы когда-нибудь закончатся. Мы не живем для какой-то великой цели, мы не знаем, какое будущее нас ждет, но мы можем завтрашний день сделать лучше, если сегодня будем чуткими и внимательными.

— Мне кажется, этот материал как раз чудесен тем, что в нем нет готового ответа, нет пилюли. Каждый найдет свой ответ. У героев были свои способы. У кого-то из них вообще не было ощущения, что произошло что-то трагическое. Нам в жизни очень часто приходится выбирать, но есть вещи, которые не выбирают. Есть только принятие, — считает Виктория Емелева. — Я понимаю, что мы не в сказке, и я не жду, что расскажу историю, и люди потянутся. Я даже допускаю, что они не захотят об этом слышать. Это вопрос принятия. Я буду благодарна даже за то, что во время истерики моего ребенка на улице человек, не готовый помочь, промолчит и пройдет мимо, вместо того, чтобы говорить мне о том, что я неправильно его воспитываю.

По словам Виктории, сверхзадача спектакля очень перекликается с тем, что говорит одна из его героинь, Люба. «Я спросила ее, должны ли люди знать про аутизм? И она ответила, что люди вообще Должны Знать. Мы должны знать, с кем мы живем на одной планете, мы должны знать многое. Человек умирает в тот момент, когда он перестает развиваться».

Мнения

Ильшат Мухутдинов, режиссер:

— Я не скрываю что у моей дочери РАС. Как-то в разговоре с режиссером Айратом Абушахмановым (главный режиссер Башдрамы — авт.), мы говорили об этом.

А через некоторое время он позвонил и очень тактично спросил, не смогу ли я найти в себе силы об этом рассказать.

Он еще не знал о существовании пьесы, о том, что она в шорт-листе фестиваля. Просто что-то почувствовал…

Он познакомился с пьесой и сказал: «Давай попытаемся в этом разобраться», сказал, что это важно для него лично, и он хочет, чтобы об этом узнали артисты.

Алина Мустаева, хореограф спектакля:

— Хотелось передать ощущения без наигранности, страдания. Мы не изображаем аутизм на сцене, мы работаем с вторичными метафорами. Мне очень помогал текст Виктории, он метафоричный, как матрешка. Мне хочется сохранить на сцене ощущение лабораторности, как будто все рождается здесь и сейчас.

Автор:Лариса ШЕПЕЛЕВА