Все новости
Культура
13 Ноября , 20:15

За счастьем далеко ходить не надо

В театре «НитьЯ» зрителям открывают ближайший путь к нему

За счастьем далеко ходить не надо

Как бы нам всем хотелось жить в мире счастливых людей, где каждый знает, что он — это счастье. И поэтому негневлив, не жаден и независтлив. И каждое его слово — истина, и каждый его жест — искусство. Как бы нам хотелось жить в таком мире! Это только кажется несбыточной и наивной мечтой, считают актеры «театра для души» «НитьЯ». Они убеждены, что путь в этот желанный мир лежит через сердце каждого, и каждый может стать счастливым, хотя это и кажется совершенно невероятным.

Необычный творческий коллектив из Екатеринбурга ежегодно дает более ста спектаклей в городах России и за рубежом. Часто бывает в Уфе, где его постановки всегда проходят с аншлагом.

Визитная карточка театра — проект «Я — Счастье». Это своеобразный сериал из семи независимых историй, написанных одним драматургом и объединенных общим лейтмотивом, который одновременно является и сверхзадачей театра «НитьЯ». О ней корреспонденту «РБ» рассказали директор и актер театра Дамир Садреев и специалист по звуку, свету и администрированию Степан Сачевский.

— Как вы пришли в этот театр и чем он отличается от других?

Степан:

— Я родом из Крыма. Театрального образования у меня нет: окончил военное училище, служил на подлодке. Сначала познакомился с театром как зритель. И он меня поразил: до этого у меня было совсем другое представление о театре, я и не думал, что на спектакле со мной может происходить ТАКОЕ. Познакомился с ребятами, предложил свою помощь (я тогда занимался сайтами). А потом меня пригласили в коллектив. Занимаясь жизнеобеспечением театра, я стал и самым частым зрителем на наших спектаклях.

Мы — театр полного цикла: у нас есть собственный драматург Дмитрий Исаев (Гаддар). Это гений, который простым языком выражает в своих пьесах глубокие философские идеи. Чистый, светлый посыл и заинтересованность в жизни зрителя не просто находят отклик в душах людей, а производят на них какое-то фантастическое воздействие. Зритель активно участвует в происходящем в своем воображении. Актер совершает действие, и у человека происходит узнавание: каждому кажется, что эта история — про него. Минималистичная форма становится максимально чувственной.

Дамир:

— Еще во время учебы в театральном вузе я понял, что в обычном театре работать не буду. Возможности поговорить со зрителем на такие темы и о таких смыслах, как здесь, я не найду нигде. Из обычной драматургии эти смыслы приходится выколупывать, вынимать, и не все режиссеры смотрят на пьесы, которые ставят, через такую широкую призму. А тут я за каждое слово, за каждый смысл положу сердце, ум и все свободное время. Я хочу заниматься именно этим.

Здесь нет концептуальных догм, утверждений, что это правильно, а это — нет. И каждый находит свое. Здесь уникальный образный язык, язык любви, он универсальный, и он подкупает. И легко и просто быть частью этого проекта.

— Есть впечатление, что пьесы написаны профессиональным психологом, психологически выверены…

Степан:

— Это переработанные знания из разных областей: психологии, философии, разных религий. Автор перелопачивает много литературы, священные писания. Когда к нам приходят люди, занимающиеся психологией, саморазвитием, причем люди разных конфессий, они узнают близкие им идеи.

Дамир:

— И главный инструмент, который использует автор, — его сердце и искреннее отношение к миру.

— Все спектакли театра — это исследование человеческого счастья, путей-дорог к нему, открытий на этом пути. Как стать счастливым, исходя из философии «НитьЯ»?

Степан:

— В принципе, надо сделать единственный шаг — ответить на вопрос: кто я? Если я человек, который постоянно стремится к счастью, то оно будет недостижимо, потому что я и есть счастье — это наша философия. Когда я несчастен, я хочу счастье на себя надеть, откуда-то его получить, а его неоткуда взять, надо его искать в себе. Мы просто меняем точку сборки, и тогда запускается вечный двигатель, ведь я — счастье — есть у меня всегда! И вопрос уже не в том, где его искать, а в том, как я буду проявляться в этом счастливом состоянии. А дальше надо это практиковать. Да, это может быть не так легко и потребовать времени.

Дамир:

— Театр «НитьЯ» вдохновлен идеей создания мира счастливых людей. Например, в спектакле «Я — Счастье. Инопланетянцы» мы выходим на сцену для того, чтобы пришедшие в зал мужчины и женщины с восхищением, пониманием и любовью посмотрели на своего партнера. Если хотя бы у одной пары такое происходит, то все было не зря. Мир счастливых людей стал ближе.

Классно, что приближать его можно не только через театр. Сделал комплимент коллеге, поблагодарил продавца в магазине — простые действия, которые помогают людям рядом с нами не забывать: «Ты достоин любви!»

— Часто актерам интереснее играть отрицательных персонажей, а у вас в театре их мало…

Дамир:

— У нас их нет. Мы верим, что показывать отрицательного героя совсем не обязательно. Персонажей, которые ведут себя не по законам нравственности, и без того много. Нам хочется создавать образы, которые могли бы вдохновлять. И любого персонажа, который есть у нас в пьесе, мы хотим как бы высветлить, показать, в чем он прекрасен. Он может допускать ошибки — просто потому, что пока не знает, как правильно поступить, и его намерение их исправить объединяет всех персонажей.

Степан:

— Часто драматургия строится на противопоставлении положительного и отрицательного героев, и в ней прослеживается некий путь героя, который стал светлее. И в этом случае конфликт нарисовать легко, а вот показать конфликт между двумя правдами… Я не встречал драматургии такого же уровня, когда ты не знаешь, за кого болеть, не понимаешь, а где тут «наши»? Ненавидеть некого, и это — чудо.

— В спектакле, который я посмотрела, была интересная мысль о любви: о том, что человек либо любит всех, либо никого не любит…

Дамир:

— Тогда вопрос: а что такое любовь? Можно бесконечно постигать красоту этого понятия. И один из ответов, который есть внутри нашего театра: любовь — это поток отношения к миру, который заполняет меня и извергается в мир. Как я могу не дать это всем? Я же не буду выбирать: этому даю, этому — нет.

Степан:

— А если ты чувствуешь к кому-то ненависть, то сердце автоматически закрывается, и ты никого не любишь.

— Достаточно ли только актерского мастерства, чтобы играть в спектаклях «НитьЯ», или нужно глубоко проникнуться этой философией?

Дамир:

— Интересный вопрос. У нас есть молодые актеры, которым еще не так близка идеология театра, как нам. У них нет такой степени погружения, но наша драматургия настолько выписана, выверена, все ее кубики так складно уложены, что они тоже стараются сыграть ее, пропустив через сердце. Если не пропустить все через себя, технология театра не сработает.

Степан:

— Мы же говорим о счастье, все пьесы в той или иной степени об этом, а это достаточно эфемерное понятие, его не объяснить логически, его почувствовать надо. И когда артист это чувствует, то и зритель тоже, а иначе не работает.

— Спектакли театра — о том, как близкие люди заново открывают друг друга, о том, как выстраивать отношения в семье и с самим собой. Интересно, а на вашу личную жизнь как-то повлияло погружение в философию театра?

Дамир:

— Хорошо бы было наших женщин об этом спросить. Есть ощущение, что отношения стали более открытыми, у меня, по крайней мере. Теперь есть понимание, что женская природа — другая. И появился к ней живой интерес и восхищение ею.

А это, как ни крути, конечно, сближает.

Степан:

— Наши женщины тоже фанатки «НитьЯ», и мы замечаем, как философские идеи театра ложатся в фундамент наших отношений. По случаю вспоминаются ситуации из спектаклей, какие-то цитаты из пьес мы используем как заветы.

Если подумать, все священные писания — это книги стихов или маленьких пьесок, а не уголовный кодекс. А у нас семь своих пьес, которые в сумме дают полную картину мира отношений.

— В спектаклях театра часто возникает тема чуда. А в вашей жизни чудеса случаются?

Степан:

— Есть истории наших зрителей, которые воспринимаются, как чудо. Например, история зрительницы из Нижнего Тагила, которая приехала на спектакль в Екатеринбург. На следующий день она позвонила нашему продюсеру: «Я не знаю, с кем еще пообщаться на эту тему. Я инвалид с рождения: сколиоз, кривая спина. Выгляжу непрезентабельно, поэтому на работе меня посадили в самый дальний угол, чтобы людей не пугала. На вашем спектакле я испытала непередаваемые эмоции, а когда села в электричку до дома, меня начало ломать. Болело все тело, не знаю, как дожила до утра. Утром встаю, смотрю в зеркало — у меня прямая спина! Ни с чем, кроме посещения вашего спектакля, я это связать не могу».

Похоже, произошли какие-то глубинные изменения, театр через язык образов навел порядок в голове. А ведь что в голове, то и в теле — пресловутая психосоматика.

— Трудно держать внимание зрителя, когда на сцене всего два актера?

Дамир:

— Это требует постоянной включенности. Тем более что, по технологии нашего театра, помимо диалога актера с самим собой, со зрителем, с партнером есть еще образ, который руководит всей пьесой. То есть у тебя в воображении всегда трансакция: я и образ. И не сказать, что это очень легко и просто. Но у самой драматургии такая сила, что я понимаю: в каком бы психическом и физическом состоянии я ни находился, материал так заряжен, что событие для зрителя обязательно произойдет. Но масштаб этого события зависит и от артиста, от того, насколько он может быть искренним.

Сцена всегда требует вложений — психических, эмоциональных, но после спектакля всегда есть ощущение катарсиса. Наверное, это можно сравнить с состоянием после физнагрузки: ты устал, но кажется, что сил стало больше. А после такой эмоциональной нагрузки ты как будто выдохнул, но так сладко сделать еще более глубокий вдох.

— Вы активно вовлекаете зрителя в театральное действо. Реакция публики в разных городах отличается или зрители везде одинаковые?

Степан:

— Те, кто был на наших постановках, уже знают, чего можно ждать, им понятна эта форма. С новыми людьми мы перед спектаклем разговариваем, настраиваем на то, что будет происходить нечто непривычное. Вначале у кого-то может возникнуть сопротивление. Зритель включается на разных этапах спектакля, но к концу уже ощущаешь единение. Конечно, есть небольшая часть публики, процентов пять, для которых эта форма подачи неудобоварима, они визуалы, а здесь в первую очередь задействован аудиальный канал.

— Какой ваш любимый спектакль?

Дамир:

— Тот, который только что сыграл. Я заранее знаю, что сегодня после спектакля поймаю себя на мысли, что вот его я особенно люблю.

— Сейчас такое непростое время: ограничения, локдауны, страх перед будущим. Что бы вы пожелали нашим читателям?

Степан:

— Исследовать внутренний мир личного счастья, ни с чем его не сравнивать, потому что это лично твое, и никто не сможет туда заглянуть, а там ответы на все твои вопросы. Это бесконечный, очень творческий и сокровенный процесс познания своего совершенства. Каждый из нас совершенен — неповторим, уникален. Позволить этому в себе быть и красиво выражаться, никак это не ограничивая. Мне кажется, в этом случае мы и попадем в мир счастливых людей. Это то, что движет нашим театром, то, ради чего мы бесконечно колесим по городам. Мы в этом черпаем силы.

Дамир:

— Поверить, что все для счастливой жизни у меня уже есть и что каждый момент моей жизни — лучший из возможных для меня.

Дмитрий Гаддар, цитаты:

- Любовь — выбор счастливых.
- Храбрость — не отсутствие страха, а счастье победы над ним.
- Настоящая жизнь сама исправляет все ненастоящие представления о ней.
- Выбирая между прошлым и будущим — выбери настоящее.
- В советах несчастных счастья не найти.
- Счастье есть способность души воспринимать и действовать.
- Любовь всегда безупречна.
- Хочешь безупречной жизни — люби!

Что значит «НитьЯ»?

— Я долго думал, исследовал, заглядывал в разные языки мира и искал внутренний отклик, соответствующий масштабам предприятия, которое я хотел запустить в мир, — рассказывает создатель
и драматург театра Дмитрий Гаддар.

— И я нашел то, что нужно. «Нитья» дословно переводится как «не отвергающая». Это главное свойство любви. Даже будучи отверженной на век, она не отвергает вовеки. То есть даже если ее отвергают, она не отвергает. Она вечная. На русском языке тоже красиво звучит: «НитьЯ», то есть моя нить, из которой я сворачиваю клубок собственной целостности.

Фото предоставлено театром «НитьЯ».

Автор:Лариса ШЕПЕЛЕВА