Все новости
Культура
1 Ноября , 20:15

О трассовиках — фотообъективно

Там, где ступала нога внештатного корреспондента нашей газеты

О трассовиках — фотообъективно

Этого застенчивого, всегда улыбчивого и готового терпеливо слушать от штатных журналистов «рецензии» на свои черно-белые снимки знали, а точнее, всегда ждали в редакциях всех республиканских газет. «Махиян Авзалов с трассы вернулся», — эта весть вносила оживление в среду профессиональных репортеров.

Махиян официально числился слесарем-монтажником в СМУ-74 треста «Нефтепроводмонтаж», но выполнял работу художника-фотографа. Началось все с того, что начальник СМУ Валентин Стасовский заметил способности парня вдохновенно рисовать и попросил оформить красный уголок, по-нынешнему — конференцзал управления. Следующий начальник, Владимир Аксютин, отправил его на курсы художников-фотографов без отрыва от производства. Руководители того времени всячески помогали раскрываться талантам. Авзалов с удовольствием оформлял полевые городки, в которых жили механизаторы и сварщики, рисовал плакаты по технике безопасности. Трассовики, да простят меня за вольное сравнение, жили, как цыгане: вдали от городов и сел своим «табором» в вагончиках, постоянно перемещаясь вслед за трубопроводами, которые прокладывали в самых разных географических широтах огромной страны СССР. Там, где не ступала нога человека.

Плоды творчества Махияна вносили яркие элементы цивилизации в быт трассовиков. В свободные от оформительских дел часы, обвесив себя фотоаппаратами, он уходил на съемки на передовую линию прокладки трубопроводов — в грязь, в траншеи, болота, где тонула даже мощная техника.

Надо все-таки внести ясность в понятие «трассовик», которое прежде, 40 — 50 лет назад, относили ко всем — от рядового рабочего до начальника главка. Сейчас у него есть расхожий синоним — вахтовик. Тогда эта профессия была овеяна романтикой и даже считалась героической. Вполне заслуженно, кстати. Нынешний год стал, мягко говоря, годом газовых и нефтяных разборок в мире. И никто пока не готов предсказать последствия этого «бодания» политиков. Но напряжение растет. Все признают, что у России тут выгодные позиции, которые наша страна как правопреемница СССР укрепляла более 60 лет благодаря строительству тех самых кровеносных артерий экономики — магистральных нефте- и газопроводов. Да, кто только не критиковал СССР за увлечение углеводородами — и чужие, и свои. Да, сейчас очевидно, что надо было одновременно развивать и другие отрасли — например, электронику. Однако время оправдало романтизм и героизм трассовиков. И увлеченность тоже. То, что тогда было построено, сегодня, может быть, не бросается в глаза — трубы-то спрятаны под землей. Тем не менее эти артерии оказались действеннее современного гиперзвукового боевого оружия. Во всяком случае, они стали главным аргументом в речах дипломатов и глав государств. Кстати, «Северный поток» — не иначе как «внук» трубопроводной отрасли, выросшей в СССР.

Тут уместно вспомнить, что Уфа в 1977 году стала трубопроводной столицей страны: тогда было принято правительственное решение именно у нас создать «Главвостоктрубопроводстрой», который объединил 56 тысяч строителей разных специальностей. Вот названия лишь нескольких знаменитых объектов. Нефтепроводы Сургут — Полоцк, Самотлор — Усть-Балык — Курган — Уфа — Альметьевск — Нижневартовск — Куйбышев и другие. Газопроводы Пунга — Вуктыл (две очереди), Уренгой — Помары — Ужгород, Пунга — Грязовец, Уренгой — Центр (две очереди), Ямбург — Елецк (две очереди). Этиленопровод Белово — Новосибирск, первый в нашей стране. От Волги и до Тихого океана , включая Западную Сибирь — вот география работ.

Наша газета оперативно публиковала горячие снимки внештатного фотокорреспондента Махияна Авзалова, часто на первой странице. Они отлично передавали дух первопроходцев, трудовую доблесть, самоотверженность простых работяг и творческую самоотдачу инженеров и руководителей. Вот как он вспоминал первую поездку: «Это была трасса газопровода Бухара — Урал, 1961 год. Первые фото сделал на Уфимском железнодорожном вокзале — портреты земляков с рюкзаками и чемоданами, все радостные. На следующий год сам поехал туда, в городок Кунград. Первое впечатление было жуткое. Казалось, нахожусь на Луне. Кругом белый, как цемент, песок, жара, плюс ко всему бушевала буря «Биш кунак». Готовил снимки для газет и телевизионной программы «Панорама». Очень гордился этим. В этой передаче дети видели своих отцов, жены — мужей. Никто не знал, что это моя работа. На трассе меня некоторые руководители прозвали Мухой. Не обижался. Понимал, что шутка. Там ведь без нее нельзя».

Совсем недавно, 7 октября, Махияна Гуссамовича не стало. Он остался в истории как фотолетописец самых ударных строек XX века.

Фото из книг.

О трассовиках — фотообъективно
Автор:Ринат Файзрахманов