Все новости
Экономика
23 Ноября , 09:15

Исследователь истории башкирской нефти

Он написал немало книг и статей о прошлом ведущей отрасли экономики республики, но считает: в нём ещё много белых пятен

из личного архива Энгель Зайнетдинов.
Энгель Зайнетдинов.Фото:из личного архива

— А ведь бывший музей башкирской нефти пропал в начале двухтысячных, и до сих пор не найдены его следы, — с такой неожиданной фразы начал Энгель Ахметович Зайнетдинов наше интервью, хотя мы договорились придать ему предъюбилейную тональность. То есть поговорить о молодых годах, проведенных на месторождениях, о семье, детях, заботах ветеранской организации. По-юбилейному не получилось. Значит, будет опять строго по-деловому, проблемно. Несмотря на то, что давние читатели газеты «Республика Башкортостан» (а кого-то больше греет прежнее название «Советская Башкирия») хорошо знают Зайнетдинова — внештатного автора нашей редакции с почти полувековым стажем, сегодня его необходимо еще раз представить. И затем вернуться к его боли — потере того самого музея, который достойно размещался в центре Уфы на улице Ленина, во Дворце культуры нефтяников (ныне это концертный зал «Башкортостан»). Почему прежние руководители «Башнефти» отказались от Дворца, уничтожили музей, не перевезли экспонаты в другое место — эти вопросы остались без ответа и поэтому терзают не только ветеранов отрасли. Ведь нашу республику на просторах России привыкли называть и лучше знают как «нефтяную Башкирию» — без этого прилагательного народная память просто не включается.

Ринат ФАЙЗРАХМАНОВ

Интерес к истории у Энгеля Зайнетдинова от отца — Ахмета Каюмовича, который до Великой Отечественной войны после рабфака учился заочно в Уфимском пединституте, работая одновременно учителем истории и географии в Терменевской школе, а затем учителем и директором Аркаульской средней школы в родном Салаватском районе. В 1942 году коммунист Зайнетдинов добровольцем ушел на фронт. Командовал артиллерийским расчетом, получил три ранения, был контужен, награжден четырьмя орденами и десятью медалями.

Демобилизовался в ноябре 1945 года. Его вновь назначили учителем истории и директором Аркаульской школы. Кстати, в годы войны учителем и одновременно директором этой школы оставалась за мужа супруга, Рабига Шакировна. Она стала учительницей начальных классов, когда ей не исполнилось и 14 лет — природный талант! И сельчане это видели. От родителей исходила любовь к учительскому труду, к сельской детворе и вообще к семье. Они воспитали пятерых детей, которые затем во всем подражали папе с мамой.

— После седьмого класса я захотел поступить в геологоразведочный техникум — романтики хотелось, открытий. Документы отправил втайне от родителей, меня зачислили, но отец, когда узнал, строго сказал: «Поступишь, но только после 10-го класса», — вспоминает Энгель Ахметович о своем дерзком поступке. Но судьбу не обманешь: в будущем сошлись и желание семиклассника, и воля мудрого отца. — После 10 класса я, серебряный медалист, подал документы на физмат пединститута, был зачислен, однако 1 сентября резко передумал и перевелся в нефтяной институт, на горно-нефтяной факультет. Но жизнь расставила все по своим местам. После института, работая в должности помбура, пострадал во время серьезной аварии на буровой. По настоянию врачей меня перевели на нормативно-исследовательскую станцию «Башнефти», которую возглавлял почти 20 лет. Там по стечению обстоятельств пришлось заняться историей башкирской нефти.

Случилось так, что известного партработника, вышедшего на пенсию, устроили на станцию к Зайнетдинову с хорошим окладом и дали поручение — к 50-летию башкирской нефти написать юбилейную книгу. Уважаемый партработник после двух лет «стараний» не написал ничего. Выполнить задание в сжатые сроки, кровь из носу, перепоручили Энгелю Ахметовичу, который с головой ушел в архивные анналы, — книга была издана. Но масса интереснейшей информации осталась, как говорится, за бортом. С тех пор она не давала покоя сыну учителя-историка, воспитанному в атмосфере ответственности за работу и привыкшему доводить дело до конца. История башкирской нефти, славного многотысячного коллектива нефтяников, считает он, еще не дописана. Акценты, расставленные в прежних материалах, готовившихся по заказу КПСС, вызывают сомнения с позиций сегодняшних реалий.

Портрет моего собеседника обретает объемные черты, или, как сегодня говорят, формат 3D в рисунке родословного древа. О корнях вкратце было сказано выше, теперь — о ветках. О них рассказал доцент кафедры физвоспитания УГНТУ, кандидат педагогических наук Марис Зайнетдинов, младший брат:

— Мы, пятеро детей — Энгель, Имбер, Рамиля, я, Альмира — выросли в дружной семье. Когда Энгель стал работать и жить в Уфе, перевез к себе меня, чтобы я окончил городскую школу.

Из затеи ничего не вышло: учился я недолго, потянуло в родное село, уехал. Но заботу брата ощущал всегда и во всем. Так же чутко, с твердой отцовской волей, он воспитывал своих сыновей Альберта и Артура. Например, настаивал на занятиях в бассейне «Буревестник», и оба стали кандидатами в мастера спорта. Артур даже несколько раз участвовал в массовых заплывах по преодолению пролива Босфор.

— Нет, отец насильно ничего не заставлял делать, — вступает в разговор Артур, который на выходные прилетел в Уфу из Краснодара, где работает зам­гендиректора компании «Лукойл-Югнефтепродукт». — Он всему учил нас на личном примере. Когда собственными руками строили дачу, у каждого была четкая обязанность. Я собирал и выносил мусор, выпрямлял старые гвозди — до сих пор вспоминаю отбитые молотком пальцы. Видел, как отец до поздней ночи сидит за столом и работает над текстами. Словом, научил нас трудиться и столярными инструментами, и за книгой.

Старший сын Артура Константин, кстати, прекрасный айти-специалист, — победитель различных международных конкурсов по игре на аккордеоне. Отец уверен: упорство и целеустремленность в нем от деда. Константин учится в аспирантуре одного из университетов Финляндии, внучка Майя — в аспирантуре университета Калифорнии. Внук Роман — программист в фирмах Хельсинки.

Любопытная получается картина. Энгель Ахметович с супругой Лидией Павловной вобрали в себя лучшие качества граждан советской эпохи, постарались передать их детям, те — своим детям и внукам, которые родились и выросли уже в совершенно другой России. Однако человеческие качества они переняли от корней древа Зайнетдиновых. Поэтому Энгель Ахметович о родителях говорит всегда только возвышенным слогом:

— Они совершили много добрых дел и заслужили благодарность своих близких, своих многочисленных учеников. И страны. Пятеро детей и десять внуков гордятся ими и стараются, чтобы наши 18 правнуков тоже ими гордились.

Энгель Зайнетдинов ушел на пенсию в 1999 году с должности заместителя генерального директора «Башнефти» по внешнеэкономическим связям. Правда, «ушел на пенсию» надо правильно растолковать, ибо об отдыхе у него представление иное, не диванное. Углубился в историю башкирской нефти, которой, по его убеждению, уделяется незаслуженно мало внимания.

Очень точно написал о Зайнетдинове генеральный директор «Башнефти» (1985 — 1994 гг.) Богуслав Сандурский:

— На нормативно-исследовательской станции объединения «Башнефть» он прошел все ступеньки становления специалиста: инженер, старший инженер, технический руководитель и более 20 лет возглавлял коллектив станции. Стал известен широкому кругу нефтяников республики и страны своими работами по усовершенствованию управления производством, внедрению передовых приемов труда. Монография Энгеля «Повышение производительности труда в добыче нефти» стала настольной книгой для многих нефтяников. Он был моим боевым заместителем и сумел за короткий срок организовать новую для «Башнефти» работу по внешнеэкономической деятельности. За последние годы на основе изучения архивных данных, воспоминаний ветеранов им написаны очень интересные и полезные труды по истории. Благодаря его стараниям в «Энциклопедический альбом нефти и газа России» вошли биографии около ста башкирских нефтяников. Его книги «Нефть: история и политика», «Нефть Победы» уже стали библиографической редкостью. Большую работу по патриотическому воспитанию молодежи он проводит, будучи членом президиумов Совета ветеранов Республики Башкортостан и АНК «Башнефть». Он член Союза журналистов России и РБ.

К словам Сандурского необходимо добавить: Энгель Ахметович еще автор энциклопедического издания «Башкирская нефть и ее первопроходцы: XVIII — XX вв.» И еще: вместе с братом Марисом написали книгу «Выполняя заветы» о родителях и о родословной Зайнетдиновых.

От себя хочу заметить, что внештатный автор газеты «РБ» Энгель Зайнетдинов — человек в высшей степени дисциплинированный и обязательный. Когда ему звонят из редакции и просят приехать на обсуждение темы для будущей статьи, он откликается в любую погоду. Энгель Ахметович перемещается по городу в основном пешком. На здоровье никогда не жалуется.

— К сожалению, уходят хорошие традиции передачи памяти от поколения к поколению, — рассуждает Энгель Ахметович. — Например, на торжественные собрания коллектива «Башнефти» в день профессионального праздника приходит мало ветеранов. Или вот другая проблема. В республике то и дело открываются различные музеи. Но Башкирия и ее столица всем обязаны нефти. Если бы не открытие «черного золота», республика, скорее всего, осталась бы сугубо аграрным регионом. Тем не менее мы не стараемся воздать должное основной отрасли, ее работникам, ученым, специалистам, благодаря труду которых Башкирия встала в ряд регионов-лидеров. В Уфе до сих пор нет монументального памятника в честь нефтяников. При ликвидации музея были утеряны ордена Ленина и Трудового Красного Знамени, которыми наградили «Башнефть» за вклад в самые трудные для страны годы. Наши ветераны, которые еще живы, готовы включиться в создание музея башкирских нефтяников. Почему бы не передать под него одно из достойных старинных зданий из разряда памятников культурного наследия на улице Октябрьской Революции? Нужно бы также назвать именами известных геологов, буровиков, добытчиков учебные заведения, начиная со школ.

Уверен, что сегодня на телефон Энгеля Зайнетдинова придется пик нагрузки: 85-летие ветерана, заслуженного экономиста БАССР, действительного члена Международной академии экологии и безопасности жизнедеятельности, историка башкирской нефти — хороший повод пообщаться.

Читайте нас в