Все новости
Экономика
31 Августа , 13:15

Изменчивость постоянного

За счёт чего экономика республики может перестроиться на новый лад

иллюстрация Дмитрия ФАЙЗУЛЛИНА
Фото:иллюстрация Дмитрия ФАЙЗУЛЛИНА

Различные западные санкции заставляют специалистов пересматривать многие привычные хозяйственные уклады, а простого человека — по-новому приглядеться к ценникам в магазинах. Что в складывающейся ситуации пойдет республике на пользу и где действительно предстоит столкнуться с серьезными трудностями? Об этом наш разговор с доктором экономических наук, заслуженным экономистом РБ Рустемом АХУНОВЫМ.

— Рустем Ринатович, наша экономика в этом году проходит, наверное, своеобразный тест на стрессоустойчивость. Какие самые важные маркеры вы можете отметить в ее развитии за минувшие полгода в стране и республике?

— Действительно, мы проходим тест, причем такой, который никогда до этого не проходили. Подобного испытания наша экономика еще не видела. Давайте проанализируем, каким способом недружественные страны пытаются действовать, проводя санкционную политику.

Первое — это ограничение доступа к импортным товарам и услугам. Кроме этого, уход уже более тысячи иностранных компаний с российского рынка.

Второе. Ограничение нашего экспорта, что имеет целью уменьшить наши экспортные доходы.

Третье — блокировка финансовых ресурсов, ограничение доступа к системе международных платежей.

Четвертое связано с препятствованием формированию связей с новыми поставщиками, так называемые вторичные, логистические санкции.

Это, на мой взгляд, основное. Теперь попробуем обратить внимание на то, как наша страна отвечает на эту экономическую войну.

Прежде всего, это действия ЦБ по изменению процентной ставки, ограничения на вывоз капитала, элементы количественного смягчения. Затем отмечу правительственные мероприятия по содействию малому бизнесу, недопущению безработицы и поддержке малообеспеченных семей и нуждающихся. Вместе с этим анонсирована программа по развитию жилищного строительства и инфраструктуры.

Что имеем в результате? В целом шоковый удар по экономике удалось отразить, экономический блицкриг по отношению к России сорвался. В то же время следует признать, что инфляция выросла, по году идем на 12 — 15%, экономика начала падать, реальные доходы населения, к сожалению, тоже. Правда, безработица находится на низком уровне.

— Многие специалисты считают, что проблемы еще впереди, они придут с лагом примерно в полгода с момента введения тех же санкций. Каково ваше мнение по этому поводу?

— По оценке минэкономразвития России, в первом квартале экономика продемонстрировала позитивную динамику, что выразилось в росте ВВП на 3,5%. Однако уже с апреля в экономике наблюдается падение: минус 4% по второму кварталу.

Сильнее всего на данный момент пострадала торговля, грузооборот транспорта, в промышленности — производство автотранспортных средств. На конец года прогнозы сильно разнятся, так называемый консенсус-прогноз составляет около 6 — 7% спада. Следует отметить, что в экономике сегодня сохраняется высокая неопределенность, прогнозы пересматриваются с учетом новых изменений, главным образом, геополитических.

— Может быть, стоит особо остановиться на ситуации в нефтяной отрасли. Все-таки наш регион во многом нефтяной, и эта тема вызывает, наверное, у специалистов особый интерес.

— Здесь ситуация следующая. С одной стороны, за первое полугодие индекс производства в добыче сырой нефти и природного газа составил 131,6% к уровню 2021 года, что отрадно. С другой — аналогичный индекс в производстве кокса и нефтепродуктов упал, составив 88,4%.

— Считается, что наиболее востребованными сейчас станут такие направления развития, как микроэлектроника, нефтехимия, программное обеспечение. Насколько перспективно это для республики?

— Если рассуждать в перспективе ближайших двух-трех лет, то это период выживания экономики. Она в технологическом плане станет упрощаться, многое будет зависеть от возможностей замещения импортных товаров из недружественных стран, использовавшихся в отечественном производстве. Тридцать лет Россия строила рыночную экономику, стала частью ее мировой системы. Разумеется, это естественным образом породило нашу зависимость от импорта. Поэтому для нас сегодня в приоритете сохранить свою макроэкономическую и социальную устойчивость, то есть выжить, с постепенным выходом на траекторию развития, в том числе в тех отраслях, которые вы упомянули.

— Почему уровень инфляции в Башкирии в последние месяцы был пусть немного, но выше, чем в целом по России и даже по ПФО? С чем это связано?

— Не соглашусь. Инфляции, как бы это странно ни звучало, сегодня в регионе вообще не наблюдается. Напротив, мы сталкиваемся с дефляционными процессами в мае и июне. Это означает, что цены, а точнее, индекс потребительских цен в эти месяцы падал. Конечно, следует признать, что такая своего рода коррекция наступила после существенного роста цен в марте — почти на 10% вследствие известных событий. В целом же индекс потребительских цен за полугодие составил 112,2%, причем цены на хлеб выросли на 14,6%, молоко — на 16,9%, крупы и бобовые — на 23,9%, плодоовощную продукцию — на 14,8%. Среди непродовольственных товаров существенный рост цен обнаруживается в категориях «моющие и чистящие средства» — 35,4%, «электротовары» — 26,3%.

Говоря же о сравнении инфляции между российскими регионами, в рамках ПФО она сильно не отличается, возможны колебания в краткосрочном периоде с постепенным выравниванием в среднесрочной перспективе, то есть траектория едина.

— Многие читатели наблюдают такую картину. Например, сахар, стоивший 50 рублей, затем взлетел в цене до 100 рублей и потом постепенно снизился до условных 70 рублей. Вроде бы хороший тренд, но до прежних значений цены так и не опустились. Аналогичная ситуация и с другими насущными товарами. Рассчитывать ли людям на возврат к прежнему или лучше привыкать к новому ценнику?

— Думаю, что возврата не будет. К сожалению, цены неохотно снижаются. В то же время отмечу, что аграрное производство — это вид экономической деятельности, где многое зависит от урожая. Прежде всего, именно он определяет ценообразование на рынке. Но есть и факторы неконкурентного характера, где производитель может диктовать свою цену. Поэтому в экономической системе, на рынке должна быть конкуренция!

— С какими вызовами столкнулось и еще может столкнуться сельское хозяйство республики? Какие меры необходимо, на ваш взгляд, принять, чтобы их нейтрализовать?

— Российское сельское хозяйство в последние десять лет показывало отличные результаты, республика не является здесь исключением. Эта отрасль стала конкурентоспособной, возросли экспортные доходы. Сельское хозяйство стало чрезвычайно привлекательным для инвесторов. К примеру, в республике появились мощные молочные производства, мясоперерабатывающие комплексы. Но и проблем хватает, к сожалению. Нет своего семенного материала, собственная селекция работает слабо. Производительная сельхозтехника — преимущественно западная.

— Многие считают, что одним из решающих факторов в экономике сегодня становится скорость принятия решений, умение быстро среагировать на вызовы...

— Я соглашусь с таким мнением. Ситуация в экономике меняется в ежедневном режиме и требует, соответственно, быстрых решений. В этот сложный период, по моему мнению, малый бизнес может послужить основой принятия таких быстрых ответов на санкционные вызовы.

— Среди проблем, которыми сейчас озаботилось правительство, — долгострои. Почему именно они?

— Вероятно, здесь имеются в виду долгострои в жилищном строительстве. Озабоченность здесь связана, по крайней мере, с двумя важными причинами. Во-первых, социальная. Люди не должны быть обмануты, они просят помощи у власти.

Меня радует то, что на уровне федерального законодательства эта проблема сейчас решена через создание института эскроу-счетов и проектного финансирования. Когда мы упоминаем долгострои, то имеем в виду прошлый период, до внедрения вышеупомянутых механизмов. Во-вторых, жилищное строительство — отрасль, имеющая огромное значение для всего хозяйства страны. Говоря профессиональным языком, у нее высокий мультипликатор, то есть строительство дает развитие многим другим отраслям и видам экономической деятельности. Между прочим, еще одна такая отрасль — автопром. У автомобильной промышленности мультипликатор 1 к 8. На практике это означает, что один занятый здесь обеспечивает восемь занятых в смежных отраслях.

— Бесконечны споры о сильном и слабом рубле. Понятно, что у государства, у промышленности и аграриев могут быть свои экономические, в том числе экспортные, интересы. Для обычного человека здесь, наверное, все просто — чем меньше рублей стоит доллар, тем дешевле та же бытовая техника, стройматериалы, косметика и прочее. Или здесь нет такой прямой зависимости?

— Есть. Однако со своими особенностями. Вспомним начало специальной военной операции и первую реакцию курса рубля. Доллар стал стоить 120 рублей и выше. Ажиотажный спрос, паника. Далее же законы экономики взяли свое. Около 40% импорта не стало. Соответственно, упал спрос на валюту импорта, как следствие, окреп рубль. Сегодня доллар 60 рублей. Надо признать и роль политики Центрального банка в регулировании курса валюты. А что касается экономической выгоды для различных контрагентов, то здесь вы правы. Чем выше курс рубля, тем он выгоднее для населения с точки зрения покупки импортных товаров. Однако он крайне нежелателен для бизнеса, экспортирующего свою продукцию, например, для металлургов.

— В стране, видимо, и в республике, складывается большой профицит бюджета. Что делать с этими деньгами, которые пока просто лежат в «кубышке»?

— Бюджет в республике дефицитный. А федеральный, вы правы, обладает своей подушкой финансовой безопасности. Здесь я имею в виду прежде всего Фонд национального благосостояния страны. Вот он как раз и формировался на случай неопределенности в экономике, с которой мы сегодня столкнулись.

— Были ли лично для вас какие-то неожиданности в экономической, социальной сфере в первом полугодии с учетом всех произошедших событий?

— Экономика — чрезвычайно интересная наука. В ней есть устоявшиеся закономерности, в то же время имеются и особенности их проявления. Приведу один пример. Допустим, наступает высокий уровень неопределенности, деловая активность начинает падать. По законам экономической теории в этом случае безработица должна расти. Сегодня же ее уровень находится на минимальных значениях. Как это объяснить? Экономические исследования показывают, что в условиях российской экономики ответ кроется в эффекте гибкости заработной платы. Другими словами, в такой период происходит снижение заработной платы, что обеспечивает сохранение занятости, то есть достигается компромисс между работодателем и работником.

— И в заключение разговора простой житейский вопрос: что бы вы могли посоветовать сейчас людям с точки зрения поиска работы, больших покупок и т.д.

— В условиях высокой степени неопределенности, о которой я говорил выше, следует, по моему мнению, быть осторожным в плане управления личными финансами. Необходимо сформировать определенный уровень сбережений на случай потери работы. Быть максимально рациональным, хотя поведенческая экономика говорит о нашей нерациональности, в потреблении и покупках. Сложные времена — всегда поле для работы финансовых мошенников, поэтому наша бдительность должна быть повышенной. Считаю целесообразным изучить те меры поддержки, которые предоставляет сегодня государство. Здесь речь идет не только о прямой материальной поддержке, но и иных мерах, связанных с возможностями реструктуризации имеющейся задолженности по банковским кредитам, льготных условиях ипотеки, курсах обучения, организуемых центрами занятости. Кстати, о последнем. В условиях кризисных явлений в экономике получение новых знаний, повышение квалификации, переобучение и получение новой профессии всегда считается рекомендацией к действию.

Автор:Владимир ЛЕОНТЬЕВ
Читайте нас в