Все новости
Экономика
25 Августа , 13:15

Сладкий промысел

Народ приехал за данью полевой в Медовый Спас

Александр ДАНИЛОВ  Тот самый мед — от пьянящего аромата липы.
Тот самый мед — от пьянящего аромата липы.Фото:Александр ДАНИЛОВ

Прошел Медовый Спас, а вслед за ним и Яблочный, но никак не забыть привольной поляны на берегу Нугушского водохранилища, куда со всей округи съезжался люд трудовой. Издревле звались они бортниками, а по-современному — пчеловоды. Название ремесла сменилось, но суть его осталась прежней, возвышенной — мед, ими добытый, люди обожествляли с незапамятных времен.

Ну а нам, нынешним, задыхающимся в городском смоге, сам Бог велел прибегнуть к природным средствам излечения; о кулинарных же достоинствах меда и говорить как-то излишне.

Паломники заповедной Башкирии

На шестой по счету фестиваль «Заповедный мед», который организовал национальный парк «Башкирия», последние пару километров мы добирались минут 30, лишенные возможности объехать плотную вереницу автомашин. На них ожидаемо встречались госномера Челябинской и Самарской областей, Оренбуржья и Татарии.

И вдруг сквозь осевшую пыль проселка на вместительном автобусе «Скания» мы с удивлением увидели нежданный номер — 52-й регион! Сюрприз, да и только. Обычное дело, когда в Нижегородскую область на автобусах из Уфы и других городов выезжают православные паломники, чтобы в Серафимо-Дивеевском монастыре поклониться мощам преподобного Серафима Саровского. Похоже, башкирскому меду тоже поклоняются, раз за тысячу верст отправились в путешествие.

Вот и задумаешься: Медовый Спас — это церковный праздник или уже народный?

Жители соседних областей, как потом выяснилось, навещали «Башкирию» по традиции целенаправленно. Отвечая на мой провокационный вопрос, мол, наивно считать мед панацеей, Вадим Головин из Магнитогорска разразился целой тирадой, смешав в кучу историю, философию, религию. Размышлял убедительно. Слегка смутился, когда стал говорить о народной медицине: официальная, дескать, предпочитает пичкать нас препаратами на синтетической основе в ущерб проверенным временем средствам.

Не знаю, отчего так категоричен был в своих оценках мой собеседник, ведь даже на Западе признают целебные свойства меда.

Вадим приехал в Нугуш не просто за медом: в то время, как другие высматривали липовый или гречишный (эти сорта шли буквально нарасхват, а кое-кто скупал товар практически оптом), он приценивался к меду с пергой. Цены, правда, покусывали, но к концу дня пошли вниз, и Вадим докупил несколько пластиковых упаковок для мамы — у нее малокровие, а мед с пергой богат железом.

КСТАТИ

Исследователи из Оксфордского университета обнаружили, что мед является более успешным методом лечения ОРВИ верхних дыхательных путей, чем большинство других традиционных средств.

Просветители дегустаторов

Пробираемся вдоль длинных рядов с разнокалиберными столами, на которых красуется не только продукция пчеловодства: подсуетились коробейники всех мастей, разложив на прилавках товар — от всевозможной снеди до канцелярских принадлежностей. Но люди, как пчелы, вьются у кадушек, торб и пластиковых коробов с отливающей позолотой продукцией пасек. Тут и там обрывистые диалоги: «Купил?» — «Выбираю. Глаза разбегаются», да зазывные голоса пасечников: «Подходите, пробуйте — лучше не найдете!»

Мы всех обхитрили: дегустацию начали с «Камчатки». Чета Яманаевых терпеливо дожидалась, когда волна покупателей докатится до них, а тут — мы, зашедшие с тыла. Нас, первых потенциальных покупателей, и приняли с нерастраченным за день радушием. Заверив пасечников, что у каждого из нас легкая рука, купили по мелочи. Салават Яманаев тут же спохватился:

— Эх, надо было забрус взять, чтобы вам к ненастной осени подготовиться, — и тут же стал объяснять, чем хорош этот продукт: — Пчелиный забрус — это срезанные крышечки запечатанных сот. Чтобы его получить, надо ножом срезать все то, что остается за пределами ульевой рамки, и дождаться, когда стечет мед. Все очень просто.

Из любопытства я поинтересовался, что из себя представляет забрус. И вот что выяснил.

В состав забруса входят такие вещества, которых в самом меде практически нет. Одно из них — лизоцим. Это фермент, обеспечивающий антибактериальную защиту всем пчелам. В организме человека он отвечает за активность местного иммунитета, блокирует инфекции по главным направлениям: глазные яблоки, носоглотка, кожа, половые органы, бронхи, легкие.

Самыми безопасными натуральными продуктами с высокой концентрацией лизоцима называют грудное молоко и забрус пчелиный. Мед после обрезки крышечки содержит только лишь пять процентов фермента, а вот печатка — около 90. Это происходит потому, что он имеет легкий удельный вес. Если просчитать концентрацию лизоцима, то получаем следующую картину: вещества в печатке в 20 раз больше, чем в сотах, и в 150 раз — чем в меде.

— Много ульев на пасеке? — интересуюсь.

Салават в ответ хитровато улыбается, чуть помедлив, говорит:

— Есть немножко. Пасека тут неподалеку. Но на одном месте много меда не получить. Липа отцвела — перекочевали на территорию Федоровского района. Там подсолнух цветет, гречиха. 20 лет уже по такой схеме работаем.

Салават Яманаев на пенсии, и пасека для него практически приработок. А вот Александр Жарков из Мраково переквалифицировался в пасечники вынужденно. Пчелы помогают его семье выживать.

— Работал когда-то фельдшером скорой помощи, зарплата — три тысячи с хвостиком. Пошел на стройку — платили по 15 тысяч. Но не регулярно. Надоело на дядю надеяться, решил, что лучше — на пчел. 15 лет уже, как сменил профессию. Не сказать, что все идет как по маслу. Пасека у меня в 25 километрах от дома, там липы много. Но в прошлом году напал шелкопряд, болеет липа, поэтому самого ходового меда немного.

МЕЖДУ ТЕМ

Пока шла массовая дегустация и покупка меда, жюри фестиваля не сидело сложа руки. Абсолютным большинством голосов липовый мед Альберта Хамзина был признан самым вкусным из представленных на конкурсе. Альберт — потомственный пчеловод, с малых лет помогал отцу на пасеке. Сейчас у него 80 пчелосемей. За победу в конкурсе Альберт получил подарочный сертификат на размещение 30 ульев в Национальном парке «Башкирия» в следующем году.

Любо, братцы, слушать

Фестиваль — это не только заурядная торговля, конкурсы на лучшую продукцию, это еще и развлечения — куда без них? На сцене зажигали солисты и коллективы Мелеузовского городского Дворца культуры.

Колоритных казака и казачку мы с фотокором приметили издали. Виталий Усов и правда оказался потомственным казаком: его прадед прошел три войны — Гражданскую, Финскую и Великую Отечественную.

— У вас тоже казачьи корни? — обращаюсь к Евгении Усовой.

— Нет. Но я жена казака, — гордо вскидывает подбородок и заливисто смеется.

— Мы вместе учились в Челябинской академии культуры и искусств, — рассказывает Виталий. — Пели в одном ансамбле, познакомились, поженились. Теперь у нас семейный дуэт — абсолютно во всех смыслах. За 15 лет, наверное, не пропустили ни одного конкурса.

— Собрали коллекцию наград…

— Не без этого.

— А самые-самые какие?

— Самые памятные? Медаль за заслуги в культуре и искусстве — это награда Собора русских Башкортостана. Еще одна медаль, которой мы очень дорожим, вручена ветеранами локальных войн и конфликтов. Это общественные награды.

Государственных пока нет. Значит, есть стимул для роста.

Философский аккорд! Стимул роста есть у всех — и у артистов, и у пасечников.

Мелеузовский район.

Александр ДАНИЛОВ  Альфия Яманаева: «Это у Винни-Пуха мед — то он есть, то его сразу нет. А у нас мед не кончается».
Альфия Яманаева: «Это у Винни-Пуха мед — то он есть, то его сразу нет. А у нас мед не кончается».Фото:Александр ДАНИЛОВ
Александр ДАНИЛОВ  Изготовить борть — высший пилотаж.
Изготовить борть — высший пилотаж.Фото:Александр ДАНИЛОВ
Александр ДАНИЛОВ  Шли казак с казачкой по берегу реки.
Шли казак с казачкой по берегу реки.Фото:Александр ДАНИЛОВ
Александр ДАНИЛОВ  Так вкусно — во рту тает!
Так вкусно — во рту тает!Фото:Александр ДАНИЛОВ
Автор:Владимир Огородников
Читайте нас в