Все новости
Экономика
22 Января , 13:15

Башкирия — это где? Где Лозин!

Нефтяные недра — мир, полный тайн, которые открываются только учёным с талантом и трудолюбием

Александр Данилов  Евгений Лозин
Евгений ЛозинФото:Александр Данилов

Поднимаемся на самый верхний, четвертый этаж института «БашНИПИнефть». Здание, построенное в позднем сталинском стиле, потолки под 3,5 метра. Лифта нет, дыхание перехватывает.

Впереди меня задает скорость по лестничным маршам 85-летний Евгений Лозин, известный в республике и России ученый. Там, на самой верхотуре, его кабинет. Лозину, с учетом возраста, предлагали перебраться на первый, но тот лишь смерил советчика укоризненным взглядом. И остался на верхотуре, которую штурмует без одышки.

Лионель Месси «Аксаковнефти»

Евгений Валентинович никогда не идет на снижение планки: ни в науке, ни в общественной активности, ни в личной физической форме. Когда-то, еще молодым специалистом «Аксаковнефти», играл в футбол за сборные Белебея и предприятия. Конечно, центральным нападающим, центральным защитником, как и легендарный Лионель Месси. Это место на поле отводится, как правило, тем, кто играет не только ногами, но и, в большей степени, головой. Плюс обладает чувством локтя. К этому его качеству еще вернемся.

На финише минувшего года Евгений Валентинович был удостоен высокой награды — Государственной премии РБ в области науки и техники. Надо заметить, она была вручена еще нескольким научным коллективам, а персонально — только Лозину.

Если уж назвали последнюю награду, то надо упомянуть и предыдущие. Заслуженный деятель науки и техники БАССР, заслуженный нефтяник РБ, почетный нефтяник отрасли, награжден медалями СССР, знаками «Первооткрыватель месторождений» и «Изобретатель СССР», различными почетными грамотами. Ему присуждена Уральская горная премия, он стал лауреатом премии «Легенда «Башнефти». Кстати, хорошо известны труды Лозина по стимулированию выработки трудноизвлекаемых запасов нефти, оптимизации сетки скважин, их вторичной разработке, обобщению опыта разработки крупных месторождений.

Лозин — автор более 400 научных публикаций, в том числе 18 монографий, трех учебных пособий и 13 изобретений.

Пять монографий за десять лет

«Геология и нефтеносность Башкортостана» — название одной из последних монографий говорит само за себя, не требует расшифровки. Наши нефтяные недра — особый мир, полный тайн. Не всякий специалист с университетским образованием способен найти к ним ключ. Недра открываются перед теми, кто из них «не выходит» ни днем, ни ночью на протяжении всей жизни, всю мощь своего интеллекта направляет на разгадку тайн геологии и геофизики подземных кладовых нефти и газа. Взять хотя бы последнюю 700-страничную монографию. Для меня, журналиста, язык изложения сложен. Но коль речь идет о загадках земных глубин, непременно возникнет желание докопаться до сути, продраться через научную терминологию. И вот что я обнаружил. Книга выстроена так, что увлекает даже неподготовленного читателя.

Нашлось место авторским чувствам, которые создают эмоциональное напряжение. Эта монография — настоящий роман о судьбах башкирской нефти, легендарных ученых: И. Губкине, А. Трофимуке, К. Тимергазине, М. Камалетдинове и других, которые, как проводники, прокладывали буровикам путь к продуктивным пластам.

Откуда у Лозина такой редкий дар синтезировать специфический научный язык с литературным? Не снижает ли это ценность самой монографии? Эти вопросы я задал сотрудникам «БашНИПИнефти». Они развеяли мои сомнения. Все книги Лозина, сказали они дружно, давно стали настольными учебниками как для молодых, так и для опытных работников института. Их изучают геологи и нефтяники в других регионах России.

Об интересном факте рассказала профессор кафедры разработки нефтяных и газонефтяных месторождений УГНТУ, доктор технических наук Любовь Ленченкова. Ее сына, который учился в аспирантуре университета в Нидерландах, попросил перевести на русский язык свои лекции профессор Вилем Шульте. Аспирант перевел и поинтересовался: хорошо ли получилось? Шульте дал переводу высокую оценку и попутно спросил: откуда тот родом? Узнав, что из Уфы, воскликнул: «О, Уфа — это Лозин!» Оказалось, что несколько лет назад «Татнефть» пригласила на один из семинаров Шульте и Лозина. Они два дня попеременно читали там лекции и, конечно, познакомились. С тех пор у нидерландца Башкирия ассоциируется с именем уфимского коллеги. Как, например, у меня Испания — с Сальвадором Дали, Франция — с Дюма, Польша — с футболистом Левандовски.

А насчет языкового синтеза все оказалось просто. Евгений Валентинович, как оказалось, пишет художественные рассказы, повести. Недавно вышла в свет книга «Встречи». А его документальные путевые заметки чем-то напоминают творчество известного писателя и журналиста Всеволода Овчинникова — автора нашумевшей книги «Сакура и дуб». Стоило совершить две командировки в Ирак по нефтяным делам, как из-под пера Лозина вышла серия заметок о Багдаде, его жителях, о местных нравах и, конечно, Вавилоне — древнейшей цивилизации в междуречье Тигра и Евфрата. Там нефть и ее месторождения сильно отличаются от наших.

На территории Башкирии открыто более 200 нефтяных, нефтегазовых и газовых месторождений.

— Есть ли надежда открыть новые? — спрашиваю автора монографии.

— Есть. Но они, скорее всего, будут небольшими.

— А какая перспектива у старых? — не унимаюсь я.

— Из них при существующих технологиях извлекли не более 50 процентов запасов. Мировой опыт показывает, что оставшуюся половину также можно добыть, если применять для воздействия на пласт углекислый газ. Мы этим занимались и, к сожалению, с 1985 года прекратили. Но такие технологии в ряде стран применяются.

Советский человек имеет особую «сертификацию»

В декабре 2021-го исполнилось 30 лет, как де-юре не стало страны СССР. В нынешнем году человечество (во всяком случае его передовые умы) будет отмечать 100-летие Советского Союза. Да, де-юре страны нет уже 30 лет, но фактически она жива: люди, родившиеся, выросшие и, главное, воспитанные на советских ценностях, никуда не делись. Они продолжают трудиться, растить детей и внуков. Эти люди, как убеждает постсоветский период, обладают особой «сертификацией». У них ярко выражено чувство социальной справедливости, они открыты обществу, своему окружению, добры, вопросы чести и совести для советского человека не пустой звук. Евгений Валентинович, — живой тому пример.

— Мне запомнилась одна оперативка в 70-х годах в «Южарланнефти», где я работал замначальника НГДУ по капитальному строительству, — рассказывает ветеран отрасли Евгений Островский. — На нее съехалось высокое начальство из Уфы. Представитель обкома партии, вопреки трезвым расчетам, настаивал на увеличении плана добычи нефти. Все молчали. Не смели возразить. Лозин не выдержал. Он знал работника обкома и говорил с ним на «ты». «Спустись на грешную землю, — обратился ученый к высокому функционеру. — Если у тебя есть другие данные, отличные от моих, давай сравним и не будем ругаться». Миролюбивый, но твердый тон Евгения Валентиновича разрядил обстановку. Он сумел отстоять точку зрения нефтяников. «Ну ты молодец!» — хвалили его потом коллеги.

Островский знаком с Лозиным с 1966 года, знает его как надежного товарища, мужественного борца за справедливость, особенно при отстаивании интересов простых рабочих. Шкаповское месторождение, где Евгений Валентинович трудился рядовым геологом после Грозненского нефтяного института, считается третьим в Башкирии по объему запасов после Арланского и Туймазинского. «К сожалению, — вздыхает с горечью Лозин, — Шкаповскому на решение социальных задач выделялось средств намного меньше, чем другим. Запомнил, как молодой парнишка, сварщик, по пояс в воде устранял аварию, а затем шел греться в необустроенный барак. Жилья строилось мало и низкого качества».

Одна из последних пяти монографий, о Шкаповском месторождении, несмотря на ее научность и лаконичность изложения, как будто пронизана болью за того парня. Там трудились тысячи подобных ему молодых ребят, не знавших, что такое комфорт. И это, пусть косвенным образом, между строк, нашло отражение в научном труде при анализе социальных аспектов разработки исторического месторождения.

Есть одно качество Лозина, которое остается недостижимым для других мужчин: в Евгения Валентиновича повально влюблены женщины из его научной среды. Я по-репортерски не поленился и обзвонил ближний круг женщин-журналисток с вопросом: какие качества мужчин у них в приоритете? Ничего нового не открыл: ум, доброта, чувство ответственности за близких. Всего этого у Лозина в избытке. Если припустить немного мистики, можно сказать и так: земные таинственные недра тоже знают, кому им можно открыться.

Автор:Ринат Файзрахманов
Читайте нас в