Все новости
Экономика
30 Августа , 13:15

Медовые берега

Калтасинец разводит пчёл не только ради сладкого продукта

Медовые берега

Еще обучаясь в техникуме, наш герой твердо усвоил: поставить ульи и завести пчел еще совсем не означает, что вскоре мед потечет рекой.

— Наставники были хорошие,— улыбается Флюр Шаритдинов. — Действительно, если было бы все так просто — зачем тогда тратить годы на учебу? Я вот стараюсь каждый день открывать для себя что-то новое. И уверен: учиться нужно непрерывно. Я и в пчеловоды подался потому, что это дело было для меня загадкой. С детства любил живую природу, многое знал. А вот о пчелах — почти ничего. Непорядок!

Учеба в техникуме, а главное — летние практики дали парню немало. Проходил он их в Бирском районе, куда тамошние пчеловоды настойчиво звали толкового ученика. Но он уже выбрал свой путь. Отслужив в армии, вернулся в родное Большетуганеево. И, устроившись работать на колхозную пасеку, поставил себе задачу: накормить деревню медом. Ни больше, ни меньше. И ведь получилось!

Не опишешь пером, какие чувства он испытывал, когда колхозное руководство разносило по домам односельчан банки с медом. А сколько добрых слов услышал от земляков — чем не стимул для молодого пасечника? Да вот только дела у хозяйства в лихие девяностые совсем разладились. То одного, то другого не хватало для продуктивной работы. А тут еще год «не медовый» выдался. Да еще слухи пошли: дескать, себе забирает да родне раздает. До того обидно было! И само собой пришло решение — заняться делом самостоятельно.

— Начинал с пяти пчелосемей, — вспоминает собеседник. — Теперь у меня их более полусотни. Места у нас для меда самые подходящие: рядом липовая роща, прямо за околицей — богатое разнотравье, цветочные поляны.

...Беда грянула в 2008-м. Более половины пчелосемей на пасеке Флюра погибло от неведомой напасти. Диагноз приехавших по его вызову специалистов был стандартный: варратоз, но Флюра Михайловича ни в коем случае не устроил.

— Никакого варратоза там не было,— Шаритдинов категоричен. — Я ведь все же недаром учился, могу одно от другого отличить. А потому решил до истины сам докопаться.

«Копать» начал с того, что, восстановив пасеку, развесил в соседнем лесу пять бортей, которые вскоре облюбовали дикие пчелы. Для чего? Не только для того, чтобы получать превосходный продукт. В первую очередь — для изучения жизни пчел в дикой природе.

— Мне нужно понять, чем и почему болеет пчела, отчего она гибнет? Обо всем рассказывать не буду, процесс еще далек от завершения. Но первые результаты уже есть, причем они далеко не во всем совпадают с традиционной точкой зрения.

Еще раз повторюсь: окончательные выводы делать рано, но многое уже прояснилось. И еще в одном я не сомневаюсь: с помощью меда можно вылечить любое заболевание. Возьмем, к примеру, пергу. В ней есть все микроэлементы, необходимые человеку. Не менее полезен прополис, маточное молочко пчел. Важно только знать, что и когда употреблять и соблюдать меру.

При таком подходе к делу пасека у Шаритдинова тоже оборудована по последнему слову достижений пчеловодства. Здесь и автомат для скачивания меда, и необходимая аппаратура.

Сегодня Флюру Михайловичу ни к чему искать рынки сбыта продукции, выезжать на разные ярмарки и заниматься рекламой. Заказчиков у него столько, что на всех желающих продукта не хватает. Едут к нему за медом из Москвы, Питера, Екатеринбурга.

А результаты, причем вполне материальные, налицо: дом— красавец, каких в деревне больше нет, автомобиль — многие позавидуют, уверенность в завтрашнем дне. Ведь согласитесь: какая бы экономическая ситуация ни сложись, продукция Шаритдинова будет востребована в любом случае.

...Гнутся от доброго урожая ветви яблонь на пасеке. Деловито жужжа, курсируют за взятком и обратно неутомимые труженицы. И всегда рядом главный помощник — супруга Алевтина. Вместе они трудились, зарабатывая доброе имя и уважение.

Калтасинский район.

Фото предоставлено автором.

Медовые берега
Автор:Андрей НИЧКОВ