Все новости
Cоциум
12 Сентября , 09:15

Уфа — Сахалин — Когалым — Уфа

Этот маршрут определил судьбу Николая Калентьева — потомственного уральского казака, ставшего в 90-е главным контролером в республике

Александр ДАНИЛОВ  Супруга Николая Калентьева всегда была надежным тылом и опорой.
Супруга Николая Калентьева всегда была надежным тылом и опорой.Фото:Александр ДАНИЛОВ

Николай родился в Октябрьском. Молодом, красивом городе нефтяников в семье простых рабочих. Поступил после школы в самый модный тогда Октябрьский нефтяной техникум на специальность «полевая геофизика».

Тогда профессия геофизика была овеяна романтикой. Она не считалась высокозарплатной, зато гарантировала бесконечные разъезды, палаточный быт, а главное, самостоятельность при принятии решений. Первый же «романтический» экзамен пришлось сдавать на практике после третьего курса в Тургайской степи.

Экспедиция не справлялась с планом — не успевала обработать последнюю степную площадь. Начало ноября. Мокрый снег и морозы. Пришлось задержаться. Каждое утро по распаханному грунту геофизики уходили пешком на 30 — 40 км.

Вечером, после чая со сгущенкой и хлебом с тушенкой, спали, плотно прижавшись друг к другу.

Вернулись в Кустанай, как в рай. На следующий год была такая же практика в Бердянске, Донецке, Артемовске. Везде романтика плюс самостоятельность.

Воспоминание о былом — лучшая утеха для седовласых мужчин. Тем более когда есть слушатель — журналист. А интересный человек — находка для газетчика. Седой Калентьев, который 11 сентября выйдет на 75-летний рубеж, продолжает по-студенчески весело вспоминать свою геофизическую молодость и, похоже, не желает «покидать» эпоху полевых экспедиций. Получив диплом техникума, устроился на работу в новый трест «Мангышлакнефтегеофизика». Жара за 40 градусов. Жили в землянках. Организация труда никудышная из-за повременной оплаты труда: то, что можно сделать за день, растягивают на неделю. Калентьев сразу смекнул: надо отряд переводить на другую форму организации труда. Он так и поступил. Без разрешения начальства. Члены отряда стали делать весь намеченный объем вдвое быстрее и разъезжались на две недели по домам или, кто хотел, отдыхали на море. Приехало руководство, обеспокоенное самовольным решением Калентьева. Долго проверяли. У Николая есть талант переубеждать начальников: излагать идею честно, не юля, спокойно, с убежденностью в своей правоте. Вскоре руководство повсеместно отменило повременку.

Способность быстро распознавать устаревшее, заменять его новым, принимать решения самостоятельно, без оглядки на верхи — это, наверное, и есть казацкая натура Калентьева, которая давала ему нестандартные подсказки на всех виражах судьбы. И спасала от гнева начальства, которое непременно загружало Николая так называемой общественной работой, используя его лидерские качества.

В нем по сей день живет молодой человек советского склада. Речь раскованна, в меру шутлива, без чиновничьей осторожности и оглядки, хотя несколько десятилетий он занимал высокие партийные и правительственные кабинеты.

Почему «Нефтяных королей» переименовали?

Из Мангышлака пришлось вернуться в Октябрьский, так как рано ушел из жизни отец, мать нуждалась в поддержке. Поработав немного на заводе, поступает в местный филиал Уфимского нефтяного института. Учится очно, но в материальном плане помогает стройотряд, названный самими студентами «Нефтяные короли», в котором он — командир. Ударно строят все доверенные объекты. Одновременно дают концерты, устраивают спортивные соревнования. «Короли» забирают все кубки, побеждают в трудовом социалистическом соревновании в южной зоне республики.

— Я зарабатывал в стройотряде хорошие деньги, что позволяло учиться очно и помогать семье, — радуется 75-летний Калентьев, будто вчера вернулся с комсомольской стройки.

Командир «Королей» был вызван в Уфу, где руководитель республики Мидхат Шакиров вручил отряду переходящее Красное знамя, но потребовал сменить название.

В следующем году отряд назвали «Девон», он также стал лидером. Благодаря смекалке и хозяйственной хватке командира.

Николая, проявляющего во всем активность и рационализаторские приемы, выбрали секретарем комитета комсомола факультета. Так он познакомился со своей супругой Земфирой Валеевой, секретарем комитета комсомола института. Кстати, две недели назад исполнилось 49 лет их супружества.

За квартирой — на край света

Женились, им дали комнату в общежитии. Но вопрос, где жить, оставался. На него было несколько вариантов ответа. Успешному студенту, общественнику, спортсмену-тяжелоатлету и борцу-перворазряднику предлагали остаться в вузе. Однако Николай привык решения принимать самостоятельно. Тогда не было ни интернета, ни портала вакансий. И он опять делает нестандартный ход: едет в Москву, в министерство, там парню показывают список вакансий по всей стране. Лишь одна из них с квартирой — на Сахалине. Молодые Калентьевы решают ехать. Родители и друзья в ужасе.

Приехали на Сахалин, в поселок Колендо. Начальник «Колендонефти» признался, что никакой квартиры нет. «А иначе как вас, молодых, сюда заманишь?» — оправдывался он. Дали комнату в общежитии. Душа нет, туалет и кухня общие. Жена — в слезы. Сахалинский старт Николай Леонидович вспоминает опять с оптимизмом: «Дали должность старшего инженера РИЦа. И тут от меня посыпались рацпредложения, по два-три в месяц. Приехал корреспондент, опубликовал большую статью обо мне. На промысле все удивляются. Через день в кабинет входят два солидных мужика в шляпах. Один из них, как мне сказали, Болт. Так в народе называли первого секретаря горкома Болтовского. Через несколько дней Николая пригласили в горком и назначили инструктором промотдела, затем он стал заведующим промышленным отделом горкома партии города Оха. Получили, наконец, квартиру. Родился первый сын.

В 70-е годы Сахалин снабжался продуктами и промтоварами по первой категории — было все, вплоть до импортных товаров. Однако к 80-м регион перевели на категорию ниже, и тут же образовался дефицит. Буровики стали ворчать. Чтобы как-то разрядить обстановку, по «рацпредложению» Калентьева вводятся распределительные талоны. Из ЦК партии приехали проверяющие. Калентьев повез их в народ, по промыслам. Убедились, что мера правильная, своевременная. Опыт одобрили. Вскоре теща написала из Уфы, что тоже появились талоны.

От должности первого секретаря Охи отказался

Наверху приняли решение повысить Калентьева до замзав­отделом по оргработе Сахалинского обкома. Николай в отпуске, по пути на юг, заехал в Уфу для изучения опыта отдела оргпартработы Башкирского обкома. Неожиданно заведующий предложил Калентьеву остаться работать у него в отделе. Но на Сахалине к этому времени ему приготовили должность первого секретаря, или, как сейчас сказали бы, мэра города Оха.

— Мне 33 года, климат жене не подходит, в родной Башкирии ждут, — чешет седую голову Николай Леонидович и признается: — Я верю в судьбу. Посоветовавшись с семьей, написал заявление на увольнение. Вернулись в Башкирию. А обещанной должности уже не было. Устроился замначальника отдела кадров в «Башнефть». Тут началась эпопея по развитию Когалыма. Я подготовил и направил за год в Западную Сибирь до тысячи профессиональных кадров на высокооплачиваемые должности. Меня назначили зам-гендиректора по быту «Башнефти», тогда же у нас трудился, тоже одним из замов, Алекперов, основавший «Лукойл». А секретарем поселкового совета Когалыма был Собянин, нынешний мэр Москвы. Я к нему приезжал получать ордера на квартиры. Великие люди великой нефтегазовой Сибири!

Работая в «Башнефти», Калентьев разработал и внедрил конкурс «Дело мастера боится», который проводили 18 лет во многих нефтяных компаниях страны.

В 1985 году Калентьева вызвали в Башкирский обком партии и сказали: «Пусть сибиряки сами себе растят кадры, а наши нужны здесь». И выбрали его председателем комитета народного контроля Кировского района Уфы.

Значение и роль контроля в период реформ возросли. А заодно и требования к деловым и, особенно, человеческим качествам контролера. Он должен был быть, как бы точнее сказать, воплощением порядочности. И незамаранным. Таким «штемпелем» отмечает человека, наверное, только природа. Калентьев был, по общему мнению, из таких самородков. Неслучайно первый президент Башкирии Муртаза Рахимов, к стилю руководства которого у населения осталось немало вопросов, подкрепил свои тылы назначением Николая Калентьева на ответственнейший пост — заведующего контрольным отделом управления по работе с территориями и кадрами администрации президента РБ.

— Мне приходилось проверять деятельность министров и глав муниципалитетов, подсказывать им пути выхода из сложных ситуаций, — рассказывает Николай Леонидович и добавляет: — Мой жизненный опыт позволял быстро и легко находить оптимальные решения в запутанных делах.

Например, он выступал в роли руководителя комиссии по проверке истории с так называемым «чудо-городком», где высокие правительственные лица построили себе дворцы за счет государства. Будучи куратором нефтяных городов и районов, оказывал практическую помощь их главам. Так, по совету Калентьева главы нескольких муниципалитетов пригородные леса превратили в парки для населения. Лучший контролер — совесть.

Автор:Ринат Файзрахманов
Читайте нас в