Все новости
Cоциум
11 Августа , 11:15

Смотритель маяка

Уцелеет ли старинный храм в море житейских невзгод?

Ринат РАЗАПОВ  Отец Андрей поддерживает жизнь в храме в одиночку, даже траву косит сам.
Отец Андрей поддерживает жизнь в храме в одиночку, даже траву косит сам.Фото:Ринат РАЗАПОВ

Храм «Всех скорбящих радость» в селе Андреевка Аургазинского района выглядит как родной брат Успенского храма из широко известного Свято-Георгиевского монастыря «Святые кустики», причем брат старший: построен он в середине XIX века. Тот же русско-византийский архитектурный стиль, то же ощущение величественности и устремленности в небо. К сожалению, внешним обликом сходство и заканчивается: и внутреннее состояние здания, и количество прихожан Скорбященской церкви, как ее называют в народе, оставляют желать лучшего. Кто поможет храму выжить? У местных жителей и властей есть интересная идея.

Свадебный подарок

Когда настоятель храма отец Андрей Безруков, поднявшись на поросшее травой крыльцо, отпирает двери для гостей, поневоле ожидаешь увидеть внутри соответствующую грандиозной постройке роспись и позолоту. Вместо этого взору предстают обычные крашеные бело-голубые стены и свод высоченного купола, скромный деревянный иконостас да отапливаемые дровами старые железные печи.

— Работы по восстановлению здесь прекратились еще в девяностых, — поясняет священник. — С тех пор ремонта не было, разве что полы красили.

Об истории возникновения этой церкви ходит романтическая легенда. Рассказывают, что когда-то местный помещик Николай Аристов влюбился в крестьянку Анастасию Андрееву и женился на ней, а в качестве свадебного подарка благочестивая девушка попросила его построить в деревне церковь. Помещик к делу подошел с невиданным размахом — как считают башкирские краеведы, проект храма принадлежит известнейшему архитектору Константину Тону, автору русско-византийского стиля храмового зодчества. Тому, кто спроектировал Храм Христа Спасителя и Большой Кремлевский дворец в Москве.

Храм заложен в 1830 году и строился более 30 лет, но так и не был окончательно завершен — после отмены крепостного права Аристов, как и большинство других помещиков, разорился. Тем не менее в 1869 году в нем начались службы. А в годы СССР в здании устроили сначала конюшню, затем гараж и зерновой склад.

В начале девяностых государство выделило деньги на реставрацию объекта культурного наследия, а инициатором работ был председатель местного колхоза Иван Барбазюк. Помогали строительные организации, добровольцы из Уфы приезжали. Сделать тогда удалось многое, восстановили все купола, карнизы, но до остального руки не дошли. После этого храм передали Салаватской епархии.

Прихожане и «захожане»

Когда-то, до революции, приход храма объединял около 30 хуторов и деревень, на богослужения собирались сотни людей. Сегодня же, рассказывает специалист администрации сельского поселения Тукаевский сельсовет Владимир Сорокин, в селе Андреевка живут около 200 человек, и большинство из них — пенсионеры.

— У РПЦ хватает средств на строительство и восстановление храмов только там, где они реально нужны людям — в городах, крупных селах, — объясняет отец Андрей. — А сегодня все мои прихожане — это восемь бабушек. Даже петь в храме сейчас некому.

Кроме бабушек в храм иногда заглядывает и местная молодежь — отец Андрей иронически называет их «захожанами». Бывают здесь и верующие из соседнего села Болотино. Несколько раз в год случаются крестины и венчания, в основном приезжих — тем отец Андрей и живет. А местные дети особенно любят Пасху: в этот праздник звонить в церковный колокол разрешается любому желающему, вот они и рады стараться. Настоятель заводит их на колокольню — звоните сколько хотите.

Отец Андрей родом из Оренбурга, служил в монастыре на юге Башкирии, а восемь лет назад его прислали священником в Скорбященский храм. С 2008 года в селе был маленький женский монастырь. Благодаря ему вокруг храма кипела жизнь: монахини и послушницы пели в хоре, помогали по хозяйству, трудники кололи дрова и топили печи. На лето устраивали приют для девочек из детского дома. Но три года назад монастырь перевели в Стерлибашевский район. И священник остался поддерживать жизнь в огромном храме в одиночку.

— Перед праздниками прихожане помогают мне с уборкой, — рассказывает он. — А так я даже траву вокруг сам кошу.

Благими намерениями

Время от времени в храм заезжают паломники. До эпохи коронавируса их даже организованно возили автобусами. Бывают и просто туристы.

— Недавно приезжала группа молодых людей, мусульман, — вспоминает отец Андрей. — Они ехали посетить свою святыню, да заблудились. Зашли в храм, им было очень интересно.

А как-то в начале зимы приехали байкеры из организации «Ночные волки». Помогли наколоть дров для церкви, печь затопить, а священник напоил их чаем.

За эти годы побывало здесь и немало людей, которые загорались желанием как-то помочь храму с реставрацией. Но ни к каким реальным подвижкам это так и не привело.

— То, что храм является объектом культурного наследия и памятником архитектуры, как правило, отпугивает потенциальных инвесторов, — объяснил причину Владимир Сорокин. — У министерства культуры есть ряд требований к реставрации и ремонту таких объектов, необходимо согласовывать с ними каждый шаг, это создает дополнительные сложности.

Иногда у посетителей возникают своеобразные бизнес-планы. Настоятель вспоминает: как-то за дело активно взялись две женщины из Уфы. Они загорелись идеей «раскрутить» романтическую историю появления храма, устроив из него этакий райский уголок для новобрачных. Сердечки, голубки, симпатичный мостик через ручеек для фотографирования, замки «на верность», которые влюбленные парочки будут вешать на решетки… Замкам на решетках храма священник решительно воспротивился и отправил дам за разрешением к епископу. Тем не менее актививстки дошли до министерства культуры в Москве, где им пообещали выделить тысяч двести на реставрацию храма, и то в неопределенном будущем.

— Чем помогут 200 тысяч такому храму? Здесь миллионы нужны, — вздыхает отец Андрей. — В первые годы я и сам суетился, ездил, искал людей, которые могли бы помочь. А сейчас успокоился, больших целей не ставлю. Вот ездят сюда время от времени два парня, чинят лестницу на колокольню, а еще есть строительная организация в Стерлитамаке — помогает материально, и спасибо им. Храм должен быть нужен верующим людям, для молитвы, а не в качестве зрелища или памятника архитектуры.

Назад в прошлое

Тем временем предприниматель из Андреевки Алексей Яковлев задумал проект, способный привлечь внимание людей к старинному храму. Он назвал его «Назад в прошлое». Планируется построить неподалеку деревеньку, имитирующую эпоху XVIII — XIX веков, воспроизвести постройки того времени — дома, мельницу, кузницу. Этакий исторический агротуризм, игра для взрослых. Переодевшись в одежду прошедшей эпохи, здесь можно будет пожить, примерив на себя роль помещика или крестьянина, поработать кузнецом или повалять валенки, испечь в печи настоящий хлеб, прокатиться на лошади без седла. Ну и, конечно, посетить службы в местном храме, как это было принято в те времена.

— Я местный, поэтому душа болит и за село, и за храм, — рассказал предприниматель. — Благодаря такой задумке можно будет местность в порядок привести — расчистить лес, пруды, обустроить старые родники в соседнем овраге. И храм не будет брошен: появятся и новые прихожане, и деньги на его содержание в должном виде.

Владимир Сорокин рассказал: недавно в Андреевку приезжал глава района Арслан Шагаретдинов, осмотрел место будущих построек и одобрил проект. Пока что идет оформление земли и поиск инвесторов по различным программам.

— Я не против такой идеи, если она поможет сохранить то, что есть, — замечает отец Андрей. — Готов привечать любого, кто хочет помочь, что-то сделать для храма, или просто придет за спасением. Рад каждого встретить, побеседовать и даже чаем напоить. Я здесь как смотритель маяка — зажигаю огонек для тех, кому это нужно.

Аургазинский район.

Автор:Жанна МИРОНОВА
Читайте нас в