Все новости
Cоциум
30 Июля , 13:15

Мы помним тебя, отец

Потомки солдата Великой Отечественной нашли могилу родного человека через семь десятилетий после его гибели

из архива Сагитовых Большая семья Сагитовых.
Большая семья Сагитовых.Фото:из архива Сагитовых

Разговор сына с отцом, которого он никогда не видел, нам кажется, никого не оставит равнодушным.

В этом году семья Сагитовых отметила две даты — глава семьи, видный государственный и общественный деятель, заслуженный работник культуры РБ и РФ, кавалер ордена Салавата Юлаева Талгат Нигматуллович отметил свое 80-летие, и исполнилось 80 лет, как на войне погиб его отец Нигматулла Фаткуллович. Сын и внук долго искали последнее пристанище отца и деда и нашли его благодаря интернету.

Твой облик перед глазами

— Ну, здравствуй, атай, әтейем. Здравствуй, отец, мой папа. Длинным оказался мой... наш путь к тебе. Понадобилось целых 72 года, чтобы добраться до тебя... Прошло много, очень много лет, но, слава Богу, дошли. Мы помним тебя…

В извещении, полученном в 1943 году из военкомата Макаровского района, было написано: «Ваш муж, сержант Сагидуллин Нигамат Фаткуллович, верный военной присяге, проявив героизм и мужество, был убит 28/XI-1942 г. и похоронен в д. Будкино Великолукского района Калининской области».

Ты погиб, когда мне не было и четырех месяцев. Правда, узнав о рождении сына, ты успел написать, чтобы его нарекли Тал­гатом. Так всю жизнь и ношу данное тобой имя, стараясь не запятнать его. Наши имена — Талгат Нигматуллович, то есть Талгат, сын Нигматуллы — произносили и произносят всегда рядом. Только вот вслед за твоим родным братом — дядей Рифкатом — после шестого класса я сократил нашу фамилию и стал Сагитовым. Возможно, ты заметил это и не держишь на меня обиды.

…Если подумать, атай, мы одновременно и знаем, и совсем не знаем друг друга. Конечно, с детства меня приучали к словам «атай, папа», помню, как в 7 — 8 лет впервые посетил твою родную деревню Старосаитово. И там, и в Салихово, где я прожил детские годы, меня учили петь жалобные песни о погибшем на войне отце и просили исполнить их. Тети и старшие сестры беззвучно плакали, слушая эти песни. Даже находясь в центре этих действий, я все же не мог связать слово «папа» с какой-либо личностью. Возможно, из-за того, что никогда не видел тебя. Со временем из рассказов матери и тесного общения с твоими младшими сестрами Камилей и Хомайрой, с младшим братом Рифкатом я начал представлять твой образ.

...Ты с детства стремился к знаниям, как говорят в наших краях, старался стать человеком. Вот как вспоминает о тебе наш земляк, соплеменник, дальний родственник, ныне широкоизвестный народный писатель Республики Башкортостан Нугуман Мусин (если скажу «сын Сулеймана», ты, наверное, сразу вспомнишь, о ком речь): «Нигматулла-агай до войны работал в Уфе, где-то в 1940 году приехал в деревню. Был одет по-городскому аккуратно. К лицу были гладко уложенные черные волосы. Разговаривать, общаться с ним было одно удовольствие».

По словам мамы и знавших, хранивших тебя в памяти людей, я очень похож на тебя. При этих словах я испытываю чрезвычайное волнение, некую гордость, а перед глазами ясно встает весь твой облик...

Поработав в Уфе и окончив курсы в Бирске, ты вернулся в родные края и устроился на работу в промартель в селе Макарово. Там же, в Макарово, вы с мамой Зулейхой создали семью. И в ряды армии тебя призвали в Макаровском районном военкомате. Кстати, рассматривая твои фотографии, я обратил внимание на одну деталь. На обороте снимка, где вы изображены втроем с тетей Хомайрой и тетей Файрузой, написано: «Снято 28 августа 1941 года... перед отправкой брата Сагидуллина Н. Ф. в ряды РККА». Получается, тогда тебе дали отсрочку. Если б тебя забрали в то время, я не пришел бы в этот светлый мир. Да, в светлый, несмотря на то, что земля была окутана огнем и дымом. Мне становится не по себе от таких мыслей. Слава Всевышнему, что по Его воле, хоть и ненадолго, ты остался рядом с любимой женой.

Сейчас, папа, хочу привести воспоминания мамы. Слово в слово, как она записала: «1942 год, февраль. Суровая военная пора. Мужчин в деревне по пальцам перечесть. В один из вечеров Багаутдин-агай пригласил нас в гости. Были Султанов Гаффар-агай с Халимой-апай, Бурангулов Камиль с Раузой-ханум и я с Нигматуллой. В то время Гаффар-агай работал председателем сельсовета, Бурангулов — заведующим школой, Багаутдин-агай — председателем сельпо, Нигматулла — счетоводом в артели. Приближался день, когда Халима-апай, Рауза-ханум, Гульниса-апай останутся одни с тремя детьми на руках. Их мужья временно находились на брони. Вечеринка получилась не такой веселой, как всегда. Мы пели грустные песни. Нигматулла красиво исполнял протяжные песни. Прошло немного времени, и наши мужчины друг за другом ушли на фронт. Мы проводили их со слезами на глазах. Ушли, и никто из них не вернулся домой».

Рассказанный отрывок, возможно, слишком растянут, атай. Но эти слова мамы, наверное, для тебя желанны и дороги. Даже если от них веет грустью, болью, печалью. Да и спешить тебе некуда... Еще из записей мамы: «20 марта 1942 года. До Стерлитамакского железнодорожного вокзала сама провожала дорогого Нигматуллу на войну... О, Всевышний, как тяжело вспоминать, заново переживать эти дни... Мы стоим около двери вагона и молча смотрим друг на друга, не в силах подобрать нужные слова. Тем временем и поезд тронулся.

Не спеши, паровоз, не гуди,
Минуты разлуки не торопи.
Душу усталую не береди —
В клочья мое сердце не рви...

С марта до сентября 1942 года они были в Алкино, потом их отправили на Калининский фронт. С фронта я получила всего два письма, дальше связь оборвалась».

Прости, Зулейха

Ты уехал в Алкино в марте, у нас есть фото того времени. На тебе солдатская гимнастерка, пилотка, надетая чуть набекрень. Заметно похудел. Взгляд несколько напряженный, глаза грустные... Именно этот из твоих редких снимков немного пожелтел. Быть может, бумага изначально была желтоватой, или же она пожелтела от нашей тоски, переходя из рук в руки... На обороте фотографии есть надпись, сделанная твоей рукой: «На память снят 7 мая 1942 г., г. Уфа». Твоя подпись действительно осталась нам «на память». Насколько я знаю, это твоя последняя фотография... Ты успел повоевать всего три месяца — 28 ноября 1942 года твоя жизнь оборвалась. Мама вспоминала, а потом и написала: «6 марта 1943 года меня пригласили в сельсовет. Взяла Талгата на руки и пошла. Тогда председателем работала Загира-ханум. «Зулейха, прости меня, пожалуйста. Получили мы эту весть относительно давно. Но никто не соглашался сообщить вам эту печальную весть», — сказала она и положила передо мной какую-то бумагу».

Вот так, папа, только спустя три месяца после твоей смерти сообщили об этом матери и передали твою похоронку. «Сердце разрывается на части, душа пылает, маленький Талгат смотрит на меня и улыбается. Эта невинная улыбка малыша несколько утешает меня». В одно мгновение мать осталась одна с маленьким ребенком на руках, в бесконечной скорби о смерти мужа и в утешении, что с ней осталось его продолжение — сын. Ничего не поделаешь, надо все силы посвятить его воспитанию. Спасибо маме, что дала мне хорошее воспитание, вырастила умным, добрым, научила жизни. Привила умение строить отношения с людьми. Об этом говорят многие, кто хорошо знает нас и с кем мы долго общаемся. Поскольку это наша первая встреча, решил донести до тебя самые важные, на мой взгляд, события, вплелись в эти воспоминания и сокровенные наши чувства и мысли. И еще — дедушка Фаткулла умер в 1943 году, спустя год после твоей гибели. Я прекрасно помню бабушку Тайбу. В 1952 году и она ушла в иной мир. Прожив в одиночестве 59 лет многострадальной, но благородной жизни, в 2001 году скончалась и мама.

В середине 90-х годов с твоим старшим внуком Азаматом из Москвы на машине отправились на поиски деревни Будкино, куда направил нас военкомат. К тебе, на твою могилу. Но нам не повезло, не смогли мы найти такую деревню в Великолукском районе. Расспрашивали людей, но никто не знал деревню с таким названием. Посоветовали поехать в сторону деревни Михалькино: «Там вправо от клуба деревни Липец имеется братская могила. Около деревни Позголино тоже есть захоронение». Мы поехали, посмотрели, но не нашли твою фамилию. Подсказали, что недалеко отсюда, в трех километрах от Позголино, есть деревня Букино. Возможно, название деревни написано неправильно. Также посоветовали, что стоит заглянуть в деревни Задежа, Анички. Во время поездки мы с сыном крайне были удивлены — куда ни глянь, везде общие захоронения, повсюду памятники, обелиски, простые доски памяти. Именно там во всей глубине понимаешь смысл слов «каждая пядь земли пропитана кровью». Потом уже мы узнали, что братских могил только в Великолукском районе свыше 80. Мы не нашли...

Весточку с родины привезли внуки

Но все же верили, что добьемся цели. Когда появилось чудо техники — компьютер, наша надежда окрепла еще больше. Твой старший внук Азамат со своей женой, с твоей невесткой Емеш-Натальей, активно начали искать место твоего захоронения по интернету. Куда и к кому только они не обращались. Постепенно выясняли, уточняли и обнаружили, что деревня называлась Б. Рудкино и там находится самое большое братское кладбище в районе, в нем нашли вечный покой 1842 воина. Один из них ты, папа, Сагидуллин Н. Ф., 1911 года рождения.

Эта братская могила расположена в центре площадки, обнесенной металлической оградой. Ее размеры 3 на 6 метров. И там, на 18 квадратных метрах, уместились останки 1842 воинов. По официальным данным, ты числишься в списке под номером 1500. Много тех, кто уже нашел погибших на войне дедов и отцов, но достаточно и таких, кто ищет до сих пор. В той же Псковской области только за 2013 год увековечены имена 546 воинов. Твое имя на мемориальной доске не последнее, после тебя вписали фамилию сержанта Майбородова К. И., 1903 г. р., погиб 14.01.1944. Еще с десяток бойцов Красной армии нашлись, и свободных мест на щитах уже и не хватает.

Получив известие об увековечении твоего имени до 9 мая 2014 года, мы вышли на связь с администрацией Великолукского района и изъявили желание перед Днем Победы навестить твое последнее пристанище и принять участие в мероприятии. Представители района радушно пригласили нас, и мы отправились в путь.

И вот 8 мая 2014 года, мы — твой сын Талгат, внуки Азамат и Салават, правнук Буранбай — находимся рядом с тобой, твоей могилой... Председатель местного сельского совета Меркулова Галина Евгеньевна, директор школы Черней Юлия Михайловна, директор школьного музея Черней Зинаида Павловна организовали прекрасное мероприятие. Несмотря на довольно холодную погоду, пронзительный ветер и сильный дождь, школьники искренне читали стихотворения о Родине, патриотизме, верности и чести, совсем как в советское время. Я подчеркнул — как в советское время. Наверное, так и должно быть, ведь вы защищали честь Страны Советов. На этом митинге твой 11-летний внук Буранбай сквозь горькие слезы произнес: «Дедушка, вот ты и обрел свой дом. Адрес тоже есть. Теперь, когда мы знаем, где ты, будем приезжать к тебе с вестями из родных краев».

Конечно, приедем. Ближе познакомимся с фамилиями 1500 воинов, внесенных в списки. В годы войны вели журнал «Книга донесений о безвозвратных потерях». В него внесены имена, фамилии погибших воинов, звание, когда и где родился, из какого военкомата был отправлен на фронт, когда погиб, куда и кому сообщить об этом. Когда мы занимались поисками, нам отправили одну страницу такого донесения, где были перечислены фамилии 15 воинов (с 52-го по 66-й номера).

Ты числишься под 64-м номером, где написано: «Сагидуллин Нигмат Фаткуллович, сержант, стрелок; 1911 г. р. БашАССР, Макаровский р-н и с/с, д. Макарово (здесь должно бы быть — д. С-Саитово); Макаровским РВК БашАССР; 28.11.42 убит в бою; Калининская обл.

В-Лукский р-н, д. Б. Рудкино; жена Газизова Зулейха Нагимовна, БашАССР, Макаровский р-н, с. Макар. Больница». Пять из 15 воинов родом из Башкортостана. Возможно, ты был знаком с ними, может, вспомнишь, если я назову их имена. 54-й номер — Гизельтинов Мухаметьяр Газельтинович, название района не совсем понятно, деревня прописана, как Н. Моногас. 57-й номер — Раянов Мухаметьян Гаянович, Барановский район, д. Каразирик, возможно, Шаранский район, там есть деревня Каразыбаш. А деревня Каразирик есть в Буздякском, Бураевском, Чекмагушевском районах. 59-й номер — Саитов Хамид Латыпович, Кушнаренковский район, деревня Караса-елга. 63-й номер — Шахметов Минигали Хазиахметович, Кушнаренковский район, деревня Ахметово.

А сейчас мы поедем в школу деревни Русаново. Там в одном маленьком кабинете организовали музей. Здесь мы наткнулись на один удивительный документ: «28 ноября 1942 года впервые в истории Великой Отечественной войны произошло одновременное двойное окружение немецких войск у Сталинграда (23.11.42 г.) и у Великих Лук (28.11.42 г.). В январе — феврале 1943 года обе окруженные группировки были уничтожены. Может быть, эти дни и надо считать началом коренного перелома в ходе Великой войны?! (кн. «Северный Сталинград, Великие Луки», 2008 г., стр. 287)».

Память наполняет жизнь смыслом

Нам рассказали, что к братской могиле приезжают со всех уголков России, в 2013 году приезжали из Якутии, в этом году ожидают делегации из Тулы и Санкт-Петербурга. В свою очередь, мы пригласили удивительно радушных хозяев принять участие в мероприятиях, посвященных 70-летию Великой Победы, которые пройдут в Уфе, Башкортостане. 7 мая 2015 года они впервые ступили на родную землю башкирского батыра Сагидуллина Нигматуллы Фаткулловича, похороненного в братской могиле в деревне Мякотино Великолукского района Псковской области и записанного под номером 1500. Донесли до нас твой пламенный привет, дух, память. А еще Зинаида Павловна и ее дочь Юлия Михайловна привезли составленную ими же и недавно изданную буклет-брошюру «Псковская область, Великолукский район, Горицкая волость, история и памятные места». В данном буклете наряду с краткой историей области нашел отражение целый ряд событий Великой Отечественной войны. Самым неожиданным, что тронуло нас до глубины души, было обнаружить среди иллюстраций фотографию твоего правнука Буранбая, который стоит перед плитой с твоим именем… Отец, нельзя не восхититься мудростью, умом, богатством чувств, тонкостью и щедростью души, глубиной нравственности, величием духа этих женщин! Они приехали. Мы красиво встретили.

С этими удивительными женщинами мы всегда на связи. Бывает, обмениваемся посылками. Наверное, ты поймешь, атай, что я испытал, когда в прошлом году из посылки достали шерстяные носки ручной вязки. Если в военные годы наши бабушки вязали для фронта, то в мирное время ставшие для нас дорогими люди прислали нам носки, связанные собственными руками, в знак сохранения тепла наших душ.

В последние годы в стране развернулась акция «Бессмертный полк». Твои внуки Азамат, Салават, правнук Буранбай гордо шествуют по улицам Уфы на демонстрации в День Победы с твоей увеличенной фотографией. Еще один правнук Урал — в школе, а правнучка Салима в садике также участвуют в этой акции. Я очень был тронут, когда 9 мая прошлого года получил фотографию из Нальчика. Там были изображены наши балкарские друзья, участвующие в акции «Бессмертный полк» не только с фотографиями своих дедов-прадедов, но и с твоим портретом... Мой друг из Якутии, известный режиссер Андрей Борисов, представляя премьеру своего спектакля «Последний хунн» в Уфе, объявил полному залу, что эту работу он посвящает отцу своего башкирского друга Сагидуллину Нигматулле, который погиб, защищая Родину в Великой Отечественной войне.

Мы не забываем тебя, отец. Эта память делает нашу жизнь ярче, чище, милосерднее, наполняет смыслом. Мы стараемся ни в чем не подводить тебя. На мероприятия, посвященные 75-летию Великой Победы, пригласили в Башкортостан Галину Егоровну Меркулову и Зинаиду Павловну Черней. Они, даст Бог, привезут большой привет от тебя. А любую весточку от тебя, отец, в Уфе с нетерпением и благоговением ждут: я — твой сын, твоя невестка — профессор, заведующая кафедрой вокального искусства Уфимского государственного института искусств, заслуженный деятель искусств России и Башкортостана Фарзана Фаткулловна (она родом из соседней нашей деревни Кузян), твои внуки — Азамат и Салават, их супруги — Емеш-Наталья, специалист в области экономики, и Айхылу (она из нашего Макарово), кандидат искусствоведения, доцент института искусств. С не меньшим ожиданием и трепетом весточки от тебя, атай, ждет и следующее поколение Сагитовых: старшая правнучка Шауракай, композитор, лауреат государственной молодежной премии имени Ш. Бабича, средняя Залифакай — студентка училища искусств, будущий художник, и младшенькая Салимакай, которая готовится пойти в первый класс. Ждем. Все ждем. И совсем скоро, Иншалла, мы сами приедем к тебе. Буранбай, которому уже 17 лет и он уже скоро окончит школу, знает твой адрес. Хочет взять с собой твоего второго правнука, 9-летнего Урала. Дай Аллах, приедем, атай. Наш Атай…

из архива Сагитовых Нигматулла Сагидуллин.
Нигматулла Сагидуллин.Фото:из архива Сагитовых
из архива Сагитовых Родители в юности.
Родители в юности.Фото:из архива Сагитовых
Автор:Талгат САГИТОВ, заслуженный работник культуры Российской Федерации и Республики Башкортостан, кавалер ордена Салавата Юлаева
Читайте нас в