Все новости
Cоциум
12 Января , 09:15

На первом месте — справедливость

На судье лежит ответственность за судьбу человека, и принять решение зачастую непросто

На первом месте — справедливость

В судебной системе Азат Муллануров проработал почти 37 лет, и главным принципом своей профессии считает ответственность. Ведь именно от судьи в тяжелый момент зависит судьба человека, и именно к нему как к последней инстанции он обращается, надеясь на справедливость. Главное тут — чтобы решение было действительно верным.

От учителя до юриста

К своей профессии Азат Закиевич пришел не сразу. Родом он из деревни Максимово (Урман-Гирей) Янаульского района. Отец, участник Великой Отечественной войны, работал бригадиром, председателем сельсовета, руководил колхозом, мама тоже трудилась в колхозе.

В школе будущий судья учился хорошо, но отличником не был. Когда учился в девятом классе, от последствий фронтовых ранений умер отец. Нужно было помогать маме, и сразу после окончания школы он пошел работать в колхоз. Однако через год директор школы предложил ему должность учителя математики. Да, раньше так можно было, и со своей ролью новоявленный преподаватель успешно справился.

Потом работал воспитателем в интернате при школе. И снова неожиданный поворот: его назначили руководителем сельского Дома культуры. Тогда же Азат принял решение — получить высшее образование. Сначала думал об историческом факультете, однако начальник отдела культуры района посоветовал юридический. К своему удивлению, молодой человек с ходу поступил на дневное отделение юрфака Башгосуниверситета, хотя вначале рассчитывал на заочное.

Отучился и по распределению попал в Минюст БАССР. Министром юстиции в то время была Ляля Хазиевна Идрисова. Она и предложила ему попробовать стать судьей.

Мама все это время думала, что сын станет юристом в колхозе, а узнав, что он будет судьей, даже расстроилась. «Судить людей — это большая ответственность, мне за тебя страшно», — переживала она.

За каждым делом человек

Первым местом работы Мулланурова стал Стерлитамакский городской суд.

— Только приступил, как мне сразу назначили дело об убийстве — мужчина из ревности лишил жизни жену. Я это дело два дня рассматривал. Для таких преступлений было предусмотрено до десяти лет лишения свободы, в итоге вместе с заседателями дали ему девять. Сейчас, может быть, я бы ему поменьше дал, ведь там были обстоятельства — жена его действительно доводила, — вспоминает он.

В Стерлитамаке Азат Закиевич проработал десять лет. Потом довелось трудиться в минюсте, в Верховном суде. Там рассматривали в том числе дела, по которым приговаривали к смертной казни, хотя и случалось это редко.

— До сих пор помню одну историю: в начале 1990-х я вынес смертный приговор жителю Кумертау. Ранее судимый два или три раза, он хотел встречаться с женщиной, а она ему отказывала. В отместку он выкрал ее пятилетнюю дочь, увез в сад, надругался, повесил и потом ударил в сердце ножом, — рассказывает Муллануров. — Верховный суд России оставил приговор в силе. Подсудимый подавал на помилование, но ему отказали, и приговор был приведен в исполнение.

Несмотря на расхожее мнение, что для работы судьей нужен твердый характер, сомнения и жалость представителям этой профессии тоже не чужды.

— Рассматривая каждое дело, в какой-то мере сомневаешься. Иногда чисто по-человечески жалко подсудимого бывает. Когда в Стерлитамаке еще работал, один человек, уже неоднократно судимый, украл у соседа поросенка. А раньше лишение свободы было предусмотрено даже за мелкую кражу. Дали ему минимальный срок — шесть или восемь месяцев. Ко мне подходит его старенькая мама и говорит: «Сынок, а когда мне на свидание можно прийти в тюрьму? И что привезти — барашка, что ли, зарезать?» Так его мама переживала, а он этого не понимал.

Случались и курьезные моменты. Один раз из тюрьмы пришло письмо: осужденный за грабеж писал, что приговор ему вынесли слишком строгий. И обещал это доказать, когда освободится.

— Раньше в суде дежурства были: мы сидели после работы до девяти-десяти часов вечера, принимали граждан. Ни сторожей, никого в здании не было, любой мог зайти, — отмечает Азат Муллануров. — И вот дежурю я, смотрю — заходит этот подсудимый. Я думаю: ну все, дойдет до драки. А он здоровается и рассказывает, что освободился, на работу устраивается. «Пришел вам спасибо сказать, — говорит. — Я понял, что был неправ». После чего протягивает коньяк самый дорогой — «Белый аист». И я не слышал, чтобы он еще преступление совершил.

Самое главное для судьи — не забывать, что за каждым делом стоит человек, внимательно все изучать, несколько раз подумать, прежде чем вынести решение. Чтобы виновный понес именно заслуженное наказание, уверен Муллануров.

Почти пятнадцать лет Азат Закиевич работал в Уфе, был председателем Советского районного суда. Как опытный судья занимался в основном сложными, многоэпизодными уголовными делами. Одним из самых запутанных было дело фальшивомонетчиков, которые изготавливали доллары США. Дело было резонансное, всех приговорили к лишению свободы. Приходилось также вести сложные дела по хищениям, которые рассматривали по несколько месяцев.

— Большое дело было по наркотикам, целая группа занималась их сбытом. Они тоже получили реальные сроки, — поясняет Азат Муллануров. — К наркотикам я отношусь отрицательно, а там много было эпизодов не только в Уфе, но и в других городах.

По каждому делу судья принимает решение самостоятельно. Но это не значит, что судьи не взаимодействуют между собой. В коллективе должны быть представители разных поколений, их общение друг с другом помогает стать профессионалами. Муллануров благодарен тем, кто в свое время помог ему, и сам, став опытным судьей, всегда находил время для молодых коллег. Многие из них сейчас работают в Верховном суде РБ или возглавляют районные суды.

Семейная династия

Сейчас Азат Муллануров уже в отставке — ушел со службы 1 августа 2016 года. В этом году 10 января ему исполнилось 70 лет. Живет в своем доме в поселке под Уфой.

Но коллег не забывает — долгое время был заместителем председателя совета ветеранов судей, а с прошлого года занял пост председателя. Сейчас из-за ковида не очень получается, а раньше часто собирались, поздравляли ветеранов судебной системы с круглыми датами, обсуждали разные вопросы.

Связь с профессией проявляется и в том, что в семье Азата Закиевича почти все юристы: супруга Дарига Хамидулловна, его сыновья и дочь. Выбор дети сделали сами, отучились, работают. Правда, не судьями, а юристами в банках и в фирме. У всех уже свои семьи, подрастают пятеро внуков. Только младшая дочь пошла по другой стезе: учится на врача в Санкт-Петербурге. И родители этому рады: будет кому подсказать, дать совет по здоровью.

Свободное время Азат Закиевич посвящает увлечениям — любит играть в бильярд, много читает, встречается с друзьями.

Напоследок снова возвращаемся к тому, с чего начали — к работе судьи. Накопленный опыт позволяет понять, что судебная система не должна стоять на месте, ей тоже требуются изменения, уверяет Азат Муллануров. Например, нужно снизить нагрузку на судей: ведь если она слишком велика, страдает качество решений. А еще было бы неплохо повысить сумму морального ущерба за причинение вреда жизни и здоровью, ведь сейчас это мизер. Если ты избил человека, плати ему всю жизнь, расплачивайся за содеянное. Это заставило бы потенциального преступника задуматься и, быть может, остановило его.

— Судья — это вершина профессии юриста, — говорит в заключение Азат Муллануров. — Но «шапка Мономаха» порой бывает очень тяжела. Своим коллегам я желаю здоровья, душевных сил и много добра.

Автор:Галина ТРЯСКИНА