Все новости
Cоциум
25 Ноября , 11:15

Преступления без свидетелей

Их совершают домашние деспоты

Преступления без свидетелей

Есть проблема, распространенная и масштабная, исторически унаследованная едва ли не всеми государствами планеты и остающаяся актуальной сегодня. Этот феномен — насилие в семье. Неслучайно Генассамблея ООН даже провозгласила Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Он приходится на 25 ноября.

Законодатели, юристы, общественники считают, что в России необходимо принять специальный закон, который был бы эффективнее, чем отдельные статьи Уголовного, Гражданского и Административного кодексов. Обсуждения подобного законопроекта о превентивных мерах для предотвращения самих фактов насилия в семье стартовало в Государственной Думе еще в 1993 году. Принять его парламентариям до сих пор не удалось. Основной аргумент противников таков: недоразумения, происходящие в ячейке общества, — это частная проблема каждой отдельно взятой семьи.

От семьи до тюрьмы

Только за прошедшие месяц-полтора республиканские СМИ сообщили о ряде трагических историй, когда между близкими разворачивались кровавые драмы.

Тут и леденящий душу случай с расчлененным трупом 33-летней уроженки Уфы, части тела которой были разбросаны по территории микрорайона Зеленая Роща. Ее сожитель имел богатое криминальное прошлое. Во время очередной попойки в квартире произошел конфликт, обвиняемый вспылил и ударил сожительницу бутылкой по голове… Примечательно, что установить подозреваемого удалось только недавно — через 13 лет после совершенного преступления.

Тут и случайная жертва собственого сына, когда тот, вооружившись ножом, попытался выяснить отношения с сожителем своей матери, разругавшимся с ней во время пьяного застолья. Уфимка попыталась разнять мужчин, но попала под руку собственного сына: в потасовке тот случайно ранил мать. Женщину доставили в больницу.

Примечательно, что жертвами домашних ссор становятся даже представители сильного пола, и этот факт не укладывался даже в головах правоохранителей. Лишь спустя девять лет следователям, похоже, удалось раскрыть убийство мужчины в Зианчуринском районе. Его бездыханное тело обнаружила дочь. Свидетелей преступления найти удалось лишь нынче. Подозрение пало на жену убитого. Якобы между пьяными супругами возник конфликт на бытовой почве. Подозреваемая нанесла супругу несколько ударов поленом по голове и до нынешнего года упорно отстаивала версию, что муж сам ударился при падении. Почему следствие не обратило внимание на тот факт, что между супругами постоянно происходили ссоры — вопрос. Между тем женщина была крайне вспыльчивой, била мужа, дралась с односельчанами.

Последний факт — все же из ряда исключительных. Мужчины, пострадавшие в семейных конфликтах, составляют мизерное число по сравнению с количеством женщин — жертв насилия. «Муж — тиран» — увы, классическая формула не сложившейся женской судьбы. Бонусом супружеских отношений становятся скандалы, слезы, моральное унижение, а затем — и физическое.

Бьёт — не значит любит

Домашнее насилие до поры до времени — тайна за семью печатями. Оно предпочитает тишину. По разным причинам. Одна из них — «родимое пятно» давней, но не забытой советской практики, когда домашнего дебошира пытались публично пригвоздить к позорному столбу. Считали, что огласка, в том числе с подачи различных общественных институтов типа женсоветов, поможет семейному хулигану и выпивохе стать на правильные рельсы. Не становились. Зато на этих «рельсах» под общественными локомотивами часто ломались судьбы вдвойне несчастных женщин и детей. Дети выросли, и генетическая память уже их детей хранит стыд от праведного порицания несуразного предка, который стремительно терял статус в глазах окружающих, если занимал более или менее влиятельный пост.

Стремятся сохранить инкогнито и те из женщин, кто давно вырвался из ада домашнего насилия и теперь благополучно устроил свою жизнь. Одна из них, назовем ее Алия, — человек образованный, с аналитическим складом ума, разобрала по косточкам все, что с ней происходило в прошлом.

— Неужели вздорный характер вашего избранника никак не проявлялся в букетно-конфетный период?

— «Ах, черемуха белая, сколько бед ты наделала». Помните этот шлягер? Ну вот, весна, все в цвету, голова кругом… Первые романтичные свидания. Он был такой заботливый — все пытался решить и сделать за меня и был очень настойчив в желании побыстрее жениться. Эта его напористость должна была насторожить. Увы, я, как и многие девчонки, думала: это настоящие мужские качества. И потом, только идиот начнет выяснять отношения с первых минут знакомства. А он был не глуп.

— Может, бывший муж воспитывался в неблагополучной семье?

— Вовсе нет. Его мама занимала довольно солидный пост в налоговой инспекции. Семья ни в чем не нуждалась, сыну помогли устроиться в институт, на коммерческое отделение, который он, правда, так и не окончил. Любой каприз своего чада родители старались выполнить. Теперь-то я понимаю: повзрослев, ему захотелось иметь живую игрушку.

— Когда он впервые поднял на вас руку, вы кому-то пожаловались?

— Попыталась рассказать маме. А она: «Стыд-то какой! Может, ты сама в чем-то провинилась? Не надо выносить сор из избы». Я пыталась вести себя правильно: не отвечать на упреки, не реагировать на мелочные придирки, ломала себя ради призрачного будущего, надеясь, что все наладится. Какой же я была наивной дурой, когда впервые пошла на работу в солнцезащитных очках — макияж уже не скрывал синяков. Психологически я была сломлена, считала себя виноватой.

Постоянная критика, угрозы загнали в угол, ситуация казалась безвыходной. Отчасти это так: если тебя однажды ударили — это однозначно повторится не раз и не два.

— Что мешало уйти от мужа, когда стало очевидно, что все ожидания от брака рушатся?

— Была недостаточно уверена в себе: вчерашняя студентка, без опыта работы и без официальных доходов, к тому же беременная. И бывший муж, протрезвев, просил прощения, клялся, что больше никогда подобное не повторится, кидался помогать по дому, а на 8 Марта как-то подарил тюльпаны. Искусством манипуляции он владел в полной мере: медовые месяцы были коротки, их сменяла очередная вспышка злобы. Человек попросту уверовал в свою безнаказанность и совсем озверел, когда я решила уйти, осознав, наконец, что если сегодня я — безропотная мебель, то завтра меня могут увезти на «скорой» и я стану овощем.

— Не побоялись, что безотцовщина — будущее вашего ребенка?

— Отец нужен любящий и заботливый. Но если он домашний тиран, то пострадает детская психика. Психологи уверены, что, повзрослев, он с большой долей вероятности, даже если не пристрастится к алкоголю или наркотикам, воспроизведет модель семейных отношений, свидетелем которых был в течение многих лет.

Ссора в избе

Наши парламентарии прославились метаниями, граничащими с крайностями. В 2017 году была проведена так называемая частичная декриминализация домашнего насилия — семейные побои перевели из уголовной плоскости в административную. Махровые тираны из злобной волчьей стаи перешли в стадо пусть и бодливых, но все же баранов. Или козлов. Клеймо преступников с них сняли. Они стали правонарушителями: штраф за побои приравняли к пересечению сплошной линии автомобилистами.

И вот новый поворот: в неимоверных муках рожден проект федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в РФ», который планировалось внести в Госдуму еще до конца января 2020-го. Но что-то пошло не так: проголосовать в едином порыве не получилось. Документ подвергся обструкции. Причем в стане самих же депутатов Госдумы.

Примечательно, что законопроект общественность пыталась торпедировать. В Уфе дискуссия была организована российской Ассоциацией родительских комитетов и межпартийным советом региональных отделений политических партий в компании с духовенством и педагогами. Если коротко подытожить высказывания участников дискурса, то они сводились к следующему.

Государство не должно вмешиваться в семью. Внутренние конфликты следует разрешать внутри семьи, не вынося сор из избы. Законопроект подрывает духовно-нравственные устои.

Цель проекта — не борьба с насилием, а стирание различий между полами.

Высказывались подозрения, что против нашего народа развязана информационная война, разрушающая патриархальный уклад семьи.

На какой стадии доработок находится документ, о который сломано столько копий?

Трудный компромисс

Сенаторы намерены внести на рассмотрение Государственной Думы законопроект о профилактике семейно-бытового насилия и сделают это в ходе осенней сессии. Об этом на днях заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко в эфире телеканала «Россия 24».

«Мы думаем, что внесем, в конце концов, закон, который вызывает очень серьезный общественный резонанс: о профилактике семейно-бытового насилия», — сказала она.

По словам Матвиенко, документ не внесли на рассмотрение до сих пор, потому что он сложен в подготовке. Выработать компромисс по этому вопросу трудно, так как некоторые точки зрения отличаются радикальностью.

«Цель этого закона — привлечь внимание всего общества к теме недопустимости такого явления в нашем обществе и сделать акцент на профилактике семейно-бытового насилия», — пояснила спикер. Речь идет о мерах по предотвращению таких случаев и поддержке семей, которые находятся в трудном положении, заключила Матвиенко.

По ее мнению, законопроект и дальше будет вызывать споры. «Он приемлем для внесения и обсуждения на площадке Государственной Думы», — добавила она, указав, что документ «надо принимать».

Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» опубликовали на сайте Совфеда в ноябре 2019 года. Как пояснила Матвиенко, это было сделано, чтобы с ним могли ознакомиться заинтересованные стороны, общественные организации и те, кто критиковал документ. Он собрал более 11 тысяч комментариев.

Проект, в частности, определил семейно-бытовое насилие как умышленное деяние, «причиняющее или содержащее угрозу причинения физического или психического страдания», не содержащее при этом признаков административного правонарушения или уголовного преступления. Законопроектом предлагалось дать суду право выдавать предписание, запрещающее совершившему домашнее насилие контактировать с жертвой в течение года и обязывающее покинуть общее жилье на срок действия предписания.

Владимир НАЙДЁНОВ

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Рашида СУЛТАНОВА, председатель общественного движения «Союз женщин РБ»:

— К нам часто обращаются жертвы насилия. И это лишь верхушка айсберга. Следует учитывать менталитет нашей республики — у мусульман не принято выносить сор из избы. И не все женщины готовы поделиться проблемой с посторонними.

Но даже если она придет и все расскажет, что дальше, куда ей идти? В итоге жертва возвращается к агрессору, и ситуация для нее становится еще более худшей. А мы все прекрасно знаем, что если мужчина однажды поднял руку на женщину,
он уже не остановится.

Главная проблема — в отсутствии системной защиты жертв насилия. Причем необходимо организовать психологическую помощь обеим сторонам, поскольку в ней нуждаются не только потерпевшие. Во время командировки в США по этому поводу мы познакомились с деятельностью специальных организаций (они там есть в каждом городе), которые оказывают всестороннюю помощь в том числе и тем, кто не может самостоятельно совладать с приступами агрессии.

По большому счету нужно говорить обо всех, кто подвергается насилию и нуждается в комплексной помощи, в том числе — социальной. Все зарождается внутри семьи, которая у нас за семью замками, особенно в деревнях. Если в городских многоэтажных домах на шум за стенкой могут отреагировать соседи и вызвать полицию, то о происходящем в деревенском доме никто не знает.

По статистике, в результате семейного насилия в мире погибает больше людей, нежели во время военных действий. Сколько лет женский состав депутатов Госдумы готовил законопроект в защиту жертв семейно-бытового насилия! Не проходит.

Единственное, что было сделано — в 2017 году внесли изменения в законодательство о декриминализации домашнего насилия, когда лишь второй и последующие случаи стали считаться уголовными преступлениями. Тем самым законодатели фактически развязали руки домашним тиранам.

К нам за помощью обращалась женщина, которую бывший муж ударил топором по спине. Она чудом осталась жива, и потому нападавший не понес серьезного наказания.

И таких случаев немало. Получается, чтобы наказать истязателя, синяков и побоев недостаточно, надо, чтобы он нанес жертве тяжелые травмы или убил. То есть сегодня закон реагирует на уже произошедшую трагедию, но не предотвращает ее.

Я во время выступлений привожу страшный пример, когда в Байрамгуловском совхозе Учалинского района муж затолкал жену в подвал, облил бензином и поджег. Женщина выжила, но осталась инвалидом. Трагедии можно было бы избежать, если бы она понимала, что нельзя связываться с пьяным: мужчина пришел после вечеринки, и женщина начала предъявлять ему претензии. Вместо того, чтобы его успокоить, уложить спать, а уже утром разбираться.

У нас процветает психологическая неграмотность. Отдельные частные кабинеты доморощенных психологов я не считаю. Этот вопрос должен быть решен на государственном уровне, чтобы системной психологической помощью были охвачены все категории населения.

В том числе сельское.

В Уфе есть общественные организации, которые помогают женщинам, пострадавшим от насилия.

Однако их недостаточно для города-миллионника, не говоря уже о жителях глубинки, которые не приедут сюда.

Кроме того, насилие бывает разным. Например, коллективная травля на работе или психологическое давление со стороны начальника.

Допустим, при приеме на работу молодых девушек заставляют подписывать обязательство, что они не уйдут в декрет. Или женщина-босс склоняет к сожительству подчиненного. Вариантов масса.

Но здесь у человека есть выбор, он может уволиться.

А вот из дома уйти не каждый может в силу различных причин, в первую очередь — финансовых. Поэтому я призываю к защите именно семьи — основы государства, которая сегодня не рассматривается законотворцами как субъект. А пандемия еще более усилила проблему.

С 25 ноября в рамках Международного дня борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин в республике более двух недель под эгидой нашей организации будет проходить акция — дни борьбы с домашним насилием. Мы пригласим заинтересованных лиц, организуем круглые столы, встречи, чтобы актуализировать проблему и привлечь к ней внимание.

Подготовила
Нэдда ПУХАРЕВА.

ПРИЗНАКИ ЧЕЛОВЕКА, СКЛОННОГО К ДОМАШНЕМУ НАСИЛИЮ

- пытается изолировать вас от подруг или родственников, старается контролировать ваши контакты, утверждая, что они являются источником проблем в семье;
- постоянно просит или заставляет вас делать то, что вам не нравится;
- регулярно перекладывает вину за свои действия на других;
- жестоко обращается с детьми или животными;
- агрессивен и груб по отношению к вам;
- подвержен резкой смене эмоционального состояния, сопровождающейся вспышками раздражительности;
- угрожает физической расправой;
- угрожает отобрать у вас детей;
- прибегает к угрозам покончить с собой, если вы попытаетесь разорвать отношения;
- патологически ревнив и в этом находит оправдание своего контролирующего поведения.

Автор:Владимир НАЙДЁНОВ