Все новости
Cоциум
4 Сентября , 13:15

Немцы думали кусты, оказалось — советские бойцы

Как парень из Бураевского района фашистов обманул

Немцы думали кусты, оказалось — советские бойцы

«А мой отец воевал», — произнес наш попутчик Валерий. Ну и что? У многих из нас отцы воевали.

«Он — Герой Советского Союза», — добавил он.

Тут уже все заинтересованно повернулись к нему, ожидая продолжения…

Разговор происходил в поезде. Мы ехали в плацкартном вагоне на Дальний Восток. Мы — это 36 призывников и наши командиры. Дорога предстояла долгая, все между собой знакомились, делились своими историями из жизни.

Валерий Закиров окончил первый курс Уфимского авиационного института и напросился на срочную службу в армию. Как он говорил, решил проверить себя — хлебнуть немного армейской жизни. Валера очень гордился отцом и много рассказывал о нем. Затаив дыхание призывники слушали захватывающий рассказ о беспримерном подвиге командира Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Рассказчик входил в раж, вскакивал и отчаянно жестикулировал. Будто сам был участником той героической истории.

События происходили в 1943 году. Войска Центрального и двух Украинских фронтов заняли почти 750 километров левого побережья Днепра. Гитлер решил, что если и удастся остановить летнее наступление Красной Армии, то только на Днепре, за счет создания многочисленных укреплений «Восточного вала». Он требовал, чтобы солдаты вермахта защищали позиции любой ценой. До Днепра немецкая армия отступала. Это был тактический ход фашистов, чтобы сохранить свои основные силы. Они определили для себя реку в качестве водной преграды, им казалось, что русские ее не преодолеют.

Поэтому с августа вдоль всего побережья гитлеровцы возводили всевозможные укрепления, оборудованные огневыми точками. В итоге на крутом правом берегу сосредоточились фашисты, левый же, будучи более пологим, в низовье заливало на три километра в ширину, и он представлял собой серьезную преграду. Середина реки бурлила сильным течением, и вода была просто ледяная.

Наши войска еще гнали отступающего противника к реке, а уже был получен приказ Главнокомандующего — незамедлительно форсировать Днепр. Важно было не дать противнику передышки для перегруппировки и укрепления оборонительных рубежей.

— По словам отца, когда они увидели, какую реку придется форсировать, многим стало не по себе. А с правого высокого и обрывистого берега по ним били пулеметы, артиллерия и минометы. Переправляться днем — чистое самоубийство. По ночам темная речная поверхность высвечивалась сигнальными ракетами, и по любому предмету на воде открывался шквальный огонь. Несколько ночных попыток форсирования в самом начале операции оказались неудачными. Однако плацдарм на правом берегу был необходим позарез. И командование торопило, причем на самом высоком уровне, — продолжил свой рассказ Валерий.

В двадцатых числах сентября командира взвода 7-й стрелковой роты 239-го гвардейского стрелкового полка 76-й гвардейской стрелковой дивизии 61-й армии Центрального фронта гвардии младшего лейтенанта Ахмета Закирова вызвал командир полка гвардии полковник Андрусенко. И поставил перед ним задачу: переправиться через Днепр с группой из двух десятков бойцов, разведать место форсирования и захватить плацдарм на правом берегу реки.

Операция по значимости приравнивалась к фронтовой. Переправа готовилась с трех точек левого берега. Две из них были ложными, чтобы ввести противника в заблуждение. Младшему лейтенанту Закирову были неведомы планы высшего командования. Он выполнял конкретное задание, которое ему дали.

Весь день лейтенант лично отбирал людей в свою группу — молодых, здоровых, умеющих плавать и метко стрелять. Вечером двадцать человек собрались, чтобы вместе обдумать план операции.

Солдаты краем уха слышали, будто группы, получавшие подобные задания, посещали командующие армиями, и даже фронтом, чтобы подбодрить участников операции, поддержать их перед выполнением задания. Тем не менее, когда вдруг перед ними предстал сам маршал Георгий Жуков, заместитель Верховного Главнокомандующего, все оторопели. Такого сюрприза никто не ожидал.

Кстати, есть письмо Г. Жукова, адресованное супруге Александре Диевне, где он описывает тот самый момент перед операцией: «Сидим на берегу Днепра. Немцы хотят во что бы то ни стало здесь удержаться. Но, видимо, это им не удастся. Я по-прежнему езжу по армиям. В вагоне находиться не могу — характер, видимо, такой. Больше тянет в поле, к войскам, там я как рыба в воде».

Тогда Георгий Константинович со всеми поздоровался за руку. Спросил о настроении. Попросил доложить план выполнения задания, высказал несколько замечаний и уточнений. В заключение беседы сказал Ахмету Закирову: «Смотри, лейтенант, не подведи свою Башкирию. Зацепишься за тот берег — получишь Героя». Больше дороги младшего лейтенанта Закирова и маршала Жукова не пересекались. Надо ли говорить, что солдат запомнил эту встречу на всю оставшуюся жизнь?

Ночь с 27 на 28 сентября 1943 года для группы стала ночью подвига. Дабы отвлечь противника сверху по течению, они запустили плоты-обманки, покрытые сверху зелеными ветками. Ветки как ветки. Вон их сколько плавает в воде. Однако немцы всполошились и открыли по ним шквальный огонь. Увидев, что ветки продолжают плыть дальше, стрельбу прекратили. «Пора начинать», — решил Закиров. И группа приступила к операции.

Первыми в воду вошли трое бойцов, умеющие хорошо плавать. Уцепившись за небольшие плотики с ветками, они поплыли по течению. Оно было сильным, но на излучине реки подходило близко к правому берегу. Под покровом ночи бойцы выбрались на берег, выбрали подходящее укрытие и затаились, чтобы обеспечить огневую поддержку для остальных.

Основная группа пошла на трех лодках, также замаскированных ветвями. Едва они подошли к правому берегу, командир, не дожидаясь причала, прыгнул в воду и помчался к вражеским окопам. Меткой очередью из автомата он подавил огонь вражеского пулемета. Бегущие следом бойцы ворвались в окопы и уничтожили гитлеровцев, попытавшихся было открыть ответный огонь.

Нападение стало для врага полной неожиданностью — глубокой ночью многие из них дремали. Несколько немецких солдат наши взяли в плен. Заперли их в блиндаже, а сами заняли оборону. Тремя разноцветными ракетами доложили в полк о захвате плацдарма.

— Каким-то чудом нам удалось выбраться на вражеский берег и глубоко зарыться там до рассвета. А днем на нас обрушился шквал огня — враг старался сбросить нас с обрыва обратно в реку. Но мы держались. Раненых спасать было некому.

Наскоро перевязанные, они так и умирали, не выпуская из рук оружия. Не хватало боеприпасов и воды. До реки рукой подать, только добраться до нее невозможно — берег простреливался. Главное — мы свою задачу выполнили, обеспечили высадку на берег остальных подразделений полка, — рассказывал потом Ахмет Закиров сыну.

И атаки нашей авиации, и огненные удары «катюш», и массированная поддержка артиллерии — все это было уже потом, когда к Днепру подтянулись основные силы наступающих армий, что позволило навести понтонные переправы и перекинуть бронетанковый кулак за реку, на отвоеванные у врага плацдармы.

Победа в битве за Днепр досталась дорогой ценой. Это сражение стало одним из самых кровопролитных в Великой Отечественной войне.

За форсирование Днепра звание Героя Советского Союза было присвоено 2 438 воинам — почти четверти всех бойцов, удостоенных этого звания за всю Великую Отечественную войну. В их числе и гвардии младший лейтенант Ахмет Закирович Закиров.

В ноябре он был тяжело ранен и долгое время лечился в госпитале. Там-то и застал его Указ Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1944 года о присвоении ему звания Героя Советского Союза «за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом геройство и мужество».

В феврале военно-врачебная комиссия признала Закирова негодным к дальнейшей службе в армии по состоянию здоровья.

После войны наш герой жил в Уфе, работал машинистом на Ново-Уфимском нефтеперерабатывающем заводе.

Он всегда был очень востребованным и желанным гостем в трудовых коллективах, воинских частях, и особенно — у школьников. Делился воспоминаниями о своей войне. Да, она у каждого была своя. Рассказывал о героизме воевавших и победивших в той войне солдат. В 1965 году его наградили орденом Отечественной войны I степени.

В марте этого года исполнилось 110 лет со дня рождения Ахмета Закирова. Он родился в деревне Кашкалево Бураевского района. Ушел из жизни 29 марта 1988 года. Похоронен со всеми почестями у себя на родине. Его именем названа улица в родной деревне. Там же в 2019 году установлен обелиск, а на здании школы — мемориальная доска.

С Валерием Ахметовичем, его сыном, мы подружились в армии. И после службы потом часто встречались в Уфе. Он познакомил меня со своим героическим отцом. Должен отметить, что у Ахмета Закировича был сильный характер и большой авторитет среди окружающих.

Валерий тоже посвятил свою жизнь военной службе. После событий на острове Даманском (советско-китайский пограничный конфликт 1969 года) он пополнил ряды командного состава пограничных войск и завершил службу в должности заместителя командира отдельного пограничного авиационного полка на Чукотке.

К сожалению, Валерий слишком рано ушел из жизни. Я благодарен ему за то, что он познакомил меня со своим отцом, а тот, в свою очередь — с историей своего подвига. Небольшой штрих к портрету напоследок: рассказывая о войне, Ахмет Закирович не стеснялся крепких выражений. Но оно того стоило. Любая война заслуживает только крепких слов.

Фото из открытых источников.

Автор:Марс АБДЕЕВ, подполковник ФСБ РФ в отставке