Все новости
Cоциум
29 Августа , 11:15

Гульсура, партийный генсек

Живёт скромно, чурается пиара, смиренно несёт по жизни свой крест

Гульсура, партийный генсек

Она смутилась, когда я спросил, считает ли она себя счастливой. Гульсура Исангулова, судя по всему, никогда не задумывалась, что это такое — быть счастливой. Оно и понятно: стоит задуматься, как тут же почувствуешь себя несчастной. Счастье — это не осознанная до конца радость бытия. Стоить осознать — оно тут же исчезнет.

Женщину смутил вопрос, но потом она вдруг оживилась:

— Ой, вы знаете, у меня столько родственников новых появилось!

И мои детки теперь в гости приезжают, в доме никогда не одиноко… Значит, наверное, счастливая я?

Она долго не соглашалась на встречу: не хотела, чтобы в газете появилась заметка о ней, дескать, не заслужила такой чести. Мы вместе с фотокором кое-как сумели уговорить ее сфотографироваться.

Остались же такие люди! Я думал, они давно вымерли, как мамонты…

Нынче наоборот, принято снимать себя везде и всюду и выкладывать фото в публичное пространство... Какие примитивные штампы! В большинстве своем люди почему-то не способны придумать какой-нибудь оригинальный образ, который бы отражал характер и душу. Все фотки в соцсетях страшно одинаковы! (Ну, хорошо, не все, но большинство). Особенно это касается женских фотографий. Вот, мол, я на море: купальник, черные очки, татуировка. И типовая поза: подбородочек вниз, плечико слегка вперед, согнутое колено… А вот мой любимый ко-о-тик!

Впрочем, извините, я беспардонно отвлекся.

Таким женщинам, как Гульсура, надо при жизни ставить памятник… А может, и не надо. Потому как не любят они людской похвальбы: живут скромно и тихо несут свой материнский крест. Самый тяжелый крест в мире.

Мы приехали невовремя: в деревне вовсю покос, ни минуты свободного времени. Муж Гульсуры, Ильдар, ремонтирует трактор. Ему помогают сыновья из первой партии. Хозяйка возится с заготовками. Ей помогают дочки из второй партии…

Дом Исангуловых на окраине деревушки Мухаметово. Улочка тихая, и кругом живут одни лишь родственники. Напротив дома просторная полянка, по которой Наргиза катается на велосипеде. Сейчас она накатается вдоволь и отдаст его Районе.

Впрочем, вряд ли разрешит мама: Района еще слишком маленькая.

Я знакомлюсь с детьми и беспрестанно путаюсь в именах и очередности партий.

— Наргиза и Района — это вторая партия, — поясняет мама Гульсура. — А еще Шахсот и Разида.

Шахсот ведет меня к телятам. В этой семье у всех свои обязанности. Шахсот ухаживает за животными.

Три теленка стоят возле кормушки в ожидании трапезы, четвертый лежит в углу сарайчика.

— Почему он такой грустный? — спрашиваю Шахсота.

— Он раньше с мамкой на пастбище ходил, а сейчас его оторвали от мамы…

Шахсот — самый старший из детей второй партии, он перешел в девятый класс. На вопрос, кем он мечтает стать, Шахсот отвечает быстро и твердо:

— Поваром.

Оно и понятно: мама Гульсура тоже работает поваром в школе.

Сейчас Шахсот готовится ехать на покос вместе с папой Ильдаром. Он разъясняет мне, что такое скирда. Я делаю вид, что впервые слышу об этом понятии. Мальчишка смотрит на меня, как на инопланетянина.

— Березу к трактору привязываем, и на нее сено кидаем, — делится он хитростями покоса.

На кухне моет посуду Разида. Она будет учиться в седьмом классе. Разида мечтает стать массажистом.

— Она мне уже массаж делает, — уточняет мама Гульсура.

Наргиза, которую я видел только что на улице, бросив велосипед, влетает в дом и с удивлением смотрит на незнакомых людей. Из-за ее спины выглядывают черные глаза маленькой Районы (ударение на «о»).

Сразу напрашивается рифма: «красавица Района из Белорецкого района».

Вместе с мамой Гульсурой и детьми второй партии выходим во двор. Там встречаем Айгуль. Она из первой партии. Юркая девушка торопится к бабушке, которая живет неподалеку. Мы не успеваем с ней пообщаться. На дворе стоит мотоцикл Рустема. А по диагонали веером висят детские штанишки, рубашки, носки. Рустем тоже из первой партии. Он очень любит технику и сейчас где-то возле трактора, помогает отцу.

Вы ничего не поняли? Это я насчет партий — первой и второй. Я тоже поначалу путался…

Расскажу популярно и без лишних нагромождений, если получится.

Начнем сначала.

С десяток лет назад деревенская женщина Гульсура Исангулова и ее муж взяли на воспитание троих ребятишек. Образовалась приемная семья. Старшей из детей была Гульназ. Мама о своей старшей приемной дочери рассказывает с особым удовольствием:

— Гульназ окончила медицинский колледж, и ее всегда там хвалили. Сейчас она замужем.

— Были помолвка и свадьба, — продолжает она. — Парень хороший попался, служил по контракту. Много родственников было на свадьбе с его стороны. И с нашей тоже... Все мои сыновья были…

— У вас еще сыновья есть? Из какой партии? — спрашиваю я, совершенно запутавшись.

— Родные сыновья! Газиз, Денис и Нур, — отвечает Гульсура.

— У меня же до первой приемной семьи уже свои дети были, — добавляет она. И тут же, спохватившись по поводу слова «свои», которое прозвучало диссонансом, уточняет:

— У меня целая сборная команда, и все они родные для меня.

Гульсура рассказывает, что, воспитав сыновей и выпустив их в жизнь, они вместе с мужем решили создать приемную семью.

— Мы с мужем всегда хотели дочку, — отвечает она. — В опеке нам предложили хорошую девочку. А у нее сестра и братик. Ну вот, взяли всех троих.

Итак, Гульназ стала медсестрой, она вместе с мужем живет в Учалах. Второй в этой приемной семье была Айгуль, та самая, юркая, которую я встретил во дворе. У нее муж, дочка и хорошая многопрофильная профессия — Айгуль делает прически и брови, а также составляет букеты для праздников. Живет в Белорецке.

Самый младшенький из приемной семьи первой партии — Рустем. О нем мы тоже упоминали. Это любимчик мамы Гульсуры. Он где-то неподалеку крутится.

— Рустем у меня избалованный, — рассказывает Гульсура. — Маленьким был таким красивым. Такая лапочка! Учеба ему поначалу не давалась. Я в те годы букварь на покос брала. Во время отдыха мы всегда с ним занимались… Куда только он не прятал букварь, чтобы не учиться, но я всегда находила.

Она улыбается, вспоминая те деньки.

— На покос идем и считаем, сколько ворон взлетело с проводов... Ни разу не пожалела я, что взяла детей на воспитание, — продолжает она. — Все вышли в люди — и Гульназ, и Айгуль, и Рустем… Он, кстати, на четвертом курсе в металлургическом колледже учится.

Я пишу в свой блокнот: Гульназ, Айгуль, Рустем — первая партия. Вторая — Шахсот, Разида, Наргиза и Района.

Родные сыновья — Газиз, Денис (Денислам) и Нур (Нурислам)

Все! Вроде бы разобрался.

Те, кто уже выпорхнул из этого уютного гнезда, теперь часто навещают дом, который навсегда стал родным. Во время покоса здесь особенно многолюдно.

Получается, что в этой семье — десять детей! И все здесь считаются родными.

Кстати, это Гульсура выдумала так говорить — партия. Произносит она это слово то ли в шутку, то ли всерьез...

— Зачем вам это надо? — спрашиваю маму Гульсуру.

Она смотрит недоуменно.

— Вы воспитали троих сыновей, — добавляю я. — Казалось бы, хватит: сидите на лавочке, отдыхайте, грызите семечки. Зачем вам приемная семья? И даже две подряд! Как вы говорите, первая партия, вторая…

Она стоит и смотрит на меня сквозь очки. Я никак не могу разглядеть ее глаза: два сияющих добрых огонька фокусируются в стеклышках.

— Ни разу не пожалела, — опять произносит она, как будто я хочу взять под сомнение ее материнский подвиг… (Кстати, если ей сказать, что она совершает подвиг, то Гульсура рассмеется и махнет рукой: дескать, не говорите глупости).

— Первую партию воспитали, вывели в люди, решили еще детей взять. Вот у нас и появились Шахсот, Разида, Наргиза и Района. Жалко стало, когда увидели их в приюте.

Она начинает рассказывать, что ее дети — самые лучшие на свете. А если кто-то из них пока не успевает в учебе, то это поправимо: Гульсуре не привыкать изучать букварь вместе со своими чадами.

Уезжал я из этой деревни в некотором смятении. В голове крутились имена — Разида, Шахсот, Айгуль, Рустем, Газиз… Я постоянно путал партии, в которых они воспитывались и воспитываются.

Кстати, не удивлюсь, если будет и третья партия...

Белорецкий район.

Фото предоставлено автором.

Автор:Игорь КАЛУГИН