Газета «Республика Башкортостан»

Шекспировские страсти по «Урал-батыру»

Спектакль Башдрамы войдёт в евразийский проект режиссёра Андрея Борисова

Перед отважным батыром Уралом не устоит даже дочь царя Катила.
Перед отважным батыром Уралом не устоит даже дочь царя Катила.
версия для печати
Перед отважным батыром Уралом не устоит даже дочь царя Катила.

Декабрь — месяц, когда актеры всех театров страны привычно кутаются в расшитые серебром шубы, отращивают косы или обрастают длинными бородами и веселят детвору под бодрые выкрики: «Елочка, гори!». Башкирский драмтеатр традицию не забыл, но и взрослых зрителей порадовал поистине новогодним подарком: премьерой спектакля «Урал-батыр» по одноименному национальному эпосу.

Глубоко не правы те, кто считает, что эпос — нечто нереальное, сказочное и, кроме того, театральной визуализации не подлежит: возможность воплотить на сцене героическое повествование, не умаляя его содержания, ухватив если не главную, то одну из самых глубоких мыслей, убедительно доказал режиссер Андрей Борисов.

Как стать бессмертным

Приглашение якутского режиссера на постановку башкирского эпоса кажется несколько странным только на первый взгляд. «Урал-батыр» был переведен на якутский язык, — рассказал худрук театра Олег Ханов. — Когда Борисов прочитал его, тут же позвонил мне. Он был потрясен этим произведением. Борисов — инициатор большого евразийского проекта, посвященного старинным произведениям разных народов. Он уже режиссировал, например, алтайский эпос «Маадай Кара». «Урал-батыр» войдет в этот проект. Так что это будет не просто постановка спектакля на уровне национального театра».


«Урал-батыр» резко отличается от подобных повествований — практически это произведение современной драматургии, — считает А. Борисов. — В сюжетах иных эпосов просто начинаешь тонуть. В этом плане «Урал», быть может, наиболее совершенен. И очень подходит для театральной визуализации. Его сюжетные линии прослеживаются и в культуре иных цивилизаций, он охватывает огромный пласт истории, а в финале приходит ощущение рождения народа, нации. И он очень компактен — наши-то эпосы по 40 тысяч строк, попробуй разобраться, а у вас 4,5 тысячи, и при этом кратко и четко сказано все».


В спектакле занята почти вся труппа, и дублеров у исполнителей ролей нет. Андрей Саввич привлек к созданию спектакля и свою команду: художника Михаила Егорова и художника по костюмам Сардану Федотову. Результатом стал неожиданный, но современный взгляд на древнее произведение, не утерявшее при переносе на сцену ни этнического акцента, ни глубокого смысла и оставившее острое послевкусие напоследок.


«В моем театре все 30 артистов прекрасно владеют техникой горлового пения, что очень важно для исполнения произведений, подобных «Урал-батыру». Если играть с пением — вот тогда случается эпос, нет — сказка, — рассказывает А. Борисов. — В Башкирии это искусство начинает возрождаться, но не все драматические актеры такой техникой владеют. Поэтому я решил «шекспиризировать» спектакль. Вы увидите шекспировскую сказку.


Как считает режиссер, по мысли, по философии «Урал-батыр» — современнейший эпос. Но чтобы спектакль пришелся по душе и молодежи, прикипевшей к гаджетам, пришло решение состыковать его архаичность с передовыми технологиями.


Эпос любого народа — повествование масштабное: многочисленные сюжетные линии, словно ручейки, сбегаются в одну полноводную реку, и каждая из них достойна отдельного внимания. «Поэтому при постановке очень важно расставить акценты, — считает А. Борисов. — В частности, мы взяли ту, которая волнует человечество с самых древних времен и по сей день — тему бессмертия». Символом бессмертия становится чудесный посох, обладать которым может только человек с чистым сердцем. Таким и явится в конце спектакля Урал, отдавший душу и жизнь за счастье людей, защищающий любовь и покой родной земли. Урал, по мнению режиссера, обделенный знаками почтения и уважения.


«Шульгену-то у вас целый комплекс построен, — улыбается Борисов, вспоминая турпоход в Шульган-Таш, — а «Урал» — это кафе, туроператоры и прочая суета. Памятника нет. Кого ни спроси — поворачивают голову в сторону памятника Салавату Юлаеву. Но любой творческий человек живет больше фантазиями, чем реальностью. И эти фантазии нередко летят впереди и мотивируют людей на поступки. Когда я на Алтае поставил спектакль о Чорос-Гуркине, за ним следом и монумент ему появился».

«Преданья старины глубокой…»

Герои старинного сказания буквально врываются со сцены в зрительный зал вместе с волнами бушующего моря, выбрасывающего на пустынный берег новоявленных Адама и Еву, Янбике и Янбирде, две потерянных души, мечущихся в поисках ответа на вопросы: «Кто мы? Откуда мы?». В чем и чувствуется явный отсыл к упомянутому Шекспиру, к его «Зимней сказке».


Двадцать первый век вторгся в канву древнего предания как видеопроекции, используемые, впрочем, очень сдержанно (режиссер видеоконтента Екатерина Рафай). С их помощью на сцене удается создать атмосферу сумрачного царства царя Катила, пожираемого огнем и злобой, озаряемого багровыми сполохами пламени, в языках которого хрупкие фигурки людей кажутся беспомощными и хрупкими. Возникают в туманном полусвете, полутьме окружающие владения демона, царя змей Кахкахи уродливо искореженные скалы, трещины которых словно искривленные оскаленные рты злобной усмешкой сопровождают нежеланных пришельцев.


В нежной голубизне неба купаются легкие пушистые облака, светлыми странниками путешествующие по царству величавого царя птиц Самрау, облаченного в золотистые одежды, и его прекрасной дочери Хомай.


Надо отдать должное художнику Михаилу Егорову и художнику по костюмам Сардане Федотовой: они одели героев в одежды, словно вобравшие в себя элементы «преданий старины глубокой». Молодые Янбике и Янбирде, борясь с немилосердным морем, кутаются в хитоны, в какие, быть может, был облачен вечный странник Одиссей. Сумрачным золотом сверкают наряды кровожадного Катила и его дочери, головной убор которой схож с уборами египетских принцесс. В белые одежды вечного странника одет Сэсэн — всезнающий, всевидящий, прощающий и понимающий все грехи человеческие.


Еще одним немаловажным героем спектакля стала музыка Урала Идельбаева. Он соткал масштабное эпичное музыкальное полотно, с первых звуков вовлекающее зрителей в героику происходящих событий. В нем яростный лязг скрещивающихся мечей, в нем нежный, скользящий полет людей-птиц, в нем песня-плач всех униженных и оскорбленных. И словно драгоценные жемчужины, в многоцветную музыкальную ткань вплетены пронзительно звучащие башкирские народные и обрядовые песни (за них особое спасибо доктору филологических наук Розалии Султангареевой).


Сами декорации достаточно скупы, но красноречивы. Центральную «роль» играет огромная лодка, которая по воле создателей то трансформируется в Ноев ковчег, выносящий юных Янбирде и Янбике на желанный берег, то в чашу весов, на концах которой бьются насмерть добро и зло — Шульген и Урал, то словно стелется под ногами героев, указывая путь. А обретя огромные крылья, перевоплощается в буйного Акбузата, прекрасного коня космических масштабов и силы, обуздать которого под силу только истинному батыру. Не зря же якуты говорят: «Лодка — это конь без следов». И, наконец, впечатляющая точка спектакля — она взмывает ввысь прямо над головами зрителей, будто постамент для застывшей на носу корабля фигуры Урала, обретшего бессмертие батыра с горячим сердцем, полным любви и отваги.


Случилось поистине эпическое полотно во многом благодаря слаженной работе актеров, безупречно отыгравших роли — от маленьких Урала и Шульгена (Ильназар Ахметьянов и Ислам Суфиянов) до маститых Самрау (Хурматулла Утяшев) и Сэсэна (Сагидулла Байзигитов). Это и, кажется, вобравший в себя все черты героев башкирского народа Урал (Ринат Баймурзин), и пластичная, парящая над зрительным залом Хомай (Гульназ Хайсарова), и яростный Шульген (Руслан Хайсаров), и коварный сын Кахкахи Заркум (Артур Кабиров) — ни на минуту не выходящий из образа, гибкий и вездесущий, покачивающийся плавно, как истинная змея, завораживающий, красивый и страшный.


«…И стали незабываемыми
В поколениях [их имена]».

 

Прямая речь

Урал ИДЕЛЬБАЕВ, композитор:

— Музыку к эпосу я писал и раньше, работая с Рустемом Хакимовым над первой постановкой «Урал-батыра» на сцене Башкирского драмтеатра в 2006 году. Конечно, идет время, меняется видение произведения, приходит новый режиссер, у которого свои взгляды на то, каким должен быть музыкальный ряд. По счастью, в этом мы с Андреем Саввичем совпадали. Есть мнение, что эпосы ставить в театре невозможно — по масштабности это представление, которое должно идти целый день, как в Древней Греции. Или неделю. Но мы рискнули. За два часа мы должны были дать зрителям мощный эмоциональный импульс. Особенно зрителям молодым. С тем, чтобы, посмотрев спектакль, они заинтересовались и самим эпосом. Примерно так произошло с лентой «Ромео и Джульетта» с ДиКаприо в главной роли. После выхода осовремененной версии трагедии Шекспира в магазинах резко увеличилась продажа его книг.

Нынешний спектакль поставлен в новом, необычном для Башдрамы формате. Поставлен талантливо: наблюдать за работой Андрея Борисова — истинное удовольствие — он будто рисует одну сцену за другой. И сам, кстати, очень музыкален, привез с собой бубен, сыграл на нем.

Ринат БАЙМУРЗИН, исполнитель роли Урала:

— Если честно, мне до сих пор трудно осознать, что тот самый знаменитый Урал-батыр — это я. Постарался сыграть все же живого человека, а не легенду застывшую. Думаю, что от спектакля к спектаклю буду обживать этот образ.

Руслан ХАЙСАРОВ, исполнитель роли Шульгена:

— Мне повезло в том смысле, что это первая моя отрицательная роль. Создавать образ Шульгена было интересно еще и потому, что, в общем-то, я оправдываю своего героя: это парень, который выбрал не ту дорогу, попытался дойти до счастья, а попал в царство змей, где его обманули. Он обыкновенный молодой человек, который хочет, чтобы его заметили, хочет показать, каков он есть. Но это плохо у него получается. Зато женился он один раз, в отличие от брата….

Листая страницы истории

По мнению некоторых ученых, время создания эпоса «Урал-батыр» восходит к четвертому тысячелетию до нашей эры. Эпос передавался устно из поколения в поколение сэсэнами. В 1910 году Мухаметша Бурангулов записал его от двух сэсэнов-кураистов: Габита Аргынбаева из аула Идрис и Хамита Альмухаметова из аула Малый Иткул. По легенде, после записи Мухаметша Бурангулов подарил сказителю коня, а сам вернулся домой пешком.

В 1972 году эпос был впервые опубликован на башкирском языке в первом томе свода «Башкирское народное творчество». Он состоит из 4 576 поэтических и 19 прозаических строк. В республике многое делается для популяризации эпоса. Снят научно-популярный фильм «В поисках Акбузата», разработан туристический проект «Золотое кольцо Башкортостана: дорогами эпоса «Урал-батыр». Ежегодно проводится конкурс на лучшего чтеца. Этот эпос — одно из «семи чудес Башкортостана», включен в Список нематериального культурного наследия ТЮРКСОЙ.

Опубликовано: 25.12.18 (09:22) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Культура
За время изучения городища получена колоссальная археологическая коллекция.   Культивируйте в себе детство, предлагает актриса.  

Написать комментарий


AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • В Башкирском театре оперы и балета в Уфе впервые прошла благотворительная Аксаковская елка. На праздник со всей республики приехали без малого 300 ребятишек. Это дети с ограниченными возможностями здоровья, или оказавшиеся в трудных жизненных обстоят

Вернуться