Издательство «Республика Башкортостан»

Бегом от алиментов

Приставы делают всё возможное для взыскания средств, но только их усилиями проблему не решить

Принудительные меры к алиментщикам применяются все чаще.
Принудительные меры к алиментщикам применяются все чаще.
Автор: Галина ТРЯСКИНА
Фото: предоставлено пресс-службой УФССП по РБ
версия для печати
Принудительные меры к алиментщикам применяются все чаще.

Как защитить ребенка, отец которого не платит алименты и не желает работать; можно ли без моральной травмы забрать детей из семьи;
почему судимость родителей препятствует выбору профессии сына или дочери — эти и многие другие вопросы обсудили на круглом столе в редакции газеты «Республика Башкортостан» представители Управления Федеральной службы судебных приставов по РБ, аппарата Уполномоченного по правам ребенка в РБ и общественных организаций.

Нужен Алиментный фонд

Главной темой обсуждения на круглом столе стало взыскание алиментов, а точнее, случаи, когда сделать это практически невозможно, несмотря на все усилия силовых структур.

Руслан ШЕРСТНЕВ, заместитель руководителя Управления Федеральной службы судебных приставов по РБ:

— На протяжении последних лет количество исполнительных документов по алиментным платежам стабильно сокращается на 5 — 6 процентов в год. Сейчас у нас на исполнении 20,6 тысячи таких документов. Каким образом это обеспечивается? Прежде всего — увеличением плотности применения принудительных мер.

По этой категории пристав максимально наделен полномочиями: это арест имущества и денежных средств, административная и уголовная ответственность за неуплату алиментов, ограничение выезда за пределы России, ограничение водительских прав. В этом году, например, мы осуществили более 2 тысяч арестов имущества должников, более чем каждый второй ограничен в выезде за границу.
 
В значительной части случаев алименты удерживаются из зарплаты должника. И здесь тоже необходимо зоркое око пристава. С начала года приставы провели более 12 тысяч проверок. За нарушения при удержании алиментов, по халатности или по предварительному сговору, к административной ответственности привлечено 487 должностных лиц. В прошлом году таких было 34.

Еще восемь должностных лиц, воспрепятствовавших исполнению решения суда по взысканию алиментов, привлечены к уголовной ответственности: нередки случаи, когда должником является директор организации, и он заставляет бухгалтера не выплачивать их.

Урал МУРЗАБУЛАТОВ, руководитель региональной общественной организации ветеранов УФССП по РБ:

— Усилиями только силовых структур эту проблему не решить. Здесь четко проглядывает, что государственного подхода к этим вопросам нет. Пристав привлекает злостного уклониста к административной ответственности, вешает ему штрафы, но если человек не работает, эта мера ничего не даст.

Проблему надо решать на государственном уровне. Еще в 2008 году поднимался вопрос о создании Алиментного фонда, и его нужно ставить по новой. Алиментщик алиментщику рознь: один добросовестно выполняет свои обязанности, а другой не хочет работать и платить. В отношении последней категории хорошо бы сработал Алиментный фонд. Однако нужна статистика: сколько должников по республике и сколько понадобится денег.

Фонд мог бы помочь и детям, отцы которых мало зарабатывают, и алименты выходят мизерные. В этом случае им могли бы доплачивать из Алиментного фонда.

При этом долг у таких отцов образовывался бы перед фондом, и они бы его постепенно погашали, работая добровольно или принудительно. Пока же у нас есть должник и его бывшая семья, а между ними стоит пристав.

Дмитрий ДУБРОВИН, главный консультант аппарата Уполномоченного по правам ребенка в РБ:

— В республике создан и успешно работает координационный совет по семейной политике. Вопрос об Алиментном фонде надо предложить вынести на его очередное заседание.

Геннадий ЛИПАТОВ, председатель Общественного совета Управления ФССП по РБ:

— Как заставить должника работать? В свое время статья была — тунеядцев привлекали на стройки народного хозяйства. Они работали, и с них можно было удерживать эту сумму. Сейчас этого нет, должника не заставишь работать, если он не хочет. Эту ситуацию нужно менять, и свое слово должно сказать государство.

Забрать ребёнка из семьи

Судебных решений об определении места жительства ребенка не так много, однако сложность их исполнения с лихвой это окупает.

Руслан ШЕРСТНЕВ:

— Исполнение этой категории документов, как правило, связано с напряженной психологической ситуацией, когда ребенка вырывают из привычной среды и передают туда, где ему обеспечат более комфортные условия жизни. Серьезной и значимой частью здесь является участие органов опеки и попечительства, служб психологической поддержки семьи.

Сейчас вместе с Уполномоченным по правам ребенка мы начинаем проект по выстраиванию взаимодействия всех органов, задействованных в сфере защиты прав детей, начиная от сопровождения семьи на этапе возникновения конфликта между родителями, который зачастую приводит к судебному решению. Специалисты, которые уже знают проблематику семьи, которые ведут ее, общаются с ней, должны работать в плотном взаимодействии с приставом, который обязан привести в исполнение решение суда.

Дмитрий ДУБРОВИН:

— Надо исходить из того, что во главе угла должна быть защита прав детей. Мы проанализировали обращения, поступившие в аппарат Уполномоченного за последние несколько лет, и выяснили, что в любом случае для ребенка это травма. В целях профилактики мы вместе с Управлением ФССП начали разрабатывать алгоритм для обеспечения спокойствия ребенка. Семья, где возникает конфликт, обязательно должна попадать в поле зрения органов опеки и служб семьи. Должно быть и юридическое сопровождение. Думаю, что мы выйдем с инициативой об изменениях в закон о бесплатной юридической помощи.

Что касается цифр, то по алиментным обязательствам действительно идет снижение, однако растет число обращений по определению порядка общения с ребенком. Не доводить дело до судебных решений позволит программа по семейной медиации, которую реализует сейчас Министерство семьи, труда и соцзащиты населения. Определить порядок общения с детьми родителям помогают уже на этапе конфликта или бракоразводного процесса.

Руслан ШЕРСТНЕВ:

— Операции по отобранию ребенка готовятся очень тщательно. Мы изучаем, как живет семья, кто еще присутствует в квартире. Думаем, как выстроить операцию, чтобы меньше травмировать ребенка. Если возможен конфликт, передача должна происходить молниеносно, чтобы он сразу оказался в руках психолога или родного ему человека. Ведь тот родитель, с которым он жил, неважно, какой образ жизни он ведет, для ребенка — родная личность.

Порой родители злоупотребляют своими правами и рассказывают ребенку несуществующие вещи, как его, например, била мама, и он начинает в это верить. Поэтому предварительно проводится адаптация в присутствии психолога, чтобы возобновить ее светлый образ. Главное, чтобы при передаче у ребенка не было стресса. Но иногда родитель, у которого забирают сына или дочь, не контролирует себя. Один отец, например, схватил биту и разбил машину мамы, устроив ребенку настоящий стресс.

Дмитрий ДУБРОВИН:

— В такой ситуации родители зачастую забывают о детях. А ребенок для них — это инструмент, чтобы отомстить друг другу.

Урал МУРЗАБУЛАТОВ:

— Меня смущает то, что приставы эту процедуру выполняют в форме. И у ребенка на всю жизнь остается травма, виной которой человек в погонах.

В процентах или в рублях?

По закону, размер алиментов на одного ребенка составляет четверть заработка родителя, на двух — треть, на трех и более — половину зарплаты. С учетом обстоятельств суд может увеличить или уменьшить эту сумму.

Урал МУРЗАБУЛАТОВ:

— Статья 81 Семейного кодекса, предусматривающая удержание алиментов в долях от зарплаты — 1/4, 1/3 или 1/2, была написана еще в советские времена, когда люди имели примерно одинаковые доходы. А сегодня богатый папа, который получает миллион, должен отдать на ребенка 250 тысяч рублей. Это вызывает у него негативные эмоции вплоть до желания уволиться, лишь бы такие деньги не платить.

Логичнее будет взыскивать алименты не в процентном отношении, а в твердой денежной форме — наверное, в размере прожиточного минимума на ребенка, неважно, из богатой он семьи или бедной. Тогда богатый папа заплатит ребенку 10 тысяч рублей, а потом душа у него екнет, и он еще 50 тысяч отдаст. Это сблизит его с семьей. А сегодня он, наоборот, от нее бежит, ненавидя и ребенка, и бывшую жену.

Геннадий ЛИПАТОВ:

— Определить фиксированную сумму содержания было бы самым правильным. Согласен, что это должен быть прожиточный минимум. Инициировать такое предложение могло бы Министерство семьи, труда и социальной защиты населения.

Виноват отец — страдает сын

Есть вопросы и по уголовной статье за неуплату алиментов. Призванная защищать интересы детей, она, наоборот, негативно влияет на их жизнь.

Урал МУРЗАБУЛАТОВ:

— Мы возбуждаем уголовное дело, сажаем отца на год. Выйдет он, и будет у ребенка судимый отец.

Геннадий ЛИПАТОВ:

— Тунеядцы после отбытия наказания судимыми не считались. Может быть, стоит применить это правило и по отношению к уголовной статье за неуплату алиментов.

Пока же получается так: когда мы собираемся возбуждать уголовное дело, бывшая супруга говорит: «Я не буду писать заявление, потому что у отца будет судимость, и в будущем это отразится на ребенке».

Дмитрий ДУБРОВИН:

— Действительно, когда человек назначается на серьезную должность, проверяются все стороны его жизни. Но ведь сын за отца не отвечает.

Жильё для сирот

Обеспечение жильем детей-сирот — вопрос очень острый. Чтобы получить положенные по закону квартиры, они зачастую вынуждены обращаться в суд. Порой оставляет желать лучшего и качество полученного жилья.

Руслан ШЕРСТНЕВ:

— Еще одна категория исполнительных документов — по обеспечению жильем детей-сирот, сейчас в остатке более 800 таких дел. Вопрос остается актуальным из года в год. Мы говорим, что не хватает денег, нужно увеличить финансирование. Но это то, что лежит на поверхности. А кто изучал эффективность использования денег?

У нас в этом процессе участвуют районы и города, им выделяются средства. И смотрите, что получается: одна администрация провела конкурс, вторая — нет, третья освоила средства, четвертая — не очень. Один глава района эффективно их использовал, нашел надежного застройщика, второй попал на жулика, в результате получили долгострой.

Поэтому целесообразно эти функции передать в одни руки — определить орган, который будет этим заниматься, и выбрать по конкурсу надежного застройщика. Последний, имея такой заказ, будет стараться.

Вопрос возникает и с самим порядком обеспечения сирот жильем. Существует очередность, и кто-то своей очереди ждет; но другой идет в суд, получает решение и попадает в более привилегированное положение. На него смотрят другие и тоже идут в суд. В итоге имеем очередь из внеочередников, хотя изначально права у всех были равные. 

Дмитрий ДУБРОВИН:

— К нам тоже идут обращения о неисполнении этих обязанностей органами местного самоуправления. Здесь мы активно работаем. Тот алгоритм, который мы подготовим, должен реально помочь сиротам, оказавшимся в такой ситуации.

Кстати

- От уплаты алиментов уклоняются 7 — 8 процентов тех, кто обязан их платить.
- 3 процента алиментщиков — это женщины, ведущие асоциальный образ жизни или оставившие ребенка отцу и имеющие другую семью.
- Бедность родителей не может быть основанием для изъятия ребенка. Такие семьи нужно обеспечивать социальным сопровождением и помогать им.

Опубликовано: 07.12.18 (09:22) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Право
Лес после варварской вырубки придется восстанавливать.    

Написать комментарий


AHOHC

Среди подписчиков газеты будет разыгран велосипед
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
  • Стороны обсудили вопросы укрепления взаимодействия, реализации совместных проектов, поддержки малого и среднего бизнеса в республике.
  • Наряду с конкурсантами из республики в них принимают участие студенты из Москвы, Липецка, Казани и Оренбурга, сообщает пресс-служба министерства образования РБ.
Соревнования будут проходить в Уфе, Стерлитамаке, Салавате, Октябрьском, Нефтекамске, Сиб

Вернуться