Издательство «Республика Башкортостан»

Жизнь после рака

Растущую смертность от онкологии можно снизить

При онкологии крайне важно быстро начать лечение.
При онкологии крайне важно быстро начать лечение.
версия для печати
При онкологии крайне важно быстро начать лечение.

В этом году пугающий диагноз врачи поставили 1652 жителям республики. Если следовать статистике Минздрава РБ, согласно которой смертность от онкологии составляет более 14 процентов, почти 240 среднестатистических пациентов уже обречены. При этом врачи не устают повторять: рак, в отличие от множества других патологий, того же сахарного диабета, бронхиальной астмы или болезни Паркинсона, лечится. Почему же в список исцеленных попадают не все?

Промедление смерти подобно

При онкологии, подчеркивают врачи, крайне важно быстро поставить диагноз и передать больного на лечение. По стандартам диагностика не может превышать 14 дней, в течение десяти дней после этого врачи должны начать лечение. Это на бумаге, в жизни все по-другому.


— Существующими силами с официально установленными сроками маршрутизации мы не справляемся, — признался главный врач Республиканского онкодиспансера Руслан Султанов. — Обычно к лечению приступаем через 20 — 30 дней. Чтобы хоть как-то исправить ситуацию, запустили на базе РОД центр дистанционного консультирования, куда для скорости принятия решения направляют не больного, а его медицинские документы.


В чем причина промедления врачей? Их несколько. Во-первых, в регионе катастрофически не хватает специалистов. Сегодня более чем четырехмиллионное население Башкирии обслуживает 191 онколог. Нужны еще более 80 врачей, прежде всего, в первичное звено. А если учитывать грядущую потребность в кадрах центров амбулаторной онкологии, сеть которых совсем скоро должна заработать в республике, дефицит увеличивается до 200 человек. Много нареканий звучит в адрес терапевтов и врачей общей практики, которые, по словам коллег, не проявляют при общении с больными должной онконастороженности. Оно и понятно: отпущенного им на прием времени едва хватает, чтобы заполнить карточку. В лучшем случае разок взглянуть на пациента.


Второй тормозящий фактор — изношенное оборудование.


— Особенно остро эта проблема стоит на местах, — заметил Руслан Султанов. — Единственное учреждение, в котором есть все для быстрой и качественной диагностики — это онкодиспансер, но он не может принять абсолютно всех.

Лучше меньше, да лучше

Нерасторопность врачей вкупе с невниманием к своему здоровью самих пациентов приводит к запущенным стадиям рака. Особенно часто они фиксируются в Архангельском, Бижбулякском, Ермекеевском, Иг­линском и Стерлитамакском районах.


— Помощниками раннего выявления опухолей, которые эффективно лечатся в начальной стадии, прежде всего это касается рака шейки матки, толстого кишечника, легкого, молочной и предстательной железы, могут стать скрининги — массовые обследования населения, — считает руководитель РОД. — И мы такую работу уже начали. Проект по скринингу рака шейки матки только за прошедший период этого года позволил выявить 64 случая злокачественных новообразований и почти 400 предопухолевых состояний. Мы охватили этим видом обследования около 74 тысяч жительниц республики, но планируем продолжать работу, которая пока финансируется только из бюджета Фонда ОМС. А надо бы увеличить его еще и за счет республиканской казны. Кроме того, запустили в Уфе и Уфимском районе пилот по скринингу колоректального рака. Врачи обследовали в два этапа 80 тысяч человек, которые сначала сдавали кал на скрытую кровь, а затем, если обнаруживались опасные признаки, направлялись на колоноскопию. Результат — более тысячи предраковых пациентов, которым врачи окажут своевременную помощь. Ведь рак толстого кишечника на ранних стадиях очень эффективно поддается лечению. Поэтому надо увеличивать число обследованных и довести его для должного эффекта хотя бы до 70 процентов населения.

 

Массовые профилактические обследования, безусловно, дело хорошее. Но тут главное не переусердствовать, чтобы реально полезный проект в наших поликлиниках не обернулся для человека таким кошмаром, от которого потом долго придется приходить в себя. Одна такая история случилась с родственницей моей коллеги, которой «посчастливилось» попасть в число охваченных скринингом. После первого этапа обследования толстого кишечника уфимке сообщили по телефону: «У вас рак». И положили трубку. Женщина кинулась в родную поликлинику №46, но там ничего вразумительного сказать не могли, даже не нашли ее направление с результатами проведенного анализа. Что бы вы предприняли в такой ситуации? Правильно, обратились бы в частную клинику. Так поступила и наша пациентка. Там проктолог после определенной манипуляции развел руками: «Я никаких патологий не нахожу». Но для верности и в силу возраста женщины все же посоветовал ей пройти еще одну диагностическую процедуру — колоноскопию. Деваться некуда: пациентка стала готовиться к непростой и малоприятной процедуре. На всякий случай решила повторить первоначальный анализ на скрытую кровь. На этот раз он показал: никаких симптомов онкологии у нее нет. Остается только догадываться, что перенесла за дни неопределенности женщина, и в такой ситуации человеческий фактор во всех смыслах имеет решающее значение.

Лечить по средствам

Совершенно очевидно, что во многом проблема высокой смертности от онкологии упирается в банальное отсутствие денег — на ту же высокотехнологичную аппаратуру, скрининги, достойную заработную плату врачей. Недешево обходится и лечение опухолей. Как для государства, так и для больных.


— Не хватает лекарств, которые онкобольные должны принимать уже после операции или других видов лечения, — говорит Руслан Султанов. — Пока пациенты находятся в стационаре, они получают препараты бесплатно. А после выписки начинаются проблемы. Могу точно сказать, что из всех женщин, перенесших рак молочной железы, необходимые лекарства получают только три четверти, остальных (а это 55 человек) из-за нехватки препаратов мы вынуждены пролечивать на дорогостоящих стационарных койках. Нам очень нужна программа лекарственного обеспечения, которая бы прикрыла пациентов, находящихся на амбулаторном лечении.


Еще хуже обстоят дела с безнадежными больными, которые получают паллиативную помощь. Несмотря на растущие показатели заболеваемости и смертности от онкологии, объем средств, выделяемых на оказание паллиативных услуг, остается неизменным из года в год. Между тем зарплаты медиков, как и стоимость «коммуналки», которая оплачивается из общего бюджета, выделенного на паллиативных пациентов, растут.

 

Компетентно

Шамиль ГАНЦЕВ, директор НИИ онкологии Башгосмед-университета:

— Мы живем в онкологическом хаосе. Стратегии борьбы с раком, о которой главный онколог России Михаил Давыдов говорил еще в прошлом году на съезде в Уфе, до сих пор нет. В правительстве идут разговоры о том, что она может появиться только в следующем году. А потом все 85 регионов начнут писать свои противораковые программы, опираясь на федеральный документ. Между тем время идет, и больные умирают. И причины этого очевидны — отсутствие законодательной базы. Медицинская наука движется вперед, а законов, позволяющих внедрять в практику современные наработки, нет. Между тем в Японии, например, уже появилось лекарство, которое лечит некоторые виды онкологии, известны проекты по разработке вакцины против рака. Да и ранняя диагностика опухолей — уже вчерашний день медицины. Сегодня речь идет не о том, что болезнь надо поймать вовремя, а о том, чтобы предупредить ее. В этом смысле большие перспективы открывает не столько аппаратная, сколько молекулярная диагностика. Много новых достижений и в разработке современных технологий лечения, позволяющих обходиться без операций. Например, используемая в Европе протонная терапия, которая в отличие от радиологии, не имеет никаких противопоказаний.
Опубликовано: 07.12.18 (09:22) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Cоциум
Радий Хабиров признался, что и сам начинал трудовой путь с рабочей специальности.   Деревянных горок в этом году нет, но ребятня все равно довольна.  

Написать комментарий

ВВ2018-12-10 10:38:36
В 2011 году с апреля по по декабрь в районной поликлинике меня лечили от гастрита. Но улучшений состояния здоровья не наблюдалось и не ощущалось... становилось всё хуже и и хуже... с трудом стал даже передвигаться... Более углублённый анализ и осмотр в больнице соседнего города поразил своим открытием: рак желудка второй стадии! Поездка в республиканский онкодиспансер завершилась удалением желудка... за выполненную работу заплатил хирургу 40 тысяч рублей... НО это такая мелочь и такая ерунда в сравнении с тем, что уже семь лет всё ещё живу...живу тяжело, с постоянными внутренними болями. Но живу ведь! И не исключаю варианта, что и ещё проживу какое-то время... Какое--загадывать не буду...Любое!
Анатолий2018-12-09 13:35:27
Трепачи вы Меня оперировал простой хирург в Бирске. Просто сделал свою работу Рак желудка Удалил две третьих желудка И только благодаря ему я живу уже три с половиной года Племяннице сделали операцию Тоже рак желудка Делали в Тюмени спецы онкологи Через полгода умерла Вот вам и результат ваших отговорок

AHOHC

Среди подписчиков газеты будет разыгран велосипед
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
  • Стороны обсудили вопросы укрепления взаимодействия, реализации совместных проектов, поддержки малого и среднего бизнеса в республике.
  • Наряду с конкурсантами из республики в них принимают участие студенты из Москвы, Липецка, Казани и Оренбурга, сообщает пресс-служба министерства образования РБ.
Соревнования будут проходить в Уфе, Стерлитамаке, Салавате, Октябрьском, Нефтекамске, Сиб
  • Соревнования начинающих профессионалов пройдут по 23 компетенциям: программные решения для бизнеса, веб-дизайн, сетевое и системное администрирование, инженерный дизайн CAD, предпринимательство, флористика, графический дизайн, воспитатель детей дошко

Вернуться