Издательство «Республика Башкортостан»

Сто лет пути до Балтики

Больше века проживают в Иглинском районе башкирские белорусы

Второклассница Кира в музее — частая гостья.
Второклассница Кира в музее — частая гостья.
Автор: Евгений ВОРОБЬЁВ
Фото: Ринат РАЗАПОВ
версия для печати
Второклассница Кира в музее — частая гостья.

— Здравствуйте, мы пишем о малых народах, компактно проживающих на территории Башкирии. Вот, в Балтике посоветовали обратиться к вам.

— Что ж, раз посоветовали, значит, нашлось за что. Да вы проходите в дом!

Рыжая земля Могилёвщины

Балтика — село в Иглинском районе, кто не знает. Основали его в конце девятнадцатого века латыши, выходцы из Прибалтики, отсюда и название. В начале двадцатого века на волне столыпинской реформы появились переселенцы и из Белоруссии. Жили в основном хуторами, которые потом «укрупнили». Корчевали лес, отвоевывали пашню. Что в Латвии, что в Белоруссии — народу много, а земли не хватает или такая она, что… Где болота, где песок. На Могилевщине, вон, земля вообще вся рыжая какая-то. А здесь, писали домой башкирские белорусы, «хоть что в пашню брось, все вырастет». Потому сажали свою бульбу, невиданные раньше тыквы, разводили сады… Прибалты привезли с собой особую, ориентированную на Европу культуру земледелия. Сортового клевера, например, здесь не знали, а приезжие приноровились его не только сеять, но и семена обмолачивать. «Семечки мелкие-мелкие, всюду лезут, за шиворот набиваются, колются… Семь потов сойдет, пока хоть полпуда намолотишь. Зато давали в Уфе за семена хорошие деньги!»


Вот и Алексей Михайлович с Валентиной Леонидовной Поколо — хозяева этого белого кирпичного дома с красным орнаментом — самые что ни на есть коренные белорусы, потомки тех, кто прибыл сюда когда-то из Брестской, Гомельской и других областей. Росли рядом, в поселке Буденный (бывшие Позолотинские хутора), но друг дружку не замечали. А тут вернулся Алексей из армии, глядь — девка-то расцвела. Хвать — и в загс. Семью строить в Уфу поехали. Она на заводе работала, он водителем на маршруте «Уфа — аэропорт». Хорошее время было, молодое. С соседями жили дружно и весело.

Трудно, но дружно

— У меня ж работа какая? С летчиками общаюсь, штурманами, стюардессами… Они каждый день — в разных концах Союза. И ото всюду новые анекдоты привозят. Расскажут, а я мужикам в курилке пересказываю. Популярный был! — шутливо вспоминает сегодня Алексей Михайлович.


Восемь лет в общаге прожили, двое пацанов в городе родились. По тамошним временам немного, у белорусов и по полдесятка детей — привычное дело. Только куда их? Трехэтажные кровати специально сооружать? Решили в село вернуться.


— Она не больно-то и стремилась из города уезжать, но я сказал: «Третьего хочешь? Тогда поехали. Здесь мы троих не поднимем, а там земля все-таки и люди не чужие», — вспоминает, глядя на жену, Алексей Михайлович. — Вот третий сын уже здесь, в Балтике, родился. Тут и роддом даже был когда-то! Да! Ну, а потом, вроде, дочку надо. Так что четверо у нас. И внуков уже восемь… Разнообразили наши белорусские гены своими — и татарские есть, и чувашские…


Валентина Леонидовна неторопливо кивает, значит, версию мужа о становлении семейства поддерживает, хотя сама все больше молчит.


— Начали дом ставить. Да, вот этот. Чтобы просторный, на вырост, на всю жизнь, в общем. Ох-хо-хо! Самые трудные времена, наверное, были. Каждую копейку, что заводилась, сюда вкладывали. КРС до десяти голов держали, на мясо. Молоко дачникам по садам продавать ездили. Кроме того, что я и строителем работал, и пчеловодом. Валентина — телятницей. Десять лет строились!

Веселящий янтарь

А теперь вот сыновья свои «хоромы» недалеко возводят. Отделяются. Живут не здесь, но приезжать любят. Земли же необрабатываемой на деревне много. Хозяйство держи, какое хочешь, были бы желание да силы. Это сейчас у нас две козы да козлята, да куры, да пчел семей двадцать, а так — держи хоть сорок, если помощь есть.


— …Да вы пробуйте, ешьте мед-то, — это уже хозяйка подвигает гостям «янтарную» вазочку. — Свой! И сыр козий свой. Угощайтесь! Мы уж какие только эксперименты с сыром не проводили… И шафран добавляли, и тмин, и травы разные…


— И какой оказался лучше?


— А никакой не застаивается! Все моментом уходит! — смеется Валентина Леонидовна.


Кстати, горилка у Алексея Поколо — на меду. И по-белорусски пишется «гарэлка», через «э». Пишется — как слышится. А слышится — как… Ну, скажем, «як песня спевается».

У «желанницы» той — ни лица, ни имени

Первый же ликбез по особенностям белорусского языка мне провели в Доме культуры села Балтика, в историко-культурном центре. Его хозяйка Жанна Александровна Хализова — белоруска по линии одной из бабушек, но за пару поколений в ней намешалась кровь русская, украинская и латышская. Любой другой язык, кроме русского, из обихода вышел, рассказывает Жанна, остались лишь отдельные разговорные словечки, которые проскакивают как бы сами собой, незаметно для собеседников. Поэтому Жанна даже затрудняется сразу, как по заказу, вспомнить «специфические» слова и обороты белорусской речи.


— Ну, вот платок, например, до сих пор часто называют «хусточка», горстка — «жменька», кофта — «кашуля», а юбка — «спадница», фартук — «фартух» (с ударением на последнем слоге). Рушник, яйки, огурки — это, наверное, понятно. «Колыска» — колыбелька, люлька, а «лялька» — кукла. Колыску, например, качали ногой с привязанной к ней веревкой, чтобы руки были свободны для другой работы. А «колокольчик», «неразлучница», «подорожница», «травница», «желанница» — это все куклы. Обрядовые, без лиц. Потому что считалось, что если кукла будет похожа на конкретного человека, в него, реального, может вселиться зло. По тем же причинам куклам не давали человеческие имена.

Память — неопалима

Пять лет назад центр сгорел от попавшей во время грозы молнии. Подчистую.


— Вот, одна старинная крынка осталась. Гладышка по-нашему. Для хранения молока, — показывает Жанна Александровна обгоревший, но не треснувший глиняный горшок. — Восстанавливали экспозицию всем миром. Долго, по крупицам собирали, выспрашивали, выпрашивали. Кто-то и сам приносил. Надо сказать, много чего сумели сыскать в Иглинском районе. Сберегли люди память.


В историко-культурном центре Балтики действительно неплохой подбор предметов быта и обихода, и не только белорусского: из четырех деревянных прялок — одна русская, другая латышская. На одной из двух кроватей расстелена украинская вышиванка.


— Дачница принесла, Александра Смеян. — Все равно, говорит, дома без дела лежит, а тут хоть пусть люди смотрят.


— Кровати-то настоящие, действующие? — интересуюсь у обладательницы раритетов.


— А как же! Летом, когда садик не работает, я младшую дочь с собой беру. Так она здесь на кровати и спит днем.


Ну и керамика, понятно. Плетеные корзины. Медный, зеленый от времени самовар. Цельнодолбленное корыто для хлева. Ручные мукомольные жернова. Расшитые костюмы, ручники, скатерти, накидки, пологи, покрывала… Приезжали-то уже со своими профессиями: ткачество, портняжничество, лозоплетение…


— Вот чего нет, так это ни одной фигурки аиста, хоть самой маленькой! Кого только ни просила, нигде не нашла. А ведь аист — один из символов белорусского народа…


Это Жанна Александровна, по сути, отвечает уже на один из вопросов моей короткой импровизированной анкеты: «Какие ассоциации вам в первую очередь приходят на ум при слове «Белоруссия»? И во вторую очередь, и в третью». Нескольким людям в Балтике такие вопросы задавал.


Дело в том, что недавно, впервые, впрочем, за многие годы, делегация из Балтики ездила в Могилевскую область с дружеским визитом. И еще свежи впечатления. Так вот аист в ассоциативном ряду с Белоруссией уверенно занимает первое место. («Полно их! Так непривычно! И на придорожных столбах сидят, и по обочинам ходят, и среди машин, и никто внимания не обращает. Как у нас на грачей. А примету сами знаете: «Аист поселился — счастье принес!»)


На втором месте — уверенность, спокойствие, какая-то особенная неторопливость людей. И открытость, гостеприимство, конечно. На третье поставили постоянную и поразительную чистоту и порядок. («Вроде, всю ночь чуть не до утра праздник шел, а утром встали — ни соринки на улицах!»)


И только Валентина Леонидовна (тоже на родине побывала; она вместе с Алексеем Михайловичем активная участница народного ансамбля белорусской песни «Сябры») под давлением мужа — «Говори, чего уж там скрывать!» — поставила на четвертое место… простоватое бытоустройство нынешних белорусов:


— Да, скромненько многие живут, а некоторые даже бедновато. Дом под железной крышей или забор из металлического профиля редко где встретишь.


Побывала и у нас белорусская делегация — представителей СМИ. Пели песни с вокальным ансамблем «Жаураночкi» (детский вариант взрослых «Сябров»), увидели в музее потертую гармошку и, несмотря на заверения, что она нерабочая, растянули меха. Оказалось, рабочая, да еще как! Взяли и грянули вместе с «балтийскими» друзьями-сябрами «Купалинку». Хоть с языком предков в Балтике и сложновато (детей учат в кружках исключительно на внешкольных мероприятиях и добровольных началах), а вот с песнями гораздо лучше. Живет еще белорусское песенное творчество!

Мы — общие

… На прощание Алексей Михайлович отвел меня в сторонку и строго сказал:


— Я еще это… Вот что: не согласен я насчет белорусов, как малого народа.


— А кто сказал «малого»? Я сказал? Был не прав. Извиняюсь. Правильнее выразиться «…основных народов, населяющих нашу общую Башкирию». Их же, народов, всего за сотню наберется!


— Вот! Это другое дело. «Основных — в общей республике». Все мы тут одни, общие!

Опубликовано: 06.12.18 (09:33) Иглинский район
Статьи рубрики Cоциум
Радий Хабиров признался, что и сам начинал трудовой путь с рабочей специальности.   Деревянных горок в этом году нет, но ребятня все равно довольна.  

Написать комментарий


AHOHC

Среди подписчиков газеты будет разыгран велосипед
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
  • Стороны обсудили вопросы укрепления взаимодействия, реализации совместных проектов, поддержки малого и среднего бизнеса в республике.
  • Наряду с конкурсантами из республики в них принимают участие студенты из Москвы, Липецка, Казани и Оренбурга, сообщает пресс-служба министерства образования РБ.
Соревнования будут проходить в Уфе, Стерлитамаке, Салавате, Октябрьском, Нефтекамске, Сиб

Вернуться